Разное

Что такое дисплазия шейки матки 3 степени: Дисплазия шейки матки: причины, симптомы и лечение — Мир здоровья

24.07.1975

Содержание

Лечение дисплазии шейки матки 1,2,3 степени в Приморском районе СПб

Дисплазия шейки матки – заболевание, при котором формируются неправильные антипичные клетки на поверхности стенки шейки матки во влагалищной её части. Стенка шейки матки этой области состоит из многослойного плоского эпителия. Он сотоит из нескольких слоёв:

ЛЕЧЕНИЕ ДИСПЛАЗИИ ШЕЙКИ МАТКИ ДОСТУПНО В ФИЛИАЛАХ:

Лечение дисплазии шейки матки в Приморском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Приморский район, ул. Репищева, 13

Лечение дисплазии шейки матки в Петроградском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Петроградский район, ул. Ленина, 5

Лечение дисплазии шейки матки во Всеволожске

Адрес: г. Всеволожск, Октябрьский пр-т, 96 А

  • А — базально-парабазального слоя
  • Б — промежуточного слоя
  • В — функционального (поверхностного) слоя

Клетки самого нижнего глубокого слоя эпителия в норме имеют округлую форму и одно  крупное ядро. Эти клетки обладают спосоностью активно делиться. Постепенно, созревая, они перемещаются в верхние слои эпителия, и превращаются в клетки поверхностного слоя, которые имеют  плоскую форму и очень маленькой ядро.

При возникновении дисплазии, нарушается строение клеток эптелия стенки шейки матки. Эпителиальные клетки становятся атипичными, изменяется их форма: они становятся крупными и бесформенными, с большим количеством ядер. Происходит исчезновение разделения эпителия на слои. Заболевание может затрагивать разные слои эптелия.

В зависимости от глубины проникновения нарушения выделяют:

  • Легкую дисплазию шейки матки (CIN I, дисплазия І, дисплазия 1 степени) — затрагиванет менее 1/3 эпителия
  • Умеренную дисплазию шейки матки (CIN II, дисплазия ІІ, дисплазия 2 степени) – изменения  клеткок в нижней и средней трети многослойного плоского эпителия шейки матки
  • Тяжелую дисплазию шейки матки или неинвазивный рак (CIN III, дисплазия ІІІ, дисплазия 3 степени) – поражены все слои, кроме самого глубокого, нервных окончаний, мышц и сосудов

Причины дисплазии шейки матки

Причин возникновения может быть несколько.

Это могут быть как внешние факторы (экзогенные), так и внутренние (эндогенные). Наиболее часто развитие дисплазии вызывают онкогенные вирусы папилломы человека ВПЧ-16 и ВПЧ-18 (у 95-98 % пациентов). Инфекция часто при этом усугубляется дополнительными негативными факторами, такими как:

  • нарушение имунной системы
  • злоупотреблением алкоголем и курением (как активным, так и пассивным)
  • гормональные нарушения (вызванные, в том числе, и длительным применением противозачаточных средств)
  • хронические воспаления половых органов
  • ранняя половая жизнь и роды
  • травматические повреждения шейки матки (частые роды, аборты)

Симптомы дисплазии шейки матки

Опасность заболевания заключается в том, что оно происходит без симптомно, без видимых изменений на шейки матки на начальных стадиях, и женщины обращаются к врачу уже на поздних этапах заболевания. Дисплазия может протекать вместе с микробными инфекциями, которые провоцируют воспалительный процесс, вызывающий жжение и зуд, выделения из половых путей необычного цвета и запаха. Болевые ощущения почти всегда отсутствуют.

Диагностика дисплазии шейки матки

Для ранней диагностики дисплазии шейки матки, необходим ежегодный осмотр врачом – гинекологом.

  • осмотр шейки матки с помощью гинекологических зеркал
  • цитологическое исследование мазков из шейки матки
  • гистологическое исследование

При наличии патологии или подозрении на заболевание назначаются:

  • кольпоскопия шейки матки
  • биопсия тканей повреждённого участка (выявление онкологии)
  • применеие иммунологических ПЦР – методов (для выявления инфекции). Выявление онкогенных типов вирусов позволяет выбрать адектватный метод лечения  дисплазии шейки матки

Лечение дисплазии шейки матки

Лечение дисплазии зависит от тяжести заболевания, возраста пациентки, размера пораженной области и сопутствующих заболеваний.

При  точечных поражениях лёгкой степени, при отсутствии вирусной инфекции и  если пациентке неболее 20 лет, принято проводить регулярные кольпоскопические обследования (не реже 2х раз в год) для выявления динамики.

При более тяжелых дисплазиях шейки матки (дисплазия 2 и 3 степени) назначается:

  • Иммуномоделирующая терапия
  • Хирургическое вмешательство:
    • Электроконизация  — воздействие и удаление поражённых участков электрическим током;
    • Криоконизация  — воздействие жидким азотом;
    • Лазерная конизация;
    • Иссечение;
    • Ампутация шейки матки (ножевая, ультразвуковая).

Перед каждым типом хирургичекого лечения проводится курс противовоспалительной терапии, что нередко приводит к уменьшению очага заболевания.

При всех этих вмешательствах у женщины сохраняется репродуктивная (возможность рожать) функция.

Стоит отметить, что лазерная и радиоволновая конизация в настоящее время используются значительно чаще, в виду своей безопасности и высокой эффективности.

Если же есть показания (тяжелая стадия III) и женщина не хочет иметь детей, то матку удаляют полностью.

Профилактика дисплазии

Рекомендуется:

  • приём  микроэлементов и витаминов, в том числе витаминов А, группы В, селена
  • отказ от курения
  • барьерная контрацепция
  • регулярное посещение гинеколога (1-2 раза в год), цитологические обследования

В нашем центре Вы можете пройти все виды обследования (например, на эктропион шейки матки) и получить максимально квалифицированную помощь на современном уровне.

Записаться можно по телефону или форму обратной связи внизу страницы.

Прием ведут врачи:

Выберите филиал“Династия” на Новочеркасском пр-те, Красногвардейский район“Династия” на Ленина, Петроградский район“Династия” на Репищева, Приморский район“Династия” во ВсеволожскеВыездная служба

Стоимость лечения дисплазии шейки матки:

Наименование услуг  Цена в рублях
Санкт-Петербург Всеволожск
Первичный прием акушера-гинеколога 1 ступени 1850 1500
Повторный прием акушера-гинеколога 1 ступени 1650 1300
Первичный прием акушера-гинеколога 2 ступени 2100
Повторный прием акушера-гинеколога 2 ступени 1900
МАНИПУЛЯЦИИ
Забор мазков (гинекологический) 300 250
УЗИ органов малого таза (одним датчиком) 1600 1300
УЗИ органов малого таза (двумя датчиками) 1900 1500
КТГ (кардиотокография плода) 1800
КТГ (многоплодная беременность) 2300
Видеокольпоскопия
1700
1700
Местная обработка наружных половых органов 700 700
Лечебная обработка влагалища 700 700
Интравагинальное введение свечей (без стоимости медикаментов), 1 процедура 500 500
Штрих-биопсия эндометрия (пайпель-диагностика) 1500 1200
Введение акушерского пессария 1500 1500
Удаление акушерского пессария 1000 1000
Медикаментозное прерывание беременности 8000
PRP-терапия 3500
Интимная контурная пластика 26000
Введение имплантируемого контрацепива «ИМПЛАНОН» (без стоимости контрацептива) 2500 2100
Удаление имплантируемого контрацепива «ИМПЛАНОН» 2500 2300
Введение внутриматочной спирали (ВМС) 2500 2500
Удаление внутриматочной спирали (ВМС) 1500 1500
Инструментальное удаление внутриматочной спирали (ВМС) 2500 2100
Установка внутриматочной спирали «Мирена» 4000 4000
Снятие внутриматочной спирали «Мирена» 3000 3000
Удаление инородного тела из влагалища 1800 1800
Хирургическая дефлорация 8000 8000
ЛАЗЕРНАЯ ХИРУРГИЯ
Биопсия шейки матки + гистология 5000 4000
Единичная киста шейки матки 1500 1500
Единичные папилломы и кондиломы стенок влагалища 3000 3000
Удаление единичных кондилом, папиллом вульвы, шейки матки (за 1 ед. ) 600 600
Распространенный кондиломатоз, папилломатоз от 6000 от 6000
Эктопия (эрозия) шейки матки (менее 2 см) 6000 4000
Эктопия (эрозия) шейки матки (более 2 см) 9000 9000
Эндометриоз шейки матки (единичный очаг) 1000 1000
РАДИОХИРУРГИЯ
Биопсия шейки матки радионожом 2500 2000
Фульгурация кист, эндометриоидных очагов с помощью радиохирургического ножа 3500 2200
Лечение лейкоплакии и крауроза вульвы с помощью радиохирургического ножа 5300 5100
Лечение патологии шейки матки с помощью радиохирургического ножа до 1 см 5000 3700
Лечение патологии шейки матки с помощью радиохирургического ножа до 2 см 6500 6000
Удаление полипов шейки матки с помощью радиохирургического ножа 4000 2250
Электрокоагуляция кондилом на коже в области промежности радионожом (за 1 ед. ) 800 800
Электрокоагуляция кондилом, папиллом вульвы радионожом 1400 1400
Электрокоагуляция кондилом, папиллом влагалища радионожом от 3200 от 3200

Указанные на сайте цены не являются публичной офертой. Уточняйте стоимость у администраторов.

ЗАПИСЬ НА ЛЕЧЕНИЕ ДИСПЛАЗИИ ШЕЙКИ МАТКИ

Ваша заявка отправлена

Менеджер свяжется с вами для уточнения деталей

Мы ценим ваше обращение в наш медицинский центр «Династия»

Дисплазия шейки матки 1,2,3 степени

Такая распространенная гинекологическая патология, как дисплазия шейки матки, представляет собой неблагоприятные изменения выстилающей этот орган слизистой на клеточном уровне. Недостаточная информированность женщины как о состоянии своего здоровья, так и о серьезности этого заболевания может привести к тому, что дисплазия со временем переродится в рак.

Данная разновидность патологических изменений слизистой чаще всего встречается у женщин в возрасте от 16 до 50 лет. Чем раньше диспазия шейки матки будет обнаружена и чем скорее приступить к ее лечению, тем ниже вероятность того, что произойдет озлокачествление клеток. Основополагающее значение здесь играет степень дисплазии шейки матки.

Почему это происходит?

Основное значение в развитии этого заболевания имеет присутствие в организме – в частности, в выстилающей шейку матки слизистой – ВПЧ, особенно его онкогенных типов. С момента проникновения вируса в ткань до развития дисплазии шейки матки обычно проходит не более полутора лет.

Кроме того, на появление у пациентки признаков этого заболевания способны оказать влияние такие факторы, как:

  • множественные искусственные прерывания беременности;
  • начало ведения половой жизни в сравнительно раннем возрасте;
  • всевозможные ЗППП;
  • скудный рацион, в котором не содержится всех необходимых для правильной работы организма витаминов, минералов и питательных веществ;
  • алкоголизм, курение;
  • много половых партнеров;
  • наличие эрозии шейки матки и других заболеваний этого органа, и т. д.

Дисплазия шейки матки: степени

По степени тяжести выделяют три степени дисплазии шейки матки:

  • первая, или слабая, при которой патологическим изменениям подвергается лишь верхняя треть составляющего слизистую эпителия;
  • вторая, на которой метаморфозы затрагивают уже верхнюю половину эпителиального слоя;
  • дисплазия матки 3 степени, или тяжелая – атипичные изменения затрагивают в глубину не менее 70% толщины эпителия. Они не распространяются на близлежащие ткани, а сосредоточены исключительно в толще слизистой.

Симптоматика патологии и ее выявление

Чаще всего появление у пациентки признаков заболевания происходит спустя время после начала патологических изменений в клеточном слое. Роль «спускового крючка» нередко отводится вторично присоединившейся инфекции. Более того, изменения могут быть не видны в том числе и врачу-гинекологу при осмотре пациентки на кресле. Именно поэтому «золотым стандартом» для определения признаков дисплазии шейки матки считается мазок с нее. Врач-гинеколог обязательно берет материал для исследования в случае наличия у пациентки следующих жалоб:

  • обильные выделения из влагалища, часто – неприятно пахнущие;
  • аднексит, который сопровождается выраженными болями;
  • не связанные с менструацией кровянистые выделения из влагалища, которые могут быть следствием проведения полового акта или гинекологического осмотра;
  • жжение и зуд во влагалище;
  • болезненность при проведении полового акта.

Для выявления дисплазии шейки матки, а также с целью подтверждения предварительно поставленного диагноза, применяются такие лабораторные и инструментальные исследования, как кольпоскопия, ПЦР-диагностика, биопсия, гистология и цитология взятого из шейки матки мазка.

Дисплазия шейки матки — лечение

Подбор оптимально подходящей методики лечения этой патологии осуществляет врач-гинеколог, руководствуясь рядом показателей. К ним относится возраст пациентки и ее половая активность, степень дисплазии шейки матки и размер участка, на котором она локализована, а также наличие у женщины уже рожденных и планируемых в будущем детей и присутствие в ее организме всевозможных инфекций.

Первые две степени заболевания успешно лечит гинеколог, тогда как для лечения 3 степени дисплазии шейки матки необходимо обратиться к гинекологу-онкологу. При этом сравнительно молодой возраст пациентки и ранняя степень заболевания нередко становятся основаниями для выбора так называемой выжидательной тактики. Нередко под наблюдением лечащего врача дисплазия исчезает сама собой – особенно часто это происходит у женщин младше 20 лет без ВПЧ в организме.

Если консервативное лечение дисплазии шейки матки неэффективно или по каким-либо причинам нецелесообразно, то назначают хирургическое. Это может быть лазерная конизация шейки матки, а также ее холодовая деструкция или электрическое лечение.

Вас интересует цена лечения дисплазии шейки матки в Рязани в нашей частной клинике? Позвоните нам и запишитесь на прием!


Чем опасна дисплазия шейки матки?

Дисплазия шейки матки – довольно распространенный диагноз, однако тот факт, что она зачастую протекает без явных симптомов, создает у пациенток ложное впечатление о том, что это заболевание безвредно. На самом деле, дисплазия может развиваться в рак шейки матки, от которого умирает 11,6% женщин, большинство из них в довольно молодом возрасте.

Что же такое дисплазия? Попросту говоря, это нетипичные клетки в эпителии, укрывающем шейку матки.  В 99% случаев развитие дисплазии шейки матки провоцируется вирусом папилломы человека (ВПЧ), опасность заражения которым чрезвычайно высока – 80% при половом контакте. Профилактика ВПЧ (прежде всего, особо канцерогенных штаммов HPV16 и HPV18) – важная мера в борьбе с дисплазией и раком шейки матки.

Дисплазия шейки матки в своем развитии проходит три стадии:

  • Первая степень диагностируется, когда изменения задевают не более 1/3 толщины эпителия
  • Вторая, умеренная степень более выражена, при ней поражена половина толщины эпителия
  • Тяжелая дисплазия наступает при поражении 2/3 эпителия шейки матки

Какие риски несет дисплазия шейки матки?

Если у вас диагноз «дисплазия шейки матки» не стоит паниковать, всего лишь у 1% женщин болезнь развивается с первой степени до второй и третьей, а 74% женщин со второй степенью выздоравливают в течение 5 лет. Однако у 12-32% пациенток с тяжелой дисплазией развивается рак шейки матки, потому ни в коем случае нельзя допускать бесконтрольного развития заболевания.

Определяется дисплазия и рак шейки матки при помощи ПАП-мазка – проверенного и надежного средства. Однако, для получения достоверных результатов, ПАП-мазок необходимо несколько раз пересдавать, чего часто не делают. Для профилактики дисплазии шейки матки и выявления её на самых ранних стадиях, женщинам старше 21 года необходимо проходить регулярное ежегодное обследование. Женщины после 30 лет, у которых было 3 отрицательных мазка могут обследоваться реже – раз в 2-3 года. Женщины старше 70 могут прекратить обследование, если за последние 10 лет все мазки были отрицательными.

Дисплазия – заболевание которое подлежит обязательному лечению, ведь борьба с раком шейки матки, в который она может развиться,  намного дольше и сложнее. И, как показывает статистика, успешна она далеко не всегда.

врачи и цены в Москве

Операция конизации шейки матки занимает около 20 минут и не требует дальнейшего пребывания в клинике.

В течение первых двух дней возможны незначительные боли внизу живота. Для их купирования можно использовать простые обезболивающие препараты из домашней аптечки.

Мажущие кровянистые выделения из половых путей могут продолжаться до 2-3 недель. Чтобы не спровоцировать кровотечение, вызванное ранним отторжением «корочки», покрывающей послеоперационную рану, рекомендуется на месяц исключить половые контакты, посещение бани и сауны, спринцевания, прием ванн, подъем тяжестей (более 3-х кг) и любые физические нагрузки.

Ограничения снимаются после осмотра гинеколога и контрольной кольпоскопии, которая планируется через месяц после проведения конизации шейки матки.

Необходимо обратиться к врачу, если после конизации наблюдаются:

  • обильные, со сгустками, кровянистые выделения из половых путей, не являющиеся менструацией;

  • длительные, более 3 недель, кровянистые выделения из половых путей;

  • гнойные выделения из половых путей;

  • сильные боли внизу живота;

  • повышение температуры тела.

Полное заживление шейки матки происходит в течение 3-4 месяцев. По окончании этого срока проводится расширенная кольпоскопия, контрольный цитологический анализ соскоба в поверхности шейки матки и цервикального канала.

Беременность после конизации шейки матки

Конизация шейки матки радиоволновым методом относится к щадящим хирургическим вмешательствам. Назначенное в послеоперационном периоде лечение способствует заживлению раны без образования рубца. Проведенная операция не влияет на репродуктивную функцию и в подавляющем большинстве случаев не вызывает проблем с зачатием, вынашиванием плода и родами. 

Дисплазия шейки матки: приговор или нет?

Женская репродуктивная система столь же удивительна и сильна своей возможностью создания новой жизни, сколь одновременно хрупка, как и сами представительницы прекрасного пола. Поэтому следить за своим здоровьем важно как для себя, так и во благо продолжения рода. Почему нельзя пренебрегать ежегодными посещениями гинеколога и чем может грозить дисплазия шейки матки, поделилась Елена Силаева, специалист клиники «Медицинский Советник» в Екатеринбурге, врач акушер-гинеколог высшей категории, кандидат медицинских наук.

Что такое дисплазия шейки матки, чем она опасна?

— Это заболевание, выражающееся наличием нетипичных клеток на шейке матки.

Основной риск и опасность болезни заключается в том, что в любой момент при снижении иммунитета она может за короткий срок от трех до шести месяцев трансформироваться в рак шейки матки, от которого, согласно статистическим данным, ежегодно умирает более 250 000 женщин.

Исходя из размера пораженной области ткани дисплазию шейки матки подразделяют на три степени тяжести:

I — стадия болезни, для которой свойственны небольшие изменения строения клеток эпителия.

II — поражается несколько слоев эпителия.

III — тяжелая форма дисплазии. Поражение затронуло клетки всей толщи эпителия.

И если на начальной стадии уровень успешного лечения заболевания очень высок, процент выздоравливающих после терапии пациентов большой, то лечение второй и третьей стадий дисплазии более дорогостоящее и трудоемкое. Эти формы чаще переходят в предраковое и раковое состояние.

Каковы причины дисплазии?

— Заболевание шейки матки вызывается вирусом папилломы человека.

В список возможных причин входят наследственность, чрезмерное употребление алкоголя, курение, беспорядочная половая жизнь, а также — начатая в раннем возрасте, до 18 лет.

Кроме того, возникновение болезни способны спровоцировать травмы шейки матки во время родов или абортов, а также несоблюдение простейших правил гигиены.

Симптомы и диагностика заболевания

— Начало развития дисплазии 10% женщин не замечает по причине отсутствия каких-либо симптомов. Зачастую параллельно с заболеванием возникает инфекция, для которой свойственны такие симптомы, как зуд, жжение, выделения из половых путей, не случавшиеся ранее, кровь после полового акта. Болезненность отмечается редко.

Бессимптомное протекание болезни затрудняет своевременную диагностику дисплазии. Поэтому, чтобы не упустить момент, когда болезнь еще поддается лечению, женщинам нужно обязательно раз в год проходить скрининг на онкоцитологию.

В случае обнаружении нетипичных клеток в анализах, врачом проводится дополнительное исследование — биопсия. Во время нее во влагалище вводится оптическая система —

кольпоскоп (процедура называется кольпоскопия) — и берется фрагмент измененной ткани.

Как происходит лечение?

— Методика терапевтических вмешательств зависит от степени тяжести патологии, размера измененного участка, возраста пациентки, наличия или отсутствия хронических заболеваний и особенностей организма, а также от возможности в будущем иметь детей. Главная цель — минимизировать риск перехода заболевания в стадию рака.

В первую очередь назначается обследование на вирусы, проводятся активная противовоспалительная и противовирусная терапия, антибактериальная терапия сопутствующих инфекций, достигается нормализация гормонального и иммунного статусов, а уже затем — хирургическое удаление пораженного болезнью участка шейки матки.

На первой стадии болезни в случае наличия хламидиоза, трихомониаза или гонореи, терапия направлена на избавление от них. Спустя три-шесть месяцев повторно проводится анализ.

Если изменения остались или произошло ухудшение, приступают к терапии путем криодиструкции (контролируемое быстрое замораживание измененных тканей с помощью жидкого азота и последующее медленное оттаивание замороженной зоны — примечание автора) или электроконизации (удаление участка, пораженного болезнью — примечание автора).

При диагностировании третьей степени заболевания и прочих показаниях проводится гинекологическая операция по удалению матки женщины.

Если же дисплазия переходит в рак, то таких пациентов направляют в онкологический диспансер, где принимаются решения по лечению. Иногда может понадобиться химиотерапия и хирургическое вмешательство.

Возможно ли уберечься от такой патологии?

— Даже защищенный презервативом половой акт не исключает возможности заражения вирусом папилломы человека.

Существуют вакцины для защиты от инфицирования. Вакцинация показана не только женщинам, но и мужчинам, как переносчикам данного заболевания. Но полной гарантии, что заражение не произойдет, прививки, к сожалению, не дают.

Что может сделать сама женщина в качестве мер профилактики болезни?

— Во-первых, отказаться от вредных привычек, курения, дождаться совершеннолетия для начала ведения половой жизни, заниматься сексом только с использованием презерватива и поддерживать моногамные отношения с постоянным партнером.

Не стоит пренебрегать обязательными осмотрами у гинеколога со сдачей анализов не менее раза в год в целях своевременно выявленных патологий. Ведь если не лечить дисплазию шейки матки, риск развития рака существует в 70-90% случаев.

Дисплазия шейки матки — диагностика и лечение, причины, симптомы

Рак шейки матки является следствием дисплазии. Дисплазия — это одна из патологий шейки матки, при которой происходят атипические изменения эпителия внутренней части шейки матки, что относится к предраковым процессам.

Дисплазия шейки матки на начальном этапе развития является обратимым заболеванием. При этом клинические симптомы могут отсутствовать длительное время. Поэтому, регулярные профилактические осмотры у гинеколога являются одной из важных мер профилактики онкологического риска.
Дисплазия шейки матки обычно развивается при наличии онкогенных типов вируса папилломы человека (ВПЧ-16 и ВПЧ-18). Они выявляются в 95-98% случаев у пациентов с дисплазией шейки матки.
По статистике, дисплазия шейки матки наиболее часто встречается у женщин в возрасте 25-35 лет и составляет 1,5 случая на 1000 женщин.
Обычно дисплазия шейки матки развивается вместе с другими заболеваниями. Это могут быть остроконечные кондиломы влагалища, вульвы, заднего прохода, хламидиоз, гонорея. Симптомы при этом могут быть следующие: дискомфорт в области наружных половых органов (жжение, зуд), выделения необычного цвета, консистенции или запаха.
Факторы, повышающие риск образования дисплазии шейки матки:
— слабый иммунитет
— частые аборты
— многочисленные роды, ранние роды
— гормональные нарушения
— хронические воспаления половых органов
— ранее начало половой жизни, частая смена партнёров
— генетическая предрасположенность
— механические повреждения, травмы слизистой шейки
— фоновые патологические процессы на шейке матки (эктопия, эрозия, эктропион)
— курение Дисплазия и рак шейки матки встречаются в два раза чаще у курящих женщин, и это одна из многих причин, по которой женщинам рекомендуется отказаться от этой вредной привычки.
Всем девушкам, начиная с 21 года, в целях профилактики необходимо регулярно 1 раз в 2-3 года сдавать мазок на цитологию.
В клинике «Геном-Волга» проблемы патологий шейки матки решаются комплексно — от диагностики (кольпоскопия) до лечения современными методами, включая хирургические (метод радиоволны).

Эс Класс Клиник Воронеж — лечение дисплазии шейки матки

Что такое дисплазия шейки матки?

Дисплазия представляет собой клеточную трансформацию эпителиального слоя матки. В процессе развития заболевания изменяется строение клеток шейки матки, вследствие чего в ней возникают аномальные образования. Выделяют 3 стадии дисплазии:

  • слабовыраженная — патологические процессы поражают до 1/3 площади нижней части эпителия;
  • умеренная — аномальные клетки занимают 2/3 толщины эпителия, незатронутым остаётся только глубокий слой;
  • тяжелая, неинвазивный рак — патологическим изменениям подвергается вся толща эпителия кроме мышц, нервов и кровеносных сосудов. Стадия считается предраковым состоянием и требует незамедлительного лечения.

Симптомы дисплазии

Это заболевание легко диагностировать при проведении планового осмотра гинеколога и УЗИ, а вот на симптомы сильно полагаться не стоит. Дисплазия шейки матки зачастую развивается незаметно, и всё же назовём несколько характерных признаков:

  • боль и дискомфорт во время интимной близости;
  • появление кровянистых выделений из влагалища после полового акта, использования тампона или гинекологического осмотра;
  • беспричинная тянущая боль в нижней части живота;
  • зуд и жжение во влагалище.

При диагностике заболевания на ранних стадиях дисплазия легко поддаётся лечению, не вызывая осложнений. Если же болезнь запустить, высока вероятность развития онкологии.

Вы уверены в своём здоровье?
Узнайте наверняка!

Осмотр у гинеколога необходим для предотвращения осложнений и своевременного лечения заболеваний половых органов.

Рекомендуем проходить профилактический осмотр гинеколога 1-2 раза в год!

Причины развития дисплазии

В 98% случаев дисплазия шейки матки напрямую зависит от заражения женщины вирусом папилломы человека (ВПЧ). Его легко выявить с помощью анализа мазка из влагалища. При этом могут наблюдаться и другие провоцирующие факторы:

  • сниженный иммунитет;
  • курение и злоупотребление алкоголем;
  • воспаления половых органов;
  • раннее начало половой жизни;
  • травмы шейки матки из-за абортов и частых родов;
  • длительный приём гормональных препаратов;
  • наследственная предрасположенность.

Полная диагностика
за 1 визит

Малоинвазивные
методы лечения

Госпитализация
не требуется

Европейское
оборудование

Помогаем в
сложных случаях

Все процедуры
в одном месте

Комплексная
диагностика

Многопрофильные
специалисты

За качественным лечением —
в Эс Класс Клиник Воронеж

В Эс Класс Клиник Воронеж вы найдёте только эффективное и современное оборудование, проверенные препараты и стерильные инструменты. Мы заботимся о здоровье и комфорте каждого пациента.

Диагностика за один визит

Лечение без боли и осложнений

Видимый результат

Доступная стоимость процедур

Что такое аномальные клетки шейки матки? | Рак шейки матки

Отклонение от нормы результатов скрининга шейки матки означает, что у вас есть изменения в клетках, покрывающих шейку матки (шейку матки). Эти изменения не являются раком. Клетки часто приходят в норму сами по себе. Но у некоторых женщин, если их не лечить, эти изменения могут в будущем перерасти в рак.

В результате проверки вы можете указать:

  • низкая степень (пограничные или легкие изменения клеток)
  • высокая степень (тяжелые или умеренные изменения клеток)

После ненормального результата скринингового теста

Если ваши результаты покажут, что у вас ВПЧ, будет проведено цитологическое исследование, чтобы рассмотреть клетки под микроскопом более подробно. Если результаты ненормальные, вас направят в клинику кольпоскопии для более тщательного осмотра шейки матки. Во время этого обследования ваш врач или медсестра-специалист (кольпоскопист) может взять образцы (биопсию) из любых аномальных участков.

Кольпоскопист может предложить вам лечение одновременно с кольпоскопией. Или вы можете вернуться на лечение, как только они получат результаты биопсии.

Если вы дали положительный результат на ВПЧ, но результаты цитологического исследования были нормальными, то через несколько лет вас снова пригласят сдать мазок.Если через несколько лет у вас все еще будет положительный результат на ВПЧ, вас могут направить на кольпоскопию.

Цервикальная интраэпителиальная неоплазия (CIN)

Результаты вашей биопсии могут показать цервикальную интраэпителиальную неоплазию (CIN). Это не рак. Есть изменения в клетках, покрывающих шейку матки снаружи (плоскоклеточные клетки).

Существует 3 степени CIN, и они связаны с тем, насколько глубоко аномальные клетки проникли в кожу, покрывающую шейку матки.

  • CIN 1 — до одной трети толщины слизистой оболочки шейки матки содержит аномальные клетки
  • CIN 2 — от одной трети до двух третей кожи, покрывающей шейку матки, содержит аномальные клетки
  • CIN 3 — аномальные клетки на всей толщине слизистой оболочки шейки матки

Как клеточная аномалия (легкая, умеренная или тяжелая), так и уровень CIN принимаются во внимание при принятии решения о том, какое лечение подойдет вам лучше всего.Лечение направлено на удаление или разрушение аномальных клеток шейки матки.

CIN 1 обычно не требует лечения, так как изменения клеток часто возвращаются в норму со временем.

Цервикальная железистая интраэпителиальная неоплазия (CGIN)

Результаты биопсии могут показать CGIN. Это означает, что есть изменения в железистых клетках, выстилающих внутреннюю часть шейки матки. Без лечения эти клетки могут развиться в тип рака шейки матки, называемый аденокарциномой.

CGIN встречается реже, чем CIN, но обрабатывается аналогичным образом.

Общие вопросы о развитии дисплазии бедра

1. Ортолани М. Врожденная дисплазия тазобедренного сустава в свете ранней и очень ранней диагностики. Клин Ортоп Релат Рес . 1976; (119): 6–10 ….

2. Dezateux C, Розендаль К. Дисплазия развития тазобедренного сустава. Ланцет . 2007. 369 (9572): 1541–1552.

3. Американская академия педиатрии. Руководство по клинической практике: раннее выявление дисплазии тазобедренного сустава.Комитет по улучшению качества, Подкомитет по дисплазии тазобедренного сустава. Педиатрия . 2000; 105 (4 пт 1): 896–905.

4. Новачек TF. Дисплазия развития тазобедренного сустава. Педиатрическая клиника North Am . 1996. 43 (4): 829–848.

5. Кейн Т.П., Харви-младший, Richrds RH, Бурби Н.Г., Кларк Н.М. Рентгенологический результат невинных детских щелчков бедра. Дж Педиатр Ортоп Б . 2003. 12 (4): 259–263.

6. Камат С., Брэмли Д., Ричардс РХ, Бурби Н.Г., Кларк Н.М. Является ли «щелчки в бедре» фактором риска дисплазии бедра? Скотт Мед Дж. . 2005. 50 (2): 56–58.

7. Облигационный CD, Хеннрикус В.Л., DellaMaggiore ED. Проспективная оценка «щелчков» мягких тканей бедра новорожденного с помощью ультразвука. Дж. Педиатр Ортоп . 1997. 17 (2): 199–201.

8. Пелед Э, Эйдельман М, Кацман А, Бялик В.Заболеваемость дисплазией тазобедренного сустава у новорожденных: десятилетний опыт. Клин Ортоп Релат Рес . 2008. 466 (4): 771–775.

9. Schwend RM, Шенекер П., Ричардс Б.С., Флинн Дж. М., Vitale M; Педиатрическое ортопедическое общество Северной Америки. Скрининг новорожденного на предмет дисплазии тазобедренного сустава: что теперь делать? Дж. Педиатр Ортоп . 2007. 27 (6): 607–610.

10. Stein-Zamir C, Воловик I, Ришпон С, Саби Р.Дисплазия развития тазобедренного сустава: маркеры риска, клинический скрининг и исходы. Педиатр Интерн. . 2008. 50 (3): 341–345.

11. Имри М., Скотт V, Стернс П., Бастром Т, Mubarak SJ. Достаточно ли ультразвукового скрининга на ГДГ у детей, рожденных с тазовым предлежанием? J Детский ортопед . 2010. 4 (1): 3–8.

12. Storer SK, Skaggs DL. Дисплазия развития тазобедренного сустава. Ам Фам Врач . 2006. 74 (8): 1310–1316.

13. Барлоу Т.Г. Ранняя диагностика и лечение врожденного вывиха бедра. Proc R Soc Med . 1963; 56: 804–806.

14. Ропош А, Лю LQ, Хефти Ф, Кларк Н.М., Клин JH. Стандартизированные диагностические критерии дисплазии тазобедренного сустава в раннем младенчестве. Клин Ортоп Релат Рес . 2011. 469 (12): 3451–3461.

15. Стоффелен Д., Урлус М, Molenaers G, Фабри Г.Ультразвук, рентгенограммы и клинические симптомы вывиха бедра в процессе развития: исследование 170 пациентов. Дж Педиатр Ортоп Б . 1995. 4 (2): 194–199.

16. Castelein RM, Корте Дж. Ограниченное отведение бедра у младенца. Дж. Педиатр Ортоп . 2001. 21 (5): 668–670.

17. Чоудри Кью, Гоял Р., Патон RW. Является ли ограничение отведения тазобедренного сустава полезным клиническим признаком при диагностике дисплазии тазобедренного сустава? Арка Дис Детский .2013; 98: 862–866.

18. Американский институт ультразвука в медицине. Практическое руководство AIUM по проведению ультразвукового исследования для выявления и оценки дисплазии тазобедренного сустава. J Ultrasound Med. 2013; 32 (7): 1307–1313. http://www.aium.org/resources/guidelines/hip.pdf. По состоянию на 16 апреля 2014 г.

19. Graf R. Диагностика врожденного вывиха тазобедренного сустава комбинированным ультразвуковым лечением. Хирургическая хирургия для лечения травм Arch Orthop .1980. 97 (2): 117–133.

20. Тамай Дж. УЗИ тазобедренного сустава: что нам делать дальше? Дж. Педиатр . 2012; 160 (2): 189–190.

21. Целевая группа превентивных служб США. Скрининг дисплазии тазобедренного сустава: рекомендации Педиатрия . 2006. 117 (3): 898–902.

22. Американская академия семейных врачей. Рекомендации по клинико-профилактическому обслуживанию: дисплазия (развития) тазобедренного сустава у грудных детей.https://www.aafp.org/patient-care/clinical-recommendations/all/dysplasia.html. По состоянию на 16 апреля 2014 г.

23. Mahan ST, Кац Дж. Н., Kim YJ. Экранировать или не экранировать? Анализ решения полезности скрининга дисплазии тазобедренного сустава. J Bone Joint Surg Am . 2009. 91 (7): 1705–1719.

24. Австрийское общество охраны здоровья детей и подростков. Консультация австрийских родителей по УЗИ тазобедренного сустава [на немецком языке]. http: //www.docs4you.в / Content.Node / Vorsorgemedizin / Baby / saeuglings-hueftultraschall.php. По состоянию на 14 января 2013 г.

25. Patel H; Канадская целевая группа по профилактике здравоохранения. Профилактическое здравоохранение, обновление 2001 г .: скрининг и лечение дисплазии тазобедренного сустава у новорожденных. CMAJ . 2001. 164 (12): 1669–1677.

26. Рекомендации Немецкого общества ортопедии и ортопедической хирургии и Профессиональной ассоциации врачей-ортопедов.Дисплазия тазобедренного сустава [на немецком языке]. http://www.dgooc.de/leitlinien/nicht-aktualisierte-leitlinien. По состоянию на 14 января 2013 г.

27. Правительство Южной Австралии. Руководство по перинатальной практике Южной Австралии. Неонатальный скрининг тазобедренного сустава и лечение дисплазии тазобедренного сустава. Март 2010 г. http://www.health.sa.gov.au/PPG/Default.aspx?tabid=252. По состоянию на 14 января 2013 г.

28. Национальный отборочный комитет Соединенного Королевства. Отчет подгруппы по детскому здоровью: дисплазия тазобедренного сустава. Сентябрь 2004 г.http://www.screening.nhs.uk/policydb_download.php?doc=34. По состоянию на 14 января 2013 г.

29. Sewell MD, Иствуд DM. Скрининг и лечение дисплазии тазобедренного сустава — что нам делать дальше? Инт Ортоп . 2011. 35 (9): 1359–1367.

30. Эльбурн Д., Dezateux C, Артур Р, и другие.; Совместная группа по исследованию тазобедренных суставов в Великобритании. Ультрасонография в диагностике и лечении дисплазии тазобедренного сустава (UK Hip Trail): клинические и экономические результаты многоцентрового рандомизированного контролируемого исследования. Ланцет . 2002; 360 (9350): 2009–2017.

31. Талер М, Бидерманн Р, Логово J, Крисмер М, Ландауэр Ф. Экономическая эффективность универсального ультразвукового обследования по сравнению с одним только клиническим обследованием при диагностике и лечении дисплазии тазобедренного сустава новорожденных в Австрии. J Bone Joint Surg Br . 2011. 93 (8): 1126–1130.

32. Короче D, Хонг Т, Осборн Д.А. Программы скрининга дисплазии тазобедренного сустава у новорожденных. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011; (9): CD004595.

33. Шипман С.А., Гельфанд М, Мойер В.А., Зевать БП. Скрининг на дисплазию тазобедренного сустава: систематический обзор литературы для Целевой группы профилактических служб США. Педиатрия . 2006; 117 (3): e557 – e576.

34. Rosendahl K, Dezateux C, Fosse KR, и другие. Немедленное лечение по сравнению с сонографическим наблюдением при легкой дисплазии тазобедренного сустава у новорожденных. Педиатрия . 2010; 125 (1): e9 – e16.

35. Кларк Н.М., Чтение IC, Корбин С, Тейлор СС, Бохманн Т. Двадцатилетний опыт проведения селективного вторичного ультразвукового обследования при врожденном вывихе бедра. Арка Дис Детский . 2012. 97 (5): 423–429.

36. Пиллай А, Джозеф Дж, Маколи А, Брэмли Д. Диагностическая точность методики статического графа ультразвуковой оценки тазобедренных суставов грудных детей на предмет дисплазии развития. Хирургическая хирургия для лечения травм Arch Orthop . 2011. 131 (1): 53–58.

37. Кларк Н.М., Харке HT, МакХью П., Ли М.С., Борнс П.Ф., MacEwen GD. УЗИ в режиме реального времени в диагностике врожденного вывиха и дисплазии бедра. J Bone Joint Surg Br . 1985. 67 (3): 406–412.

38. Американский колледж радиологии. Критерии соответствия ACR: развивающаяся дилсплазия бедра — ребенок. http://www.acr.org/~/media/ACR/Documents/AppCriteria/Diagnostic/DevelopmentalDysplasiaOfHipChild.pdf. По состоянию на 16 апреля 2014 г.

39. Cashman JP, Раунд J, Тейлор Г, Кларк Н.М. Естественное течение дисплазии тазобедренного сустава после раннего лечения с использованием шлейки Павлик. Перспективное продолжительное наблюдение. J Bone Joint Surg Br . 2002. 84 (3): 418–425.

Рак шейки матки: основы практики, история вопроса, патофизиология

  • Обновленное руководство по скринингу рака шейки матки, выпущенное ACOG. Согласно новым рекомендациям, мазки Папаниколау проводятся реже.Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/773282. 24 декабря 2015 г .; Доступ: 25 февраля 2016 г.

  • [Рекомендации] Американский колледж акушеров и гинекологов. Практический бюллетень № 157: Скрининг и профилактика рака шейки матки. Акушерский гинекол . 2016 января 127 (1): e1-e20. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Саслоу Д., Соломон Д., Лоусон Х.В. и др. Американское онкологическое общество, Американское общество кольпоскопии и патологии шейки матки и Американское общество клинической патологии руководящие принципы скрининга для профилактики и раннего выявления рака шейки матки. CA Cancer J Clin . 2012 май-июнь. 62 (3): 147-72. [Медлайн].

  • Мойер В.А., Целевая группа превентивных служб США. Скрининг на рак шейки матки: рекомендация Целевой группы по профилактическим услугам США. Энн Интерн Мед. . 19 июня 2012 г. 156 (12): 880-91, W312. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Иммуногенность и переносимость вакцины против широкоспектрального вируса папилломы человека (ВПЧ) у взрослых и молодых взрослых женщин (V503-004) — NCT03158220.ClinicalTrials.gov. 13 марта 2018 г .; Доступ: 11 октября 2018 г.

  • [Рекомендации] Национальная комплексная онкологическая сеть. Руководство NCCN по клинической практике в онкологии: рак шейки матки, версия 1, 2016. Доступно на http://www.nccn.org/professionals/physician_gls/PDF/cervical.pdf. Доступ: 21 января 2016 г.

  • [Рекомендации] Американское общество кольпоскопии и патологии шейки матки. Руководящие принципы консенсуса 2006 г. Доступно по адресу http://www.asccp.org/ConsensusGuidelines/tabid/7436/Default.aspx. Доступ: 18 августа 2011 г.

  • Национальный институт рака. Оральные контрацептивы и риск рака. Доступно по адресу http://www.cancer.gov/cancertopics/factsheet/Risk/oralcontraceptives. Доступ: 16 апреля 2012 г.

  • Magnusson PK, Sparen P, Gyllensten UB. Генетическая связь с опухолями шейки матки. Природа . 1999 г. 1. 400 (6739): 29-30. [Медлайн].

  • Галлоуэй DA. Вакцины против папилломы в клинических испытаниях. Ланцет Infect Dis . 2003 августа 3 (8): 469-75. [Медлайн].

  • Гадери М., Никитина Л., Пикок С.С. и др. Фактор некроза опухоли a-11 и гаплотип DR15-DQ6 (B * 0602) увеличивают риск цервикальной интраэпителиальной неоплазии у серопозитивных женщин по вирусу папилломы человека 16 в Северной Швеции. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2000 октября, 9 (10): 1067-70. [Медлайн].

  • Станчук Г.А., Сибанда Э.Н., Цвана С.А., Бергстром С. Полиморфизм в позиции -308-промоторе гена фактора некроза опухоли-альфа (TNF-альфа) и рака шейки матки. Int J Гинекольный рак . 2003 март-апрель. 13 (2): 148-53. [Медлайн].

  • Гован В.А., Константа Д., Хоффман М., Уильямсон А.Л. Аллельное распределение полиморфизма гена фактора некроза опухоли -308 у южноафриканских женщин с раком шейки матки и контрольных женщин. Рак BMC . 2006 26 января. 6:24. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Abrahamsson J, Carlsson B, Mellander L. Фактор альфа некроза опухоли при злокачественных новообразованиях. Am J Pediatr Hematol Oncol .1993 15 ноября (4): 364-9. [Медлайн].

  • Ян YC, Chang CL, Chen ML. Влияние полиморфизма p53 на предрасположенность к раку шейки матки. Гинекол Обстет Инвест . 2001. 51 (3): 197-201. [Медлайн].

  • Стори А., Томас М., Калита А. и др. Роль полиморфизма p53 в развитии рака, ассоциированного с вирусом папилломы человека. Природа . 1998 21 мая. 393 (6682): 229-34. [Медлайн].

  • Andersson S, Rylander E, Strand A, Sallstrom J, Wilander E.Значение полиморфизма кодона 72 р53 для развития аденокарцином шейки матки. Br J Рак . 2001, 19 октября. 85 (8): 1153-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Kim JW, Lee CG, Park YG, et al. Комбинированный анализ зародышевых полиморфизмов p53, GSTM1, GSTT1, CYP1A1 и CYP2E1: связь с частотой возникновения рака шейки матки. Рак . 2000 May 1. 88 (9): 2082-91. [Медлайн].

  • Ли С.А., Ким Дж. У., Ро Дж. У. и др.Генетический полиморфизм GSTM1, p21, p53 и инфекция ВПЧ с раком шейки матки у корейских женщин. Гинеколь Онкол . 2004 апр. 93 (1): 14-8. [Медлайн].

  • Wank R, Meulen JT, Luande J, Eberhardt HC, Pawlita M. Цервикальная интраэпителиальная неоплазия, карцинома шейки матки и риск для пациентов с аллелями HLA-DQB1 * 0602, * 301, * 0303. Ланцет . 1993 8 мая. 341 (8854): 1215. [Медлайн].

  • Engelmark M, Beskow A, Magnusson J, Erlich H, Gyllensten U.Анализ влияния локусов HLA класса I и класса II на развитие рака шейки матки. Хум Мол Генет . 2004 г., 1. 13 (17): 1951-8. [Медлайн].

  • Састре-Гарау X, Картье I, Журдан-да Сильва Н., Де Крему П, Лепаж V, Шаррон Д. Регресс низкоуровневой интраэпителиальной неоплазии шейки матки у пациентов с генотипом HLA-DRB1 * 13. Акушерский гинекол . 2004 Октябрь 104 (4): 751-5. [Медлайн].

  • Махмуд С.М., Робинсон К., Ричардсон Х. и др.Полиморфизм HLA и инфекция вируса папилломы человека шейки матки в когорте студентов Монреальского университета. J Заразить Dis . 2007 г. 1. 196 (1): 82-90. [Медлайн].

  • Чаттерджи К., Дандара С., Хоффман М., Уильямсон А.Л. Полиморфизм CCR2-V64I связан с повышенным риском рака шейки матки, но не с инфекцией ВПЧ или предраковыми поражениями у африканских женщин. Рак BMC . 10 июня 2010 г., 10: 278. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Коэльо А., Матос А., Катарино Р. и др.Влияние генотипов хемокиновых рецепторов CCR2 на путь цервикального канцерогенеза. Гинекол Обстет Инвест . 2007. 64 (4): 208-12. [Медлайн].

  • Lai HC, Sytwu HK, Sun CA, et al. Однонуклеотидный полиморфизм промотора Fas связан с канцерогенезом шейки матки. Инт Дж. Рак . 2003 10 января. 103 (2): 221-5. [Медлайн].

  • Sun T, Gao Y, Tan W и др. Полиморфизм вставки-делеции из шести нуклеотидов в промоторе CASP8 связан с восприимчивостью к множественным видам рака. Нат Генет . 2007 май. 39 (5): 605-13. [Медлайн].

  • Sova P, Feng Q, Geiss G, et al. Открытие новых биомаркеров метилирования при карциноме шейки матки с помощью глобального деметилирования и анализа микрочипов. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2006 15 января (1): 114-23. [Медлайн].

  • Feng Q, Balasubramanian A, Hawes SE, et al. Обнаружение гиперметилированных генов у женщин с неоплазией шейки матки и без нее. Национальный институт рака .2005 16 февраля. 97 (4): 273-82. [Медлайн].

  • de Sanjose S, Quint WG, Alemany L, et al. Атрибуция генотипа вируса папилломы человека при инвазивном раке шейки матки: ретроспективное перекрестное всемирное исследование. Ланцет Онкол . 2010 ноябрь 11 (11): 1048-56. [Медлайн].

  • Bouvard V, Baan R, Straif K и др. Обзор канцерогенов человека — Часть B: биологические агенты. Ланцет Онкол . 2009 Апрель 10 (4): 321-2. [Медлайн].

  • ВИЧ-инфекция и риск рака.Национальный институт рака. Доступно по адресу http://www.cancer.gov/cancertopics/factsheet/Risk/hiv-infection. Доступ: 28 февраля 2012 г.

  • [Рекомендации] Американский колледж акушеров и гинекологов. Бюллетень практики ACOG. Руководство по клиническому ведению акушеров-гинекологов. № 61, апрель 2005 г. Вирус папилломы человека. Акушерский гинекол . 2005 апр. 105 (4): 905-18. [Медлайн].

  • Арендс MJ, Wyllie AH, Bird CC. Папилломавирусы и рак человека. Хум Патол . 1990, 21 июля (7): 686-98. [Медлайн].

  • Schiffman MH, Bauer HM, Hoover RN, et al. Эпидемиологические данные, свидетельствующие о том, что инфекция, вызванная вирусом папилломы человека, вызывает большинство интраэпителиальных неоплазий шейки матки. Национальный институт рака . 16 июня 1993 г. 85 (12): 958-64. [Медлайн].

  • Liebrich C, Brummer O, Von Wasielewski R, et al. Первичный рак шейки матки, действительно отрицательный для вируса папилломы человека высокого риска, является редким, но отчетливым заболеванием, которое может поражать девственниц и молодых подростков. Eur J Gynaecol Oncol . 2009. 30 (1): 45-8. [Медлайн].

  • Hoover RN, Hyer M, Pfeiffer RM и др. Неблагоприятные последствия для здоровья женщин, подвергшихся внутриутробному воздействию диэтилстильбестрола. N Engl J Med . 2011 Октябрь 6. 365 (14): 1304-14. [Медлайн].

  • Джемал А., Брей Ф, Центр ММ, Ферли Дж, Уорд Э, Форман Д. Глобальная статистика рака. CA Cancer J Clin . 2011 март-апрель. 61 (2): 69-90. [Медлайн].

  • Американское онкологическое общество.Факты и цифры о раке, 2012 г. Доступно по адресу http://www.cancer.org/Research/CancerFactsFigures/CancerFactsFigures/cancer-facts-figures-2012. Доступ: 28 февраля 2012 г.

  • Соломон Д., Брин Н., МакНил Т. Показатели скрининга рака шейки матки в Соединенных Штатах и ​​потенциальное влияние внедрения рекомендаций по скринингу. CA Cancer J Clin . 2007 март-апрель. 57 (2): 105-11. [Медлайн].

  • Всемирная организация здравоохранения. Информационный центр ВОЗ / ICO по вирусу папилломы человека (ВПЧ) и раку шейки матки.Доступно на http://www.who.int/hpvcentre/statistics/en. Доступ: 28 февраля 2012 г.

  • Forouzanfar MH, Foreman KJ, Delossantos AM и др. Рак груди и шейки матки в 187 странах в период с 1980 по 2010 год: систематический анализ. Ланцет . 2011, 22 октября. 378 (9801): 1461-84. [Медлайн].

  • Henley SJ, King JB, German RR, Richardson LC, Plescia M. Наблюдение за выявленными при скрининге раками (толстой и прямой кишки, молочной железы и шейки матки) — США, 2004–2006 гг. MMWR Surveill Summ . 2010 26 ноября. 59 (9): 1-25. [Медлайн].

  • Винь-Хунг В., Бургейн С., Властос Г. и др. Прогностическая ценность гистопатологии и тенденций рака шейки матки: популяционное исследование SEER. Рак BMC . 2007 23 августа, 7: 164. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Винокурова С., Венценсен Н., Краус И. и др. Типозависимая частота интеграции геномов вируса папилломы человека в шейные поражения. Cancer Res .2008 г. 1. 68 (1): 307-13. [Медлайн].

  • Porras C, Rodriguez AC, Hildesheim A, et al. Типы вируса папилломы человека по возрасту в предшественниках рака шейки матки: преобладание вируса папилломы человека 16 у молодых женщин. Биомаркеры эпидемиологии рака Предыдущая . 2009 18 марта (3): 863-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Эпидемиология эпиднадзора и конечные результаты. Информационные бюллетени SEER Stat: Cervix Uteri. Национальный институт рака. Доступно по адресу http: // seer.Cance.gov/statfacts/html/cervix.html. Доступ: 16 апреля 2012 г.

  • Эверетт Т., Брайант А., Гриффин М.Ф., Мартин-Хирш П.П., Форбс Калифорния, Джепсон Р.Г. Вмешательства, направленные на женщин, чтобы побудить их пройти обследование шейки матки. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011 г. 11 мая. CD002834. [Медлайн].

  • Pecorelli S, Zigliani L, Odicino F. Пересмотренная стадия FIGO для карциномы шейки матки. Int J Gynaecol Obstet . 2009 Май. 105 (2): 107-8.[Медлайн].

  • [Рекомендации] Казим А., Хамфри Л.Л., Харрис Р., Старки М., Денберг Т.Д. Скрининговое обследование органов малого таза у взрослых женщин: руководство по клинической практике Американского колледжа врачей. Энн Интерн Мед. . 2014 г. 1. 161 (1): 67-72. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bankhead C. ACP: нет необходимости в обычных гинекологических осмотрах. MedPage Сегодня . 30 июня 2014 г. [Полный текст].

  • Bloomfield HE, Olson A, Greer N, et al.Скрининговые обследования органов малого таза у бессимптомных взрослых женщин среднего риска: отчет о научных данных для руководства по клинической практике Американского колледжа врачей. Энн Интерн Мед. . 2014 г. 1. 161 (1): 46-53. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Sawaya GF, Kulasingam S, Denberg TD, Qaseem A, Комитет по клиническим рекомендациям Американского колледжа врачей. Скрининг рака шейки матки у женщин среднего риска: рекомендации по передовой практике Комитета по клиническим рекомендациям Американского колледжа врачей. Энн Интерн Мед. . 2015 16 июня. 162 (12): 851-9. [Медлайн].

  • Целевая группа профилактических услуг США. Рак шейки матки: скрининг. Проект рекомендации рабочей группы США по профилактическим службам. Доступно по адресу https://www.uspreventiveservicestaskforce.org/Page/Document/draft-recommendation-statement/cervical-cancer-screening2. Сентябрь 2017 г .; Доступ: 25 января 2018 г.

  • Barclay L. Обновлены рекомендации по скринингу шейки матки. Медицинские новости Medscape от WebMD.21 марта 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/781190. Доступ: 5 апреля 2013 г.

  • Massad LS, Einstein MH, Huh WK, et al. 2012 г. обновлено согласованное руководство по ведению скрининговых тестов на аномальный рак шейки матки и его предшественников. J Диск нижних отделов мочеполовых путей . 2013 г., 17 апреля (5 приложение 1): S1-S27. [Медлайн].

  • Castle PE, Kinney WK, Xue X, Cheung LC, Gage JC, Zhao FH и др. Влияние нескольких негативных раундов совместного тестирования вируса папилломы человека и цитологии на безопасность против рака шейки матки: обсервационное когортное исследование. Энн Интерн Мед. . 2018 2 января. 168 (1): 20-29. [Медлайн].

  • Siebers AG, Klinkhamer PJ, Vedder JE, Arbyn M, Bulten J. Причины и актуальность неудовлетворительных и удовлетворительных, но ограниченных мазков на жидкой основе по сравнению с традиционной цитологией шейки матки. Arch Pathol Lab Med . 2012, январь, 136 (1): 76-83. [Медлайн].

  • Chen YB, Hu CM, Chen GL, Hu D, Liao J. Стадия рака шейки матки: диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография всего тела. Визуализация брюшной полости . 2011 Октябрь, 36 (5): 619-26. [Медлайн].

  • Соломон Д., Дэйви Д., Курман Р. и др. Система Bethesda 2001: терминология для представления результатов цитологии шейки матки. ЯМА . 2002, 24 апреля. 287 (16): 2114-9. [Медлайн].

  • Ван Дж., Андраэ Б., Сундстрём К., Стрем П., Плонер А., Эльфстрём К.М. и др. Риск инвазивного рака шейки матки после атипичных железистых клеток при скрининге шейки матки: общенациональное когортное исследование. BMJ .2016 11 февраля. 352: i276. [Медлайн].

  • Американский объединенный комитет по раку. Шейка матки. Грин Флорида, Пейдж Д.Л., Флеминг И.Д. и др., Ред. Руководство по стадированию рака AJCC . 6-е изд. Нью-Йорк: Спрингер; 2002. 259-65.

  • Rahangdale L, Lippmann QK, Garcia K, Budwit D, Smith JS, van Le L. Местный 5-фторурацил для лечения цервикальной интраэпителиальной неоплазии 2: рандомизированное контролируемое исследование. Am J Obstet Gynecol . 2014 апр.210 (4): 314.e1-8. [Медлайн].

  • Brown T. 5-фторурацил — эффективное лечение CIN 2 в небольшом исследовании. Медицинские новости Medscape от WebMD. 9 января 2014 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/818985. Доступ: 19 января 2014 г.

  • Speiser D, Mangler M, Kohler C и др. Исход фертильности после радикальной вагинальной трахелэктомии: проспективное исследование с участием 212 пациентов. Int J Гинекольный рак . 2011 21 декабря (9): 1635-9. [Медлайн].

  • Lakhman Y, Akin O, Park KJ, et al. Рак шейки матки стадии IB1: роль предоперационной МРТ в отборе пациентов для радикальной трахелэктомии с сохранением фертильности. Радиология . 2013 Октябрь 269 (1): 149-58. [Медлайн].

  • Бейнер М.Э., Хауспи Дж., Розен Б. и др. Радикальная вагинальная трахелэктомия в сравнении с радикальной гистерэктомией при малой ранней стадии рака шейки матки: подходящее исследование случай-контроль. Гинеколь Онкол . 2008 августа 110 (2): 168-71.[Медлайн].

  • Член парламента Лоу, Чемберлен Д.Х., Камелле С.А., Джонсон ПР, Тиллманнс ТД. Многопрофильный опыт работы с роботизированной радикальной гистерэктомией на ранней стадии рака шейки матки. Гинеколь Онкол . 2009 Май. 113 (2): 191-4. [Медлайн].

  • Nezhat FR, Datta MS, Liu C, Chuang L, Zakashansky K. Роботизированная радикальная гистерэктомия в сравнении с тотальной лапароскопической радикальной гистерэктомией с тазовой лимфаденэктомией для лечения раннего рака шейки матки. ЖСЛС . 2008 июль-сен. 12 (3): 227-37. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Cantrell LA, Mendivil A, Gehrig PA, Boggess JF. Результаты выживаемости для женщин, перенесших роботизированную радикальную гистерэктомию III типа по поводу рака шейки матки: 3-летний опыт. Гинеколь Онкол . 2010 май. 117 (2): 260-5. [Медлайн].

  • Шах М., Левин С.Н., Дойч И. и др. Лечебная роль лимфаденэктомии при раке шейки матки. Рак . 2011 15 января.117 (2): 310-7. [Медлайн].

  • Седлис А, Банди Б.Н., Ротман М.З., Ленц СС, Мудершпах Л.И., Заино RJ. Рандомизированное исследование лучевой терапии органов малого таза в сравнении с отсутствием дальнейшей терапии у отдельных пациентов с карциномой шейки матки стадии IB после радикальной гистерэктомии и тазовой лимфаденэктомии: групповое исследование гинекологической онкологии. Гинеколь Онкол . 1999 Май. 73 (2): 177-83. [Медлайн].

  • Петерс, Вашингтон, 3-й, Лю П.Й., Барретт Р.Дж., 2-й и др. Сопутствующая химиотерапия и лучевая терапия тазовых органов по сравнению с лучевой терапией только тазовых органов в качестве адъювантной терапии после радикального хирургического вмешательства при раке шейки матки на ранней стадии высокого риска. Дж Клин Онкол . 2000 апреля 18 (8): 1606-13. [Медлайн].

  • Моррис М., Эйфель П.Дж., Лу Дж. И др. Облучение таза с одновременной химиотерапией в сравнении с облучением таза и парааортального отдела при раке шейки матки с высоким риском. N Engl J Med . 1999, 15 апреля. 340 (15): 1137-43. [Медлайн].

  • Rose PG, Банди Б.Н., Уоткинс Е.Б. и др. Одновременная лучевая терапия на основе цисплатина и химиотерапия при местнораспространенном раке шейки матки. N Engl J Med .1999, 15 апреля. 340 (15): 1144-53. [Медлайн].

  • Ключи HM, Банди Б.Н., Стехман Ф.Б. и др. Цисплатин, лучевая терапия и адъювантная гистерэктомия в сравнении с лучевой и адъювантной гистерэктомией при объемной карциноме шейки матки IB стадии. N Engl J Med . 1999, 15 апреля. 340 (15): 1154-61. [Медлайн].

  • Практический бюллетень ACOG. Диагностика и лечение рака шейки матки. Номер 35, май 2002 г. Американский колледж акушеров и гинекологов. Int J Gynaecol Obstet . 2002 июл.78 (1): 79-91. [Медлайн].

  • Long HJ 3rd, Bundy BN, Grendys EC Jr, et al. Рандомизированное исследование III фазы цисплатина с топотеканом или без него при раке шейки матки: групповое исследование гинекологической онкологии. Дж Клин Онкол . 2005 20 июля. 23 (21): 4626-33. [Медлайн].

  • Монк Б.Дж., Силл М.В., МакМикин Д.С. и др. Испытание фазы III четырех комбинаций дублетов, содержащих цисплатин, при стадии IVB, рецидивирующей или персистирующей карциноме шейки матки: исследование группы гинекологической онкологии. Дж Клин Онкол . 2009 г., 1. 27 (28): 4649-55. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Берек Дж.С., Хоу С, Лагассе Л.Д., Хакер Н.Ф. Экзентерация таза при рецидивирующей гинекологической злокачественной опухоли: анализ выживаемости и заболеваемости за 45-летний опыт работы в UCLA. Гинеколь Онкол . 2005 Октябрь 99 (1): 153-9. [Медлайн].

  • Голдберг Г.Л., Сукумванич П., Эйнштейн М.Х., Смит Х.О., Андерсон П.С., Филдс А.Л. Тотальное расширение таза: опыт Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна / Медицинского центра Монтефиоре (1987–2003 гг.). Гинеколь Онкол . 2006 май. 101 (2): 261-8. [Медлайн].

  • Мур DH. Химиотерапия при запущенном, рецидивирующем и метастатическом раке шейки матки. J Natl Compr Canc Netw . 2008 6 января (1): 53-7. [Медлайн].

  • Мур Д.Х., Благословение Дж. А., МакКуэллон Р.П. и др. Исследование фазы III цисплатина с паклитакселом или без него на стадии IVB, рецидивирующей или стойкой плоскоклеточной карциноме шейки матки: групповое исследование гинекологической онкологии. Дж Клин Онкол .2004, 1 августа. 22 (15): 3113-9. [Медлайн].

  • Мур К.Н., Херцог Т.Дж., Левин С. и др. Сравнение цисплатина / паклитаксела и карбоплатина / паклитаксела при стадии IVB, рецидивирующем или персистирующем раке шейки матки. Гинеколь Онкол . 2007 май. 105 (2): 299-303. [Медлайн].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. FDA одобрило применение Авастина для лечения пациентов с агрессивным и поздним раком шейки матки [пресс-релиз]. Доступно по адресу http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm410121.htm. Доступ: 15 августа 2014 г.

  • Lowes R. FDA разрешает применение бевацизумаба (Авастина) для лечения рака шейки матки на поздней стадии. Медицинские новости Medscape от WebMD. 14 августа 2014 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/829985. Доступ: 20 августа 2014 г.

  • Tewari KS, Sill MW, Long HJ 3rd, et al. Повышение выживаемости с применением бевацизумаба при распространенном раке шейки матки. N Engl J Med . 2014 20 февраля. 370 (8): 734-43. [Медлайн].

  • Малкахи Н.Бевацизумаб меняет практику лечения запущенного рака шейки матки. Медицинские новости Medscape от WebMD. 19 февраля 2014 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/820815. Доступ: 25 февраля 2014 г.

  • Chustecka Z. Бевацизумаб продлевает выживаемость при запущенном раке шейки матки. Медицинские новости Medscape от WebMD. 2 июня 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/805172. Дата обращения: 24 июня 2013 г.

  • Tewari KS, Sill M, Long HJ, et al.Включение бевацизумаба в лечение рецидивирующего и метастатического рака шейки матки: рандомизированное исследование фазы III группы гинекологической онкологии. Университет Аско. Доступно на http://meetinglibrary.asco.org/content/116712-132. Дата обращения: 24 июня 2013 г.

  • Кейтруда (пембролизумаб) [вкладыш в упаковке]. Станция Уайтхаус, Нью-Джерси: Merck and Co, Inc., 2018 июнь. Доступно в [Полный текст].

  • Кейтруда (пембролизумаб) [вкладыш в упаковке]. Станция Уайтхаус, Нью-Джерси: Merck & Co, Inc.Июнь 2020 г. Доступно в [Полный текст].

  • Winer RL, Lee SK, Hughes JP, Adam DE, Kiviat NB, Koutsky LA. Генитальная инфекция, вызванная вирусом папилломы человека: заболеваемость и факторы риска в когорте студенток университетов. Am J Epidemiol . 2003 г. 1. 157 (3): 218-26. [Медлайн].

  • Репп К.К., Нильсон С.М., Фу Р. и др. Распространенность мужского вируса папилломы человека и связь с использованием презервативов в Бразилии, Мексике и США. J Заразить Dis .2012 Апрель 205 (8): 1287-93. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Roberts JN, Buck CB, Thompson CD, et al. Генитальная передача ВПЧ на мышиной модели усиливается ноноксинолом-9 и ингибируется каррагинаном. Нат Мед . 2007 июл.13 (7): 857-61. [Медлайн].

  • Munoz N, Kjaer SK, Sigurdsson K, et al. Влияние вакцины против вируса папилломы человека (ВПЧ) -6/11/16/18 на все генитальные заболевания, связанные с ВПЧ, у молодых женщин. Национальный институт рака .2010 3 марта. 102 (5): 325-39. [Медлайн].

  • Lehtinen M, Paavonen J, Wheeler CM, et al. Общая эффективность вакцины с адъювантом HPV-16/18 AS04 против цервикальной интраэпителиальной неоплазии 3 степени или выше: 4-летний анализ результатов рандомизированного двойного слепого исследования PATRICIA в конце исследования. Ланцет Онкол . 2012 13 января (1): 89-99. [Медлайн].

  • Wheeler CM, Castellsague X, Garland SM, et al. Эффективность перекрестной защиты вакцины с адъювантом HPV-16/18 AS04 против цервикальной инфекции и предрака, вызванного невакцинными онкогенными типами ВПЧ: 4-летний анализ результатов рандомизированного двойного слепого исследования PATRICIA в конце исследования. Ланцет Онкол . 2012 13 января (1): 100-10. [Медлайн].

  • FDA одобряет Гардасил 9 для профилактики некоторых видов рака, вызванных пятью дополнительными типами ВПЧ. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Доступно на http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm426485.htm. Декабрь. 10, 2014; Доступ: 25 февраля 2016 г.

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. FDA одобряет расширенное использование Гардасила 9 для лиц в возрасте от 27 до 45 лет. Пресс-релиз FDA . 5 октября 2018 г. Доступно по адресу https://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm622715.htm.

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний. Рекомендации ACIP. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/vaccines/pubs/ACIP-list.htm#hpv. Доступ: 17 апреля 2012 г.

  • График повторной иммунизации для лиц в возрасте от 4 месяцев до 18 лет, которые начали поздно или опаздывали более чем на 1 месяц. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC).Доступно по адресу https://www.cdc.gov/vaccines/schedules/hcp/imz/catchup.html. 2018 фев 06;

  • Брукс М. Одной прививки от ВПЧ может быть достаточно для защиты от рака шейки матки. Медицинские новости Medscape от WebMD. 4 ноября 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/813780. Дата обращения: 13 ноября 2013 г.

  • Safaeian M, Porras C, Pan Y и др. Устойчивые ответы антител после введения одной дозы вакцины с бивалентными частицами вируса папилломы человека L1 в рамках испытания вакцины в Коста-Рике. Cancer Prev Res (Phila) . 2013 Ноябрь 6 (11): 1242-50. [Медлайн].

  • Ротели-Мартинс С.М., Науд П., Де Борба П. и др. Устойчивая иммуногенность и эффективность вакцины с адъювантом HPV-16/18 AS04: до 8,4 года наблюдения. Hum Vaccin Immunother . 2012 марта 8 (3): 390-7. [Медлайн].

  • Slade BA, Leidel L, Vellozzi C и др. Постлицензионный надзор за безопасностью четырехвалентной рекомбинантной вакцины против вируса папилломы человека. ЯМА . 2009 19 августа. 302 (7): 750-7. [Медлайн].

  • Huh WK, Ault KA, Chelmow D, Davey DD, Goulart RA, Garcia FA и др. Использование первичного тестирования на вирус папилломы человека высокого риска для скрининга рака шейки матки: временное клиническое руководство. J Диск нижних отделов мочеполовых путей . 2015 Апрель 19 (2): 91-6. [Медлайн].

  • Целевая группа превентивных служб США. Рекомендации рабочей группы США по профилактике рака шейки матки. ЯМА . 2018. 320 (7): 674-686.

  • [Рекомендации] Американский колледж акушеров и гинекологов. Практический бюллетень № 140: управление результатами скрининговых тестов на аномальный рак шейки матки и предшественниками рака шейки матки. Акушерский гинекол . 2013 декабрь 122 (6): 1338-67. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Петроски Е., Боккини Дж. А. младший, Харири С., Чессон Х., Кертис С. Р., Сарайя М. и др. Использование 9-валентной вакцины против вируса папилломы человека (ВПЧ): обновленные рекомендации консультативного комитета по практике иммунизации по вакцинации против ВПЧ. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2015 27 марта. 64 (11): 300-4. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Koh WJ, Abu-Rustum NR, Bean S, et al. Рак шейки матки, Версия 3.2019, Руководство NCCN по клинической практике в онкологии. J Natl Compr Canc Netw . 2019 17 января (1): 64-84. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Коломбо Н., Каринелли С., Коломбо А., Марини С., Ролло Д., Сесса С. и др. Рак шейки матки: Руководство ESMO по клинической практике по диагностике, лечению и последующему наблюдению. Энн Онкол . 2012 окт. 23 Дополнение 7: vii27-32. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Рекомендации] Лорен А.В., Мангу П.Б., Бек Л.Н., Бреннан Л., Магдалински А.Дж., Партридж А.Х. и др. Сохранение фертильности у онкологических больных: обновленное руководство по клинической практике Американского общества клинической онкологии. Дж Клин Онкол . 13 июля 2013 г. 31 (19): 2500-10. [Медлайн].

  • Chuang LT, Temin S, Camacho R, et al. Ресурсно-стратифицированное руководство по ведению женщин с инвазивным раком шейки матки и уходу за ними.Американское общество клинической онкологии. Доступно по адресу http://www.asco.org/practice-guidelines/quality-guidelines/guidelines/gynecologic-cancer#/11801. 25 мая 2016 г .; Дата обращения: 31 мая 2016 г.

  • Нельсон Р. ASCO издает первое в истории руководство по лечению рака шейки матки. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/863794. 25 мая 2016 г .; Дата обращения: 31 мая 2016 г.

  • Гардасил. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Доступно по адресу http: // www.fda.gov/BiologicsBloodVaccines/Vaccines/ApprovedProducts/UCM0

  • . Доступ: 28 февраля 2012 г.

  • Лицензирование FDA бивалентной вакцины против вируса папилломы человека (HPV2, Cervarix) для использования у женщин и обновленные рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP) по вакцинации против ВПЧ. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2010 28 мая. 59 (20): 626-9. [Медлайн].

  • Лечение абдукции при стабильной дисплазии тазобедренного сустава не влияет на рост вертлужной впадины: результаты рандомизированного клинического исследования

    Это многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование не показало различий в результатах лечения абдукционной фиксацией по сравнению с активным наблюдением у младенцев в возрасте от 3 до 4 месяцев. возраст с сонографической диспластикой, но с хорошо отцентрированными и стабильными бедрами.Насколько нам известно, в предыдущих исследованиях не изучалось влияние абдукционной терапии на стабильную дисплазию тазобедренного сустава в возрасте старше 3 месяцев. Rozendahl et al. И Wood et al. Изучали результаты шинирования по сравнению с наблюдением у новорожденных в течение первого месяца жизни 14,18 . (Таблица 4).

    Таблица 4 Аналогичные результаты в сравнительных исследованиях лечения и ультразвукового наблюдения.

    Вуд и его коллеги проспективно изучили исход шинирования по сравнению с наблюдением у младенцев в возрасте от 2 до 6 недель со стабильными, но диспластическими бедрами, определенными как отношение Морена головки бедренной кости к диаметру вертлужной впадины <40% и смещению менее 2 мм. от пола вертлужной впадины во время маневра Барлоу.Смещение более чем на 2 мм считалось нестабильным, и эти бедра исключались. Среднее покрытие вертлужной впадины составило 32,8% и 36,7 соответственно с 54,3% после 3 месяцев шинирования по сравнению с 48,5% в группе без шинирования. Хотя это было статистически значимым, абсолютная процентная разница в 5,8% не является клинически значимой, поскольку оба являются значениями нормализованных бедер (> 40%). Кроме того, показатели вертлужной впадины на рентгенограммах через 3 месяца (24,8 ° против 24,3 °) и 24 месяца (21,6 ° против 23,5 °) не показали разницы.Авторы пришли к выводу, что лечение абдукции не имеет длительного эффекта, и поэтому рекомендовали последующее наблюдение в возрасте до 3 месяцев для стабильных, хорошо центрированных бедер с помощью сонографической DDH, а не во избежание ненужного лечения. Наши результаты показывают аналогичное продолжение развития вертлужной впадины с лечением или без лечения в возрасте старше 3 месяцев для стабильных хорошо центрированных бедер с сонографическим DDH (Graf тип IIb / IIc). Уилкинсон и др. . исследовали естественную историю α-углов в зависимости от возраста, пола и стороны и нашли в среднем 5.0 ° (диапазон 4,4–5,3 °) улучшения в течение первых 3 месяцев жизни при нормальных бедрах. У пациенток и для левого бедра наблюдалось более медленное увеличение альфа-углов 19 . В нашем исследовании мы обнаружили аналогичное продолжающееся среднее улучшение необработанных хорошо отцентрированных бедер с ультразвуковой DDH 5,0 ° в течение 12 недель. Применение шлейки «Павлик» не ускорило развитие тазобедренного сустава. (р = 0,30).

    У всех детей, кроме 7, были бедра Graf типа IIb. Два пациента с бедрами IIc (α-углы 46 ° и 48 °), которые были рандомизированы в группу активного наблюдения, не показали остаточной дисплазии после 12 недель наблюдения.Было бы интересно подтвердить это в более широком популяционном исследовании тяжелой дисплазии тазобедренных суставов. Для сравнения, Розендаль и его коллеги провели рандомизированное контролируемое исследование 128 новорожденных со стабильной дисплазией бедра (угол α в диапазоне 43–49 °) (тип IIc по Графа или легкая дисплазия по модифицированной классификации Графа Розендаля) с ИИ через 12 месяцев после родов. Рентген как первичный результат 18 . Половина детей в группе наблюдения получала лечение в течение 6 месяцев наблюдения по поводу стойкой дисплазии на УЗИ i.е. α-угол менее 50 ° через 6 недель или менее 55 ° через 3 месяца наблюдения. За счет наблюдения не было увеличения продолжительности лечения. Обе группы показали аналогичные результаты через один год наблюдения (AI 24,2 ° в обеих группах). Авторы пришли к выводу, что активное ультразвуковое наблюдение вдвое сократило количество детей, нуждающихся в лечении, что имело важные последствия для семей и расходов на здравоохранение. В нашем исследовании уменьшение или прекращение прогрессирования угла α привело к лечению только у 3 пациентов (6.1%) в период активного наблюдения 3 месяца. Через 12 недель наблюдения еще 7 пациентов лечились ремнями Павлика из-за стойкой дисплазии Graf IIb. Всего лечение прошли 10 из 49 пациентов (20,4%) в группе активного наблюдения. Это соответствует нашим недавно опубликованным результатам естественной истории сонографических стабильных тазобедренных суставов в возрасте до шести месяцев, где более 80% нормализуется без лечения 20 . Это означает, что лечение тазобедренных суставов Graf типа IIb может быть продлено до 6-месячного возраста.Кроме того, это ставит под сомнение чувствительность ультразвукового исследования, позволяющего различать истинную патологическую морфологию тазобедренного сустава и нормальное продолжающееся развитие стабильных тазобедренных суставов. Нынешняя классификация, основанная только на углах костной крыши и тестах на нестабильность, не может определить те бедра, которые в дальнейшем будут плохо себя чувствовать и приводят к чрезмерному лечению.

    Хотя не все пациенты получали дальнейшее последующее наблюдение в качестве стандартного лечения, анализ скорости дальнейшего роста вертлужной впадины путем измерения показателей вертлужной впадины не показал дополнительного эффекта от лечения даже через более чем 2 года.Мы полагаем, что это единственное исследование, в котором пациенты со стабильной дисплазией тазобедренного сустава рандомизированы для лечения или наблюдения, в котором описывается развитие вертлужной впадины вне возраста ходьбы. Прущински и его коллеги изучили естественную историю роста вертлужной впадины в 48 бедрах с нестабильностью новорожденных без вывиха / подвывиха на УЗИ, то есть с уменьшением в покое и без вывиха по Барлоу 21 . Показатели вертлужной впадины постепенно нормализовались (т.е. AI ≤ 25 °) в 100% случаев в возрасте 3 лет.Интересно, что они выделили две группы: одна с нормальными бедрами к 7 месяцам, а вторая группа нормализуется через 7 месяцев, при этом 81% из них становятся нормальными к 24 месяцам. Последнее значительно коррелировало с положением ягодичного предлежания и кесаревым сечением. Мы также обнаружили такой же процент нормальных бедер (AI ≤ 25 °) через 2 года, 80% и 75% соответственно. Через 30 месяцев 2 бедра по-прежнему имели тяжелую диспластику в соответствии с критериями Тонниса (AI ≥ 30 °) и нуждались в дальнейшем наблюдении.

    Несмотря на то, что обработка шлейки Павлика началась в возрасте 3-4 месяцев, у двух бедер развилась нестабильность.Оба пациента успешно прошли курс лечения закрытой репозицией и наложением колючей повязки в течение 3 месяцев, и у них не было остаточной дисплазии в возрасте ходьбы. Сибински и его коллеги проанализировали отдаленные результаты лечения абдукции бедер типа Graf IIb 22 . Через 9 лет они обнаружили, что у 20% остаточная дисплазия, несмотря на то, что 66% из этой подгруппы имели нормальный ультразвук после лечения в младенчестве. Кроме того, Гардинер и его коллеги подтвердили, что некоторые нестабильные бедра при ультразвуковом исследовании могут быть ошибочно приняты за нормальные при статическом обследовании Графа и, следовательно, прогрессируют до нестабильности во время последующего наблюдения.И наоборот, бедро Graf III может быть стабильным при динамическом обследовании по Харке 23 . Это могло бы объяснить, почему два бедра продолжали прогрессировать, несмотря на лечение, поскольку они могли иметь более серьезную диспластию, чем первоначально диагностированная на УЗИ.

    Результаты этого исследования заставляют нас задуматься о полезности современных ультразвуковых классификаций для стабильной дисплазии тазобедренного сустава, поскольку они не могут отличить нормально развивающиеся тазобедренные суставы от истинной патологической дисплазии тазобедренного сустава. Поскольку большинство тазобедренных суставов, которые классифицируются как тазобедренные суставы со стабильной сонографической дисплазией, демонстрируют спонтанную нормализацию, необходимы более конкретные методы и определения, чтобы различать нормально развивающиеся тазобедренные суставы и истинную дисплазию тазобедренного сустава.Пока у нас не будет лучших методов диагностики истинной дисплазии тазобедренного сустава, мы рекомендуем наблюдение, а не лечение всех хорошо отцентрированных стабильных бедер в соответствии с существующими классификациями ультразвукового исследования. Это также позволило бы избежать значительного чрезмерного лечения (80%), которое ложится бременем как на семьи, так и на системы здравоохранения. Выявление истинных случаев DDH покажет недостаточное улучшение со временем и может потребовать некоторой формы лечения при последующем наблюдении.

    Обследование и направление по поводу дисплазии развития тазобедренного сустава у младенцев

    Abstract

    Дисплазия развития тазобедренного сустава (DDH) охватывает широкий спектр клинической степени тяжести, от легких аномалий развития до явного вывиха.Клиническая нестабильность тазобедренного сустава встречается у 1–2% доношенных детей, и до 15% имеют нестабильность тазобедренного сустава или незрелость бедра, обнаруживаемую при визуализирующих исследованиях. Дисплазия тазобедренного сустава является наиболее частой причиной артрита тазобедренного сустава у женщин моложе 40 лет и составляет от 5% до 10% всех замен тазобедренного сустава в США. Новорожденные и периодический скрининг практикуются в течение десятилетий, потому что DDH клинически не проявляет себя в течение первого года жизни, поддается лечению более эффективно, если обнаруживается на ранней стадии, и может иметь серьезные последствия, если не лечить.Однако программы и методы скрининга не являются единообразными, и существует мало доказательной литературы, поддерживающей текущую практику, что приводит к противоречиям. Недавняя литература показывает, что многие легкие формы ДДГ разрешаются без лечения, и нет согласия по ультразвуковым диагностическим критериям ДДГ как болезни по сравнению с вариациями развития. Американская академия педиатрии не публиковала никаких заявлений о политике в отношении DDH с момента выпуска руководства по клинической практике 2000 года и сопровождающего его технического отчета.С тех пор события включают спорный «безрезультатный» вывод Целевой группы профилактических служб США относительно полезности скрининга DDH, несколько проспективных исследований, подтверждающих наблюдение за лечением незначительных ультразвуковых вариаций тазобедренного сустава, и недавнее научно обоснованное руководство по клинической практике Американской академии хирургов-ортопедов. по выявлению и лечению DDH у младенцев в возрасте от 0 до 6 месяцев. Цель этого клинического отчета состояла в том, чтобы предоставить врачу обновленное руководство на основе литературы по скринингу и направлению к врачу с целью предотвращения и / или выявления вывиха бедра к возрасту от 6 до 12 месяцев у здорового ребенка. понимание того, что ни одна программа скрининга не устранила позднее развитие или проявление вывиха бедра и что диагностика и лечение более легких форм дисплазии бедра остаются противоречивыми.

  • Сокращения:
    AAOS —
    Американская академия хирургов-ортопедов
    AAP —
    Американская академия педиатрии
    AVN —
    аваскулярный некроз
    DDH —
    9088 hysplasia Педиатрическое ортопедическое общество Северной Америки
    USPSTF —
    Целевая группа профилактических служб США
  • Введение

    Ранняя диагностика и лечение дисплазии развития тазобедренного сустава (DDH) важны для обеспечения наилучшего клинического результата.DDH включает в себя широкий спектр физических и визуальных данных, от легкой нестабильности и отклонений в развитии до явного вывиха. DDH протекает бессимптомно в младенчестве и раннем детстве, поэтому для выявления этого необычного состояния проводится скрининг здоровых младенцев. Традиционные методы скрининга включают обследование новорожденных и периодический физический осмотр, а также выборочное использование радиографических изображений. Американская академия педиатрии (AAP) продвигает скрининг как функцию первичной медико-санитарной помощи.Однако методы скрининга и определения клинически важных клинических результатов противоречивы, и, несмотря на обилие литературы по этой теме, качественная литература, основанная на доказательствах, отсутствует.

    AAP последний раз опубликовал руководство по клинической практике по DDH в 2000 году под названием «Раннее выявление дисплазии развития тазобедренного сустава». 1 Цель этого клинического отчета — предоставить педиатру обновленную информацию для скрининга, наблюдения и направления DDH, основанную на недавней литературе, мнениях экспертов, политике и позициях AAP и Детского ортопедического общества Северной Америки ( POSNA) и Руководства по клинической практике Американской академии хирургов-ортопедов (AAOS) от 2014 года. 1 3

    Определения

    Фактором, способствующим обсуждению скрининга DDH, является отсутствие единообразного определения DDH. DDH охватывает спектр патологических заболеваний тазобедренного сустава, при которых тазобедренные суставы нестабильны, смещены или вывихнуты и / или имеют деформированную вертлужную впадину. 1 Однако достижения в области визуализации, в первую очередь УЗИ, создали неопределенность в отношении того, являются ли незначительные степени анатомической и физиологической изменчивости клинически значимыми или даже ненормальными, особенно в первые несколько месяцев жизни.

    Нормальное развитие головки бедренной кости и вертлужной впадины созависимо; Голова должна быть устойчивой в тазобедренном суставе, чтобы как сферическая, так и концентрическая форма. Если головка болтается в вертлужной впадине или если какой-либо компонент недостаточен, весь тазобедренный сустав подвержен риску развития несоответствия и отсутствия сферичности. Большинство авторитетных источников называют дряблость нестабильностью или подвывихом, а фактическую физическую деформацию головки бедренной кости и / или вертлужной впадины — дисплазией, но некоторые считают саму нестабильность бедра дисплазией.Кроме того, подвывих может быть статическим (при котором головка бедренной кости относительно открыта без напряжения) или динамическим (бедро частично выходит из лунки под действием напряжения). Маневр Ортолани, при котором подвывих или вывих головки бедренной кости втягивается в вертлужную впадину с осторожным отведением бедра врачом, является наиболее важным клиническим тестом для выявления дисплазии новорожденных. Напротив, маневр Барлоу, при котором уменьшенная головка бедренной кости осторожно приводится до тех пор, пока она не станет подвывихом или вывихом, является тестом на слабость или нестабильность и имеет меньшее клиническое значение, чем маневр Ортолани.В практическом смысле оба маневра легко выполняются при клинической оценке бедра младенца. Легкая нестабильность и морфологические различия при рождении одни считают патологическими, а другие — нормальными вариантами развития.

    Таким образом, нет единого мнения о том, какие измеримые параметры в каком возрасте представляют собой отклонения в развитии по сравнению с фактическим заболеванием. Несмотря на эти различия в определениях, существует всеобщее мнение экспертов о том, что бедро будет плохо себя чувствовать, если к 2–3 годам оно станет нестабильным и морфологически аномальным.По мнению AAP, DDH соответствует большинству критериев скрининга, изложенных Wilson and Jungner 4 , и что усилия по скринингу оправданы для предотвращения подвывиха или вывиха бедра к 6–12 месяцам.

    Маневр Ортолани, при котором подвывих или вывих головки бедренной кости втягивается в вертлужную впадину с осторожным отведением бедра врачом, является наиболее важным клиническим тестом для выявления дисплазии тазобедренного сустава новорожденного.

    Заболеваемость, факторы риска и естественное течение

    Заболеваемость

    Частота вывиха бедра в связи с развитием составляет приблизительно 1 случай на 1000 живорожденных.Распространенность всего спектра DDH, несомненно, выше, но достоверно не известно из-за отсутствия универсального определения. Rosendahl et al., , 5, отметили распространенность диспластических, но стабильных тазобедренных суставов у 1,3% в общей популяции. Исследование, проведенное в Соединенном Королевстве, сообщило о 2% распространенности ДДГ у девочек, рожденных в ягодичном предлежании. 6

    Факторы риска

    Важные факторы риска ЗДГ включают ягодичное положение, женский пол, неправильное пеленание нижних конечностей и положительный семейный анамнез.Эти факторы риска считаются дополнительными. Другие предлагаемые результаты, такие как наличие первенца или кривошея, аномалии стоп или маловодие, не доказали, что увеличивают риск «несиндромного» ДДГ. 3 , 7

    Тазовое предлежание может быть наиболее важным фактором риска, при этом DDH сообщается у 2–27% мальчиков и девочек с ягодичным предлежанием. 6 , 8 , 9 Откровенное тазовое предлежание у девочки (крестцовое предлежание с согнутыми бедрами и вытянутыми коленями), по-видимому, имеет самый высокий риск. 1 Большинство данных подтверждает тазовое предлежание к концу беременности, а не тазовое предлежание, которое способствует DDH. Нет четкого разграничения сроков возникновения этого риска; другими словами, момент во время беременности, когда риск ДДГ нормализуется спонтанной или внешней версией от ягодичного предлежания до макушного положения. Способ родоразрешения (кесарево сечение) может снизить риск ВДГ при ягодичном предлежании. 10 12 Недавнее исследование показало, что DDH, связанная с тазовым предлежанием, является более мягкой формой, чем DDH, которая не связана с тазовым предлежанием, с более быстрой спонтанной нормализацией. 13

    Генетика может вносить больший вклад в риск DDH, чем считалось ранее «эффектом упаковки». Если у монозиготного близнеца есть DDH, риск для другого близнеца составляет примерно 40%, а риск для дизиготного близнеца составляет 3%. 14 , 15 Недавние исследования подтвердили, что семейный относительный риск DDH высок, у родственников первой степени родства риск DDH в 12 раз выше, чем у контрольных. 16 18 Левое бедро с большей вероятностью будет диспластическим, чем правое, что может быть связано с более частым положением левого затылка в утробе матери у младенцев без тазового предлежания. 1 Руководство по клинической практике AAOS рассматривает тазовое предлежание и семейный анамнез как 2 наиболее важных фактора риска при скрининге DDH. 3

    Менее известным, но важным фактором риска является практика пеленания, которая в последние годы набирает популярность благодаря своим отмеченным преимуществам улучшения режима и продолжительности сна и минимизации переохлаждения. Тем не менее, этим преимуществам противостоит очевидная повышенная частота DDH, наблюдаемая у нескольких этнических групп, таких как индейцы навахо и японцы, которые практиковали традиционные техники пеленания.Традиционное пеленание поддерживает бедра в вытянутом и сведенном положении, что увеличивает риск DDH. Тем не менее, концепция «безопасного пеленания», которая позволяет сгибать и отводить бедро, а также сгибать колено, снижает риск DDH (http://hipdysplasia.org/developmental-dysplasia-of-the-hip/hip/hip -здоровое-пеленание /). Родителей можно научить принципам безопасного сна младенца, включая положение лежа на спине в детской кроватке, а не в кровати родителей, без подушек, бортиков или свободных одеял. 19 24 POSNA, Международный институт дисплазии тазобедренного сустава, AAOS, United States Bone and Joint Initiative и Shriners Hospitals for Children опубликовали совместное заявление о важности безопасного пеленания для предотвращения DDH. 25

    В целом факторы риска плохо предсказывают DDH. Женский пол, без других известных факторов риска, составляет 75% DDH. Это подчеркивает важность тщательного медицинского осмотра всех младенцев для выявления DDH. 6 Недавний опрос показал плохое согласие группы экспертов по факторам риска ВДГ. 26

    В целом факторы риска плохо предсказывают DDH. Женский пол, без других известных факторов риска, составляет 75% DDH.

    Естественная история

    Клинические и визуализирующие исследования показывают, что естественная история легкой дисплазии и нестабильности, отмеченных в первые несколько недель жизни, обычно благоприятна. Положительные по Барлоу (подвывих и вывихи) бедра разрешаются спонтанно, и сам Барлоу отметил, что легкая дисплазия у всех 250 новорожденных с положительными результатами тестов в его первоначальном исследовании разрешилась спонтанно. 27 32

    И наоборот, естественное течение ребенка с дисплазией тазобедренного сустава в более тяжелом конце спектра заболевания (подвывих или вывих) в возрасте ходьбы менее удовлетворительно, чем у детей, успешно лечившихся в более молодом возрасте. . Без лечения у этих детей, вероятно, разовьется хромота, несоответствие длины конечностей и ограниченное отведение бедра. Это может привести к преждевременному дегенеративному артриту бедра, колена и поясницы. Бремя инвалидности велико, потому что у большинства людей симптомы заболевания проявляются в подростковом и раннем взрослом возрасте, и большинству из них требуются сложные процедуры по спасению и / или замене бедра в раннем возрасте.

    Скрининг и диагностика

    В клиническом руководстве AAP 2000 г. рекомендовалось, чтобы все новорожденные младенцы проходили скрининг на ВДГ путем физического обследования с последующим наблюдением при плановых периодических обследованиях здорового ребенка. POSNA, Канадская целевая группа по DDH и AAOS также выступают за периодический скрининг новорожденных. Отчет 2006 г., подготовленный Целевой группой профилактических служб США (USPSTF), вызвал разногласия по поводу скрининга DDH. Благодаря использованию модели, управляемой данными и сильному акценту на концепции предикторов плохого здоровья, в отчете USPSTF была дана рекомендация «I», что означает, что доказательств недостаточно, чтобы рекомендовать рутинный скрининг на DDH у младенцев в качестве средства предотвращения неблагоприятных исходов. результаты. 1 3 , 33 35 Однако, основываясь на совокупности доказательств при оценке с точки зрения модели клинической практики, AAP выступает за скрининг на DDH.

    В своем отчете USPSTF отметила, что аваскулярный некроз (АВН) является наиболее частым (до 60%) и серьезным потенциальным вредом как хирургических, так и нехирургических вмешательств. 33 Williams et al. 36 сообщили, что риск АВН составляет менее 1% при скрининге, раннем обнаружении и использовании ремня Павлика.В долгосрочном последующем исследовании рандомизированного контролируемого исследования из Норвегии авторы не сообщили ни о случаях АВН, ни об увеличении риска вреда при усилении лечения. 37 USPSTF также выразил обеспокоенность психологическими последствиями или стрессами при ранней диагностике и вмешательстве. Gardner et al. 38 обнаружили, что использование ультразвукового исследования тазобедренного сустава позволило снизить частоту лечения без неблагоприятных клинических или психологических исходов. Таким образом, опасения по поводу АВН и психологического дистресса или потенциальных предикторов плохого здоровья не нашли подтверждения в литературе, не упомянутой в отчете USPSTF.

    В двух хорошо спланированных рандомизированных контролируемых исследованиях, проведенных в Норвегии, распространенность поздних проявлений DDH снизилась с 2,6 до 3,0 на 1000 до 0,7 до 1,3 на 1000 за счет использования селективного или универсального ультразвукового скрининга бедра. Ни одно из исследований не достигло статистической значимости из-за недостаточного размера выборки на основе предварительных показателей DDH с поздним представлением. Несмотря на это, оба центра ввели селективную ультрасонографию тазобедренного сустава как часть рутинного скрининга новорожденных. 39 , 40 Clarke et al 32 также продемонстрировали снижение поздней презентации DDH с 1,28 на 1000 до 0,74 на 1000 при использовании селективного УЗИ тазобедренного сустава в проспективной когорте пациентов в течение 20-летнего периода.

    Термин «наблюдение» может быть полезной терминологией для рассмотрения вместо скрининга, потому что, по определению, он означает тщательный мониторинг кого-либо или чего-либо для предотвращения неблагоприятного исхода. Термин «наблюдение» подкрепляет концепцию периодических медицинских осмотров как часть посещений по уходу за ребенком до 6-9 месяцев и использование выборочного ультразвукового исследования тазобедренного сустава в качестве дополнительного инструмента визуализации или переднезадней рентгенограммы таза после 4-месячного возраста. младенцы с выявленными факторами риска. 3 , 5 , 32 , 41

    Уилсон и Юнгнер 4 изложили 10 принципов или критериев, которые следует учитывать при определении полезности скрининга на заболевание. AAP считает, что DDH соответствует большинству этих критериев скрининга (таблица 1), за исключением понимания естественного течения дисплазии тазобедренного сустава и согласованной политики в отношении того, кого лечить. Отчет USPSTF за 2006 г. и руководство по клинической практике AAOS обеспечивают платформу для проведения будущих исследований в этих двух областях.Скрининг на DDH важен, потому что состояние изначально является скрытым, легче поддается лечению при раннем выявлении и с большей вероятностью приведет к длительной инвалидности при позднем обнаружении. Разумной целью скрининга является предотвращение позднего проявления DDH после 6-месячного возраста.

    ТАБЛИЦА 1

    Критерии Всемирной организации здравоохранения для скрининга на проблемы со здоровьем

    Физикальное обследование

    Физическое обследование — безусловно, самый важный компонент программы скрининга DDH, при этом визуализация с помощью рентгенографии и / или ультразвукового исследования играет второстепенную роль.Он остается «краеугольным камнем» скрининга и / или эпиднадзора за DDH, и имеющиеся данные подтверждают, что врачи первичной медико-санитарной помощи серийно обследуют младенцев, ранее прошедших скрининг с нормальным обследованием тазобедренного сустава, при последующих посещениях в возрасте до 6–9 месяцев. 3 , 41 44 Когда ребенок начинает ходить, вывих бедра может проявляться как ненормальная походка.

    В клинических рекомендациях AAP 2000 г. дается подробное описание обследования, включая наблюдение за несоответствием длины конечностей, асимметричностью бедра или ягодичных складок, а также ограниченным или асимметричным отведением, а также выполнение тестов Барлоу и Ортолани. 1 Эти ручные тесты следует выполнять осторожно. Примерно к 3 месяцам вывих бедра фиксируется, что ограничивает полезность и чувствительность тестов Барлоу и Ортолани. К этому возрасту ограниченное асимметричное отведение пораженного бедра становится наиболее важной находкой (см. Видео, доступное на http://www.aap.org/sections/ortho). Диагностика двусторонней DDH у младенцев старшего возраста может быть затруднена из-за симметрии ограниченного отведения.

    Несмотря на то, что он укоренился в литературе, значение и безопасность теста Барлоу подвергаются сомнению.Барлоу заявил в своем первоначальном описании, что тест предназначен для выявления слабости тазобедренного сустава, а не для выявления существующего вывиха. Тест Барлоу не имеет доказанной прогностической ценности для будущего вывиха бедра. При частом или настойчивом выполнении маневр сам по себе может создать нестабильность. 45 , 46 AAP рекомендует, если тест Барлоу выполняется, осторожно приводя бедро при пальпации, чтобы голова не выпадала из задней части вертлужной впадины, и не применять силу, направленную назад. .Можно думать о тестах Барлоу и Ортолани как о непрерывном плавном мягком маневре, начинающемся с сгибания и приведения бедра, с легким передним давлением на вертел при отведении бедра, чтобы почувствовать, входит ли бедро в гнездо, с последующим мягким приведением. бедро и снятие переднего давления на вертел, одновременно проверяя, выскальзывает ли бедро за спину. Экзаменатор не должен пытаться силой вывихнуть головку бедренной кости (см. Видео, доступное по адресу http: // www.aap.org/sections/ortho).

    «Щелчки бедра» без ощущения нестабильности клинически несущественны. 47 В то время как знак Ортолани представляет собой пальпируемое ощущение движения головки бедренной кости в вертлужную впадину над гипертрофированным краем вертлужного хряща (называемого неолимбусом), отдельные высокие щелчки представляют движение миофасциальных тканей над вертелом, коленом или другие костные выступы и не являются признаком дисплазии или нестабильности тазобедренного сустава.

    Рентгенография

    Обычная рентгенография становится наиболее полезной в возрасте от 4 до 6 месяцев, когда формируется вторичный очаг окостенения головки бедренной кости. 48 Ограниченные данные подтверждают получение правильно расположенной переднезадней рентгенограммы таза. 3 Если таз повернут или если гонадный щиток закрывает тазобедренный сустав, рентгенограмму следует повторить. При дисплазии на рентгенограммах можно обнаружить асимметрию, подвывих и вывих бедра. Существуют дебаты о том, является ли ранняя незначительная рентгенографическая изменчивость (например, повышенный вертлужный индекс) реальным заболеванием. 31 Рентгенография традиционно показана для диагностики младенцев с факторами риска или аномального обследования после 4-месячного возраста. 1 , 2 , 8 , 49

    УЗИ

    Ультрасонография может обеспечить детальное статическое и динамическое изображение бедра до окостенения головки бедра. Американский институт ультразвука в медицине и Американский колледж радиологии опубликовали совместное руководство по стандартизированному проведению ультразвукового исследования тазобедренного сустава у младенцев. 50 Статическая ультрасонография показывает покрытие головки бедренной кости хрящевой вертлужной впадиной (угол α) в состоянии покоя, а динамическое ультразвуковое исследование демонстрирует изображение тестов Барлоу и Ортолани в реальном времени.

    Ультрасонографическая визуализация может быть универсальной для всех младенцев или выборочной для тех, кто подвержен риску заражения DDH. Универсальный ультразвуковой скрининг новорожденных не рекомендуется в Северной Америке из-за дороговизны, неудобств, непоследовательности, субъективности и высокого уровня ложноположительных результатов, учитывая общую распространенность заболеваний среди населения от 1% до 2%. 3 Скорее, селективный ультразвуковой скрининг рекомендуется либо для выяснения подозрительных результатов физикального обследования в возрасте от 3 до 4 недель, либо для выявления клинически бессимптомной DDH у детей из группы высокого риска в возрасте от 6 недель до 4-6 месяцев. 1 , 2 , 35 , 50 Два проспективных рандомизированных клинических исследования из Норвегии поддерживают выборочную ультразвуковую визуализацию при использовании в сочетании с высококачественным клиническим скринингом. 39 , 40

    Ропош и его коллеги 51 , 52 утверждают, что эксперты не могут прийти к единому мнению о том, что является нормальным, ненормальным, отклонением в развитии или просто неуверенным в отношении большого количества ультразвуковых изображений, тем самым вводя в заблуждение рекомендации по направлению и лечению.Несколько исследований показали, что легкие ультразвуковые аномалии обычно разрешаются спонтанно, что подогревает споры о том, какие результаты визуализации представляют собой реальное заболевание, требующее лечения. 5 , 30 , 51 , 53 56

    Концепция наблюдения за DDH подчеркивает важность повторных медицинских осмотров и дополнительного использования селективного УЗИ тазобедренного сустава после 6-недельного возраста или переднезадняя рентгенограмма таза после 4-месячного возраста для младенцев с сомнительными или ненормальными результатами физикального обследования или с выявленными факторами риска.Ультрасонография не требуется при откровенно вывихнутом бедре (положительный результат Ортолани), но может потребоваться лечащим врачом. Физиологическая слабость капсулы сустава и незрелое развитие вертлужной впадины до 6-недельного возраста могут ограничивать точность интерпретации ультразвукового исследования бедра. 39 , 40 Среди экспертных групп нет единого мнения о точных сроках и показаниях к ультразвуковому исследованию. 26 , 57 Тем не менее, ультразвуковая визуализация действительно играет важную роль в лечении детей младше 6 недель, подвергающихся лечению абдукцией нестабильных бедер, выявленных при физикальном обследовании. 3

    Направление, дополнительная визуализация и лечение

    Направление

    Раннее выявление и направление младенцев с DDH позволяет провести соответствующее вмешательство с фиксацией или гипсовой повязкой, что может предотвратить необходимость в реконструктивной хирургии. Первичные показания для направления включают нестабильное (положительный результат теста Ортолани) или вывих бедра при клиническом обследовании. Поскольку у большинства младенцев с положительным результатом теста Барлоу либо новорожденный, либо 2-недельный осмотр стабилизируются сами по себе, этим младенцам следует проходить последовательные контрольные осмотры как часть концепции наблюдения.Эта рекомендация отличается от руководства по клинической практике AAP 2000 года. 1 Следует направить любого ребенка с ограниченным отведением бедра или асимметричным отведением бедра после неонатального периода (4 недели). Относительные показания для направления включают младенцев с факторами риска ВДГ, сомнительное обследование и беспокойство педиатра или родителей. 1

    Дополнительная визуализация

    Рекомендации по оценке и ведению младенцев с факторами риска ВДГ, но с нормальными результатами физикального обследования продолжают развиваться.Руководство по клинической практике AAP 2000 г. рекомендовало УЗИ тазобедренного сустава в возрасте 6 недель или рентгенографию таза и бедер в возрасте 4 месяцев у девочек с положительным семейным анамнезом ДДГ или тазового предлежания. В руководстве по клинической практике AAP также указано, что ультразвуковое исследование тазобедренного сустава остается вариантом для всех младенцев, рожденных с тазовым предлежанием. 1 В недавнем отчете AAOS было обнаружено, что умеренные данные подтверждают визуализационное исследование у младенцев в возрасте до 6 месяцев с тазовым предлежанием, семейным анамнезом и / или историей клинической нестабильности. 3 , 58 60

    Рассмотрите возможность визуализации младенцев мужского и женского пола до 6 месяцев с нормальными результатами физикального обследования и следующими факторами риска:

    1. Тазовое предлежание в третьем триместре (независимо от кесарева сечения или вагинальных родов)

    2. Положительный семейный анамнез

    3. Анамнез предыдущей клинической нестабильности

    4. Родительские вопросы

    5. История неправильного пеленания

    6. 00 00 9123

      Уточнение термина «тазовое предлежание» как фактора риска ДДГ необходимо для определения того, требуется ли селективное ультразвуковое исследование тазобедренного сустава через 6 недель или рентгенография в возрасте до 6 месяцев для младенца с нормальным клиническим обследованием тазобедренного сустава.Более конкретные переменные, такие как способ родоразрешения, тип положения ягодичного предлежания или положение ягодичного предлежания на любом сроке беременности или в третьем триместре, до настоящего времени не получали должного внимания. В руководстве по клинической практике AAOS сообщалось о 6 исследованиях, посвященных тазовым предлежаниям, но все они были признаны доказательствами низкой силы. 3 Таким образом, литературы недостаточно, чтобы дать конкретные рекомендации. Считается, что риск выше для откровенного тазового предлежания (бедра согнуты, колени разогнуты) в последнем триместре. 1

      Из-за отсутствия согласия экспертов по факторам риска DDH, 26 вопросы о том, проводить ли дополнительные визуализационные исследования при нормальном клиническом обследовании тазобедренного сустава, в конечном итоге лучше всего оставить на усмотрение профессионала. Однако следует учитывать, что общая вероятность последующего вывиха клинически стабильного бедра очень мала.

      Из-за различий в характеристиках и интерпретации ультразвукового исследования тазобедренного сустава и различных пороговых значений для лечения запрашивающий врач может рассмотреть возможность разработки регионального протокола совместно с консультирующим детским ортопедом и детским радиологом.Конкретные критерии для визуализации и направления к специалистам, основанные на местных ресурсах, могут способствовать согласованности в оценке и лечении подозреваемого DDH. На самом деле, многие семьи могут не иметь доступа к качественному ультразвуковому исследованию тазобедренного сустава ребенка, и это может определять выбор получения рентгенограммы тазовых органов вместо ультразвукового исследования. 61

      Лечение

      Рекомендации по лечению основаны на клиническом обследовании тазобедренного сустава и наличии или отсутствии аномалий визуализации.Младенцы со стабильным клиническим обследованием тазобедренного сустава, но с аномалиями, отмеченными при ультразвуковом исследовании, могут наблюдаться без корсета. 3 , 56

      Начало лечения с помощью абдукционных корсетов, немедленное или отсроченное, для клинически нестабильных тазобедренных суставов подтверждается несколькими исследованиями. 3 , 62 64 В рандомизированном клиническом исследовании Гардинер и Данн 62 не обнаружили разницы в результатах ультразвукового исследования бедра или клинических исходах у младенцев с вывихом бедра, получавших немедленную или отсроченную абдукцию. через 6 и 12 месяцев.Младенцы в группе отсроченного лечения (2 недели) получали отводящие корсеты, если сохранялась нестабильность тазобедренного сустава или не улучшались ультразвуковые аномалии тазобедренного сустава. 62

      Риски лечения

      Лечение клинически нестабильных тазобедренных суставов обычно состоит из фиксации при обнаружении в раннем младенчестве и закрытой репозиции с тенотомией приводящей мышцы и иммобилизацией колючей повязки, если это будет отмечено позже. После 18 месяцев обычно рекомендуется открытая операция.

      Как отмечалось ранее, в отчете USPSTF за 2006 год отмечен высокий уровень АВН, до 60% как при хирургическом, так и при нехирургическом вмешательстве. 33 В других исследованиях сообщалось о гораздо более низких показателях АВН. 36 , 37 В одном проспективном исследовании сообщалось о нулевой распространенности АВН к 6 годам у тазобедренных суставов с легкой дисплазией, получавших корсет. 30

      Тем не менее, абдукционная фиксация небезопасна. Потенциальные риски включают АВН, временный паралич бедренного нерва и запирательный (нижний) вывих бедра. 65 67 Одно исследование продемонстрировало риск осложнений от 7% до 14% после лечения с использованием привязи Павлика.Риск был выше для бедер, которые не уменьшались в корсете. 33 Меры предосторожности, такие как недопущение принудительного захвата ремня, прекращение лечения через 3 недели, если бедро не сокращается, и правильное размещение ремня с еженедельным наблюдением важны для минимизации рисков, связанных с лечением корсетом. 68 , 69 Двойное использование подгузников — вероятно, безвредное, но неэффективное лечение истинного DDH.

      То, что остается спорным, заключается в том, сокращает или увеличивает выборочное использование ультразвукового исследования лечение.Рандомизированное контролируемое исследование, проведенное в Соединенном Королевстве, показало, что примерно половина всех положительных результатов физикального обследования были ложноположительными (т. Е. Нормальными результатами ультразвукового исследования) и что использование ультразвукового исследования при клинически подозрительных тазобедренных суставах фактически уменьшало лечение ДДГ. 60 Однако в Соединенных Штатах и ​​Канаде 21 кажется верным. В нынешнем медицинском климате, который поощряет защитный подход, широкое использование ультрасонографии в Соединенных Штатах и ​​Канаде явно способствовало гипердиагностике и избыточному лечению DDH, несмотря на то, что лучшая доступная литература поддерживает наблюдение за легкой дисплазией. 33 35 , 70

      Медико-правовой риск для педиатра

      Необнаруженный или поздно развивающийся DDH является серьезной проблемой для педиатра, вызывая беспокойство и желание получить рекомендации по лучшей методологии скрининга. 71 К сожалению, этот страх может также спровоцировать гипердиагностику и чрезмерное лечение. «Позднее проявление» DDH является более точным термином, чем «пропущенный» для использования, когда DDH впервые диагностируется у ребенка ходячего возраста, который прошел соответствующие клинические обследования в младенчестве. 72 , 73

      Хотя общепризнанного стандарта скрининга DDH не существует, AAP поддерживает концепцию эпиднадзора или периодических медицинских осмотров до начала ходьбы с выборочным использованием ультразвукового исследования бедра или рентгенографии в зависимости от возраста. AAP предостерегает от чрезмерного использования УЗИ в качестве диагностического теста и поощряет его использование в качестве дополнительного вторичного скрининга и помощи в лечении установленной DDH. Примечательно, что ни одна программа скрининга не продемонстрировала полного исключения риска позднего вывиха бедра. 69

      Электронная медицинская карта может использоваться как шаблон, напоминание и инструмент для документирования периодического обследования. Это также может быть полезно при переходе и совместном ведении детей с подозрением на ВДГ, обеспечивая эффективную передачу информации между консультантами и врачами первичной медико-санитарной помощи и обеспечивая последующее наблюдение. Точный документированный обмен информацией между поставщиками услуг важен для обеспечения непрерывности лечения этого состояния, а также важно объяснить родителям и задокументировать те случаи, когда наблюдение используется в качестве запланированной стратегии, с тем чтобы это с меньшей вероятностью было неверно истолковано как халатность.

      Передовой опыт и современное состояние

      1. Целевая группа AAP, POSNA, AAOS и Канадского DDH рекомендуют проводить медицинские осмотры новорожденных и периодические медицинские осмотры для DDH, включая обнаружение несоответствия длины конечностей, осмотр асимметричных бедер или ягодиц (ягодичных). ) складок, выполняя тест Ортолани на стабильность (выполняется осторожно и обычно отрицательный после 3-месячного возраста) и наблюдая за ограниченным отведением (обычно положительный после 3-месячного возраста).Можно рассмотреть возможность использования электронных медицинских карт для подсказки и записи результатов периодических осмотров тазобедренного сустава. AAP не рекомендует проводить универсальный ультразвуковой скрининг.

      2. Выборочное ультразвуковое исследование тазобедренного сустава может рассматриваться в возрасте от 6 недель до 6 месяцев для младенцев из группы «высокого риска» без положительных результатов соматического обследования. Высокий риск — относительный и противоречивый термин, но его следует учитывать при тазовом предлежании у мужчин или женщин, положительном семейном анамнезе, беспокойстве родителей, подозрительном, но безрезультатном периодическом осмотре, анамнезе предыдущего положительного физического обследования на нестабильность и анамнезе тугого пеленания нижних конечностей.Поскольку большая часть ДДГ встречается у детей без факторов риска, физикальное обследование остается основным инструментом скрининга.

      3. Важно, чтобы детское ультразвуковое исследование тазобедренного сустава выполнялось и интерпретировалось в соответствии с рекомендациями Американского института ультразвука в медицине и Американского колледжа радиологии опытными и подготовленными экзаменаторами. Разработка местных критериев для скрининга, визуализации и направления к специалистам на основе лучших ресурсов может способствовать более единообразному и рентабельному лечению. Региональные различия в качестве ультразвуковых изображений могут привести к недостаточному или избыточному лечению.

      4. Большинство незначительных аномалий тазобедренного сустава, наблюдаемых при УЗИ в возрасте от 6 недель до 4 месяцев, разрешаются спонтанно. К ним относятся незначительные вариации углов α и β и подвывих («непокрытие») с маневрами напряжения. Текущий уровень доказательств не поддерживает рекомендации по лечению в сравнении с наблюдением в любом конкретном случае незначительных ультразвуковых отклонений. Таким образом, помощь индивидуализируется посредством процесса совместного принятия решений в условиях неадекватной информации.

      5. Рентгенография (переднезадняя проекция и вид таза лягушки) может быть рассмотрена после 4 месяцев для ребенка из группы высокого риска без физических признаков или любого ребенка с положительными клиническими данными. Возраст от 4 до 6 месяцев является переломным моментом, в течение которого можно использовать любой метод визуализации; рентгенография более доступна, дает меньше ложноположительных результатов и дешевле, чем УЗИ, но требует очень низкой дозы радиации.

      6. Для направления к ортопеду по поводу DDH не требуется ультразвуковое исследование или рентгенография.Первичным показанием для направления является нестабильное (положительный результат теста Ортолани) или вывих бедра при клиническом обследовании. Любой ребенок с ограниченным отведением бедра или асимметричным отведением бедра после неонатального периода (в возрасте 4 недель) должен быть направлен на обследование. Относительные показания для направления включают младенцев с факторами риска ВДГ, сомнительное обследование и беспокойство педиатра или родителей.

      7. Доказательства убедительно подтверждают скрининг и лечение вывиха бедра (положительный результат теста Ортолани) и первоначальное наблюдение более легких ранних форм дисплазии и нестабильности (положительный результат теста Барлоу).В зависимости от местных обычаев педиатр или ортопед могут наблюдать легкие формы при периодическом осмотре и возможном последующем обследовании, но фактическое лечение должен проводить ортопед.

      8. Разумной целью для лечащего врача должно быть диагностирование подвывиха или вывиха бедра к 6-месячному возрасту с помощью периодических медицинских осмотров. Селективное ультразвуковое исследование или рентгенография могут использоваться после консультации с детским радиологом и / или ортопедом.Не было показано ни одной программы скрининга, полностью исключающей риск позднего выявления DDH. Нет убедительных доказательств того, что более легкие формы дисплазии можно предотвратить с помощью скрининга и раннего лечения.

      9. Следует избегать тугого пеленания нижних конечностей с сведенными и разогнутыми бедрами. Концепция «безопасного» пеленания, не ограничивающего движения бедра, сводит к минимуму риск DDH.

      10. Лечение неонатального ДДГ не является экстренным, и внутрибольничная фиксация не требуется.Ортопедическую консультацию можно безопасно получить в течение нескольких недель после выписки для младенца с положительным результатом теста Ортолани. Младенцы с положительными результатами теста Барлоу должны быть повторно обследованы и направлены к ортопеду, если они продолжают демонстрировать клиническую нестабильность.

      Ведущие авторы

      Брайан А. Шоу, доктор медицины, FAAOS, FAAP

      Ли С. Сигал, доктор медицины, FAAP

      Секция исполнительного комитета по ортопедии, 2014–2015 гг.

      Норман Я. Оцука, доктор медицины, FAAP, Председатель

      Ричард М.Швенд, доктор медицины, FAAP, бывший председатель

      Теодор Джон Гэнли, доктор медицины, FAAP

      Мартин Джозеф Херман, доктор медицины, FAAP

      Джошуа Э. Хайман, доктор медицины, FAAP

      Брайан А. Шоу, доктор медицины, FAAOS, FAAP

      Брайан Г. Смит, MD, FAAP

      Персонал

      Niccole Alexander, MPP

      Благодарности

      Авторы благодарят Чарльза Прайса, MD, FAAP, Эллен Рэйни, MD, FAAP, Джошуа Абзуга, MD, FAAP и Уильяма Хеннрикуса , MD, FAAP, за их ценный вклад в этот отчет.

      Сноски

      • Этот документ защищен авторским правом и является собственностью Американской академии педиатрии и ее Совета директоров. Все авторы подали заявления о конфликте интересов в Американскую академию педиатрии. Любые конфликты разрешаются в соответствии с процедурой, утвержденной Советом директоров. Американская академия педиатрии не запрашивала и не принимала никакого коммерческого участия в разработке содержания этой публикации.

      • Клинические отчеты Американской академии педиатрии основаны на опыте и ресурсах представителей, а также внутренних (AAP) и внешних рецензентов.Однако клинические отчеты Американской академии педиатрии могут не отражать точку зрения представителей, организаций или правительственных агентств, которые они представляют.

      • Рекомендации в этом отчете не указывают на эксклюзивный курс лечения и не служат стандартом медицинской помощи. Возможны вариации с учетом индивидуальных обстоятельств.

      • Все клинические отчеты Американской академии педиатрии автоматически истекают через 5 лет после публикации, если они не подтверждены, не пересмотрены или не сняты с учета в это время или ранее.

      • РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: Авторы указали, что у них нет финансовых отношений, имеющих отношение к этой статье, которые необходимо раскрывать.

      • ФИНАНСИРОВАННЫЙ: Нет внешнего финансирования.

      • ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ: Авторы указали, что у них нет потенциальных конфликтов интересов, которые необходимо раскрывать.

      • Авторское право © 2016 Американской академии педиатрии

      Цервикальная интраэпителиальная неоплазия: история и выявление

      1

      Рубин IC: патологический диагноз зарождающейся карциномы матки.Am J Obstet Dis Women Child 62: 668, 1910

      2

      Антуан Т. Ранняя диагностика рака шейки матки. Am J Obstet Gynecol 68: 466, 1954

      3

      Schiller W: Ранняя диагностика рака шейки матки. Surg Gynecol Obstet 56: 210, 1933

      4

      Schiller W: Клиническое поведение ранней карциномы шейки матки.Surg Gynecol Obstet 66: 129, 1938

      5

      Младенцы A: Диагностика рака матки во рту. Presse Med 36: 451, 1928

      6

      Папаниколау Г.Н., Траут HF: диагностическое значение мазков из влагалища при раке матки. Am J Obstet Gynecol 42: 193, 1941

      7

      Meigs JV, Graham RM, Fremont-Smith M et al: Значение мазка из влагалища в диагностике рака матки.Surg Gynecol Obstet 77: 449, 1943

      8

      Ayre JE, Bauld WAG, Kearns PJ: Тестовый случай, демонстрирующий ценность цитологического мазка шейки матки в диагностике рака матки. Am J Obstet Gynecol 50: 102, 1945

      9

      Pund ER, Nieburgs H, Nettles JB et al: Преинвазивная карцинома шейки матки: семь случаев, в которых она была обнаружена при обследовании стандартных эндоцервикальных мазков.Arch Pathol 44: 571, 1947

      10

      Ayre JE: Цитология шейки матки в диагностике раннего рака. JAMA 136: 513, 1948

      11

      Gusberg SB, Graham DA: Развитие лаборатории вагинальной цитологии: ее точность и значение. Am J Obstet Gynecol 59: 1053, 1950

      12

      Koss LG: Мазок из шейки матки (Пап): Новые направления.Cancer 71 (Suppl): 1406, 1993

      13

      Ayre JE: Выборочный цитологический мазок для диагностики рака. Am J Obstet Gynecol 53: 609, 1947

      14

      Nieburgs HE: сравнительное исследование различных методов диагностики рака шейки матки. Am J Obstet Gynecol 72: 511, 1956

      15

      Харрис Дж. Х., Петерсон П. Конизация холодным ножом и остаточная прединвазивная карцинома шейки матки.Am J Obstet Gynecol 70: 1092, 1956

      16

      Galvin GA, TeLinde RW: Современное состояние неинвазивной карциномы шейки матки. Am J Obstet Gynecol 57: 15, 1949

      17

      Холл EJ, Бойс JG, Нельсон JH: Карцинома in situ шейки матки: исследование 409 случаев. Obstet Gynecol 34: 221, 1969

      18

      Chao S, McCaffrey RM, Todd WD и др.: Конизация в оценке и лечении неоплазии шейки матки.Am J Obstet Gynecol 103: 574, 1969

      19

      Graham RM, Sturgis SH, McGraw J: Сравнение точности диагностики вагинального мазка и биопсии при карциноме шейка матки. Am J Obstet Gynecol 55: 303, 1948

      20

      Ayre JA: Диагностика доклинического рака шейки матки: Нож из шейного конуса — его использование у пациентов с положительным мазком из влагалища.JAMA 138: 11, 1948

      21

      Hulka BS: Перфорированная биопсия и конизация как диагностические процедуры после аномальных мазков из шейки матки. Obstet Gynecol 36: 54, 1970

      22

      Картер Б., Кайлер В.К., Томас В.Л. и др.: Методы лечения рака шейки матки in situ. Am J Obstet Gynecol 64: 833, 1952

      23

      Boyes DA, Worth AJ, Fidler HK: Результаты лечения 4389 случаев доклинической плоскоклеточной карциномы шейки матки.J Obstet Gynecol Br Commonw 77: 769, 1970

      24

      Richart RM: Колпомикроскопические исследования цервикальной интраэпителиальной неоплазии. Рак 19: 395, 1966

      25

      Fowler WC, Shingleton H: Влияние клиники дисплазии на частоту конизации шейки матки. Obstet Gynecol 38: 609, 1971

      26

      Lang WR, Rakoff AE: Кольпоскопия и цитология: сравнительные значения в диагностике атипизма шейки матки и злокачественных новообразований.Obstet Gynecol 6: 312, 1956

      27

      Scheffey LC, Bolten KA, Lang WR: Кольпоскопия: помощь в диагностике рака шейки матки. Obstet Gynecol 5: 294, 1955

      28

      Navratil E, Burghardt E, Bajardi F et al: Одновременная кольпоскопия и цитология, используемые для скрининга рака шейки матки. Am J Obstet Gynecol 65: 1292, 1958

      29

      Лимбург H: Сравнение цитологии и кольпоскопии в диагностике ранней карциномы шейки матки.Am J Obstet Gynecol 75: 1298, 1958

      30

      Salzer RB: Кольпоскопия: помощь в обнаружении рака на ранней стадии и предраковых состояний шейки матки. Obstet Gynecol 13: 451, 1959

      31

      Schmitt A: Кольпоскопическое обнаружение атипичных и раковых поражений шейки матки. Obstet Gynecol 13: 665, 1959

      32

      Crapanzano JT, Holmquist ND, Mickal A: Оценка дискариоза поверхностных и промежуточных клеток с помощью кольпоскопии.Am J Obstet Gynecol 94: 405, 1966

      33

      Ortiz R, Newton M, Langlois PL: Кольпоскопическая биопсия в диагностике рака шейки матки. Obstet Gynecol 34: 303, 1969

      34

      Крумхольц Б.А., Кнапп RC: Кольпоскопический выбор участков биопсии. Obstet Gynecol 39: 22, 1972

      35

      Ferris DG, Ho TH, Guijon F et al: Сравнение кольпоскопии с использованием оптических и видеокольпоскопов.J Lower Genital Tract Dis 4: 65, 2000

      36

      Михаил М.С., Меркац И.Р., Ромни С.Л.: Клиническая полезность компьютерной кольпоскопии: Анализ изображений и консервативное лечение дисплазии легкой степени. Obstet Gynecol 80: 5, 1992

      37

      Craine BL, Craine ER: Кольпоскопия с цифровой визуализацией: основные концепции и приложения. Obstet Gynecol 82: 869, 1993

      38

      Shafi MI, Dunn JA, Chenoy R et al: Кольпоскопия с цифровой визуализацией, анализ изображений и количественная оценка кольпоскопического изображения.Br J Obstet Gynecol 101: 234, 1994

      39

      Mitchell MF, Cantor SB, Ramanujam N et al: Флуоресцентная спектроскопия для диагностики плоскоклеточных внутриэпителиальных поражений. Obstet Gynecol 93: 462, 1999

      40

      Hertig AT, Younge PA: Дебаты: что такое рак шейки матки in situ? Это прединвазивная форма истинной карциномы? Am J Obstet Gynecol 64: 807, 1952

      41

      McKelvey JL: Карцинома in situ шейки матки: общее соображение.Am J Obstet Gynecol 64: 816, 1952

      42

      Lapid LS, Goldberger MA: Эксфолиативные дискариотические клетки, связанные с атипичными цервикальными поражениями. Am J Obstet Gynecol 61: 1324, 1951

      43

      Galvin GA, Jones HJ, TeLinde RW: Значение гиперактивности базальных клеток при биопсии шейки матки. Am J Obstet Gynecol 70: 808, 1956

      44

      Rawson AJ, Knoblich R: Клинико-патологическое исследование 56 случаев, показывающих атипичные эпителиальные изменения шейки матки.Am J Obstet Gynecol 73: 120, 1957

      45

      Бекхэм Б., Грин Р.Р .: Наблюдение за аномалиями эпителия шейки матки. Am J Obstet Gynecol 74: 804, 1957

      46

      Williamson HO, Hester LL, Pratt-Thomas HR et al: Клиническое значение дискариоза шейки матки. Am J Obstet Gynecol 88: 1029, 1964

      47

      Peterson O: Спонтанное течение предраковых состояний шейки матки.Am J Obstet Gynecol 72: 1063, 1956

      48

      McKay DG, Terjanian B, Poschyachinda D et al: Клиническое и патологическое значение гиперплазии шейки матки (атипичной). Obstet Gynecol 13: 2, 1959

      49

      Bettinger HF, Reagan JW: Труды международного комитета по гистологической терминологии поражений шейки матки.В Wied GL (ред.): Материалы Первого Международного Конгресса по эксфолиативной цитологии. Филадельфия: JB Lippincott, 1962

      50

      Richart RM, Barron BA: Последующее исследование пациентов с дисплазией шейки матки. Am J Obstet Gynecol 105: 386, 1969

      51

      Sedlis A, Cohen A, Sall S: Судьба дисплазии шейки матки. Am J Obstet Gynecol 107: 1065, 1970

      52

      Richart RM: Естественная история цервикальной интраэпителиальной неоплазии.Clin Obstet Gynecol 10: 748, 1967

      53

      TeLinde RW, Galvin GA, Jones HW: Терапия карциномы in situ: последствия изучения истории ее жизни. Am J Obstet Gynecol 74: 792, 1957

      54

      Huey TW, Large HL, Kimmelstiel P: Преинвазивная карцинома шейки матки: корреляция результатов биопсии и результатов биопсии. Am J Obstet Gynecol 68: 761, 1954

      55

      Варга A: Связь дисплазии шейки матки с in situ и инвазивной карциномой шейки матки.Am J Obstet Gynecol 95: 759, 1966

      56

      Krieger JS, McCormack LJ: Постепенное лечение рака шейки матки in situ. Am J Obstet Gynecol 101: 171, 1968

      57

      Peightal TC, Brandes WW, Crawford DB и др.: Консервативное лечение рака шейки матки in situ: клиническое и патологическое исследование. Am J Obstet Gynecol 69: 547, 1955

      58

      Scaramucci JC, Fennell RH, Hepp JA: Карцинома in situ шейки матки: отчет о 51 случае минимальная терапия.Obstet Gynecol 12: 649, 1958

      59

      Parker RT, Cuyler WK, Kaufmann LA и др.: Интраэпителиальный (стадия 0) рак шейки матки: совокупное исследование 485 пациентов. . Am J Obstet Gynecol 80: 693, 1960

      60

      Krieger JS, McCormack LJ, Bradley VF: Роль конизации в обнаружении и лечении рака шейки матки in situ.Am J Obstet Gynecol 86: 120, 1963

      61

      Richart RM, Sciarra JJ: Лечение дисплазии шейки матки амбулаторной электрокаутеризацией. Am J Obstet Gynecol 101: 200, 1968

      62

      Chanen W., Hollyock VE: Кольпоскопия и электрокоагуляционная диатермия при дисплазии шейки матки и карциноме in situ. Obstet Gynecol 37: 623, 1971

      63

      Crisp WE, Smith MS, Asadourian LA et al: Криохирургическое лечение предраковых заболеваний шейки матки.Am J Obstet Gynecol 107: 737, 1969

      64

      Richart RM, Townsent DE, Crisp W et al: Анализ «долгосрочных» результатов наблюдения за пациентами с шейным отделом матки. интраэпителиальная неоплазия, леченная криотерапией. Am J Obstet Gynecol 137: 823, 1980

      65

      Баггиш М.С., Дорси Дж. Х., Адельсон М. Десятилетний опыт лечения цервикальной интраэпителиальной неоплазии с помощью CO2-лазера.Am J Obstet Gynecol 161: 60, 1989

      66

      Prendiville W, Cullimore J, Norman S: Иссечение большой петли зоны трансформации (LLETZ): новый метод лечения женщин при цервикальной интраэпителиальной неоплазии. Br J Obstet Gynaecol 96: 1054, 1989

      67

      Спитцер М., Черныс А.Е., Зельцер В.Л.: Использование большой петли иссечения зоны трансформации у городского населения.Obstet Gynecol 82: 731, 1993

      68

      Nasiell K, Roger V, Nasiell M: Поведение при легкой дисплазии шейки матки во время длительного наблюдения. Obstet Gynecol 67: 665, 1986

      69

      Кирби AJ, Spiegelhalter DJ, Day NE et al: Консервативное лечение легкого / умеренного дискариоза шейки матки: долгосрочный результат. Lancet 339: 828, 1992

      70

      Ayre JE: Роль гало-клетки в канцерогенезе шейки матки: проявление вируса в предраковании.Obstet Gynecol 15: 481, 1960

      71

      zur Hausen H: Вирусы папилломы человека и их возможная роль в плоскоклеточной карциноме. Curr Top Microbiol Immunol 78: 1, 1977

      72

      Crum CP, Ikenberg H, Richart RM et al: Вирусы папилломы шейки матки разделяются в пределах морфологически различных предраковых поражений. J Virol 54: 675, 1985

      73

      Ferenczy A, Mitao M, Nagai N et al: Скрытый вирус папилломы и повторяющиеся остроконечные кондиломы.N Engl J Med 313: 784, 1985

      74

      Рейд Р., Гринберг М., Дженсон А.Б. и др .: Папилломавирусные инфекции, передающиеся половым путем: I. Анатомическое распределение и степень патологии новообразований связаны с разными вирусными типами. Am J Obstet Gynecol 156: 212, 1987

      75

      Hutchinson ML, Agarwal P, Denault T et al: Новый взгляд на цитологию шейки матки: результаты многоцентрового исследования ThinPrep.Acta Cytol 36: 499, 1992

      76

      Borst M, Butterworth CE, Baker V et al: Скрининг на вирус папилломы человека у женщин с атипичными мазками Папаниколау. J Reprod Med 36: 95, 1991

      77

      Reid R, Greenberg MD, Lorincz A et al: Следует ли дополнить цитологическое исследование шейки матки цервикографией или детектированием дезоксирибонуклеиновой кислоты вируса папилломы человека? Am J Obstet Gynecol 164: 1461, 1991

      78

      Cox JT, Lorincz AT, Schiffman MH и др. диагностика атипичных плоскоклеточных клеток неясной значимости.Am J Obstet Gynecol 172: 946, 1995

      79

      Spitzer M, Krumholz BA, Chernys AE et al: Сравнительная полезность повторных мазков Папаниколау при кольпоскопии и оценке цервикографии Мазки Папаниколау. Obstet Gynecol 69: 731, 1987

      80

      Massad LS, Lonky NM, Mutch DG et al. кольпоскопия.J Reprod Med 38: 163, 1993

      81

      Семинар Национального института рака: Система Bethesda 1988 года для сообщения о цервикальных / вагинальных цитологических диагнозах. JAMA 262: 931, 1989

      82

      Broder S: Система Bethesda для сообщения цервикальной / вагинальной цитологической диагностики: Отчет о семинаре Bethesda 1991 года. JAMA 267: 1892, 1992

      83

      Курман Р.Дж., Хенсон Д.Е., Хербст А.Л. и др.: Временные рекомендации по лечению аномальной цитологии шейки матки.JAMA 271: 1866, 1994

      84

      Herbst AL: Система Bethesda для цервикальной / вагинальной цитологической диагностики: Внимание! Obstet Gynecol 76: 449, 1990

      85

      Syrjanen K, Kataja V, Yliskoski M и др.: Естественная история поражений папилломы шейки матки не имеет отношения к биологической системе Bethesda. Obstet Gynecol 79: 675, 1992

      86

      Lonky NM, Navarre GL, Saunders S et al: Мазки Папаниколау низкой степени злокачественности и система Bethesda: проспективный цитостатический анализ.Obstet Gynecol 85: 716, 1995

      87

      Hughes RG, Neill WA, Norval M: экспрессия вируса папилломы и антигена c-myc в нормальном и новообразованном эпителии шейки матки. J Clin Pathol 42: 46, 1989

      88

      Riviere A, Wilckens C, Loning T: Экспрессия c-erb-B2 и c-myc в плоскоклеточном эпителии и плоскоклеточной карциноме голова и шея и нижние женские половые пути.J Oral Pathol Med 19: 408, 1990

      89

      Berchuck A, Rodriguez G, Kamel A et al: Экспрессия рецептора эпидермального фактора роста и HER-2 / Neu в норме и опухоли шейка матки, вульва и влагалище. Obstet Gynecol 76: 381, 1990

      90

      Mittal K, Pearson J, Demopoulos R: Паттерны мРНК для рецептора эпидермального фактора роста и кератина B-2 в нормальном цервите и кератине B-2 интраэпителиальная неоплазия.Gynecol Oncol 38: 224, 1990

      91

      Pinion SB, Kennedy JH, Miller RW et al: Экспрессия онкогенов при цервикальной интраэпителиальной неоплазии и инвазивном раке шейки матки. Lancet 337: 819, 1991

      92

      Rihet S, Lorenzato M, Clavel C: Онкогенные вирусы папилломы человека и плоидность при поражениях шейки матки. J Clin Pathol 49: 892, 1996

      93

      Tarapore P, Fukasawa K: мутация p53 и митотическая неверность.Cancer Invest 18: 148, 2000

      94

      Sheets EE, Crum CP, Yeh J: Связь между неоплазией шейки матки и апоптозом, обнаруженная с помощью ядерной маркировки in situ. Gynecol Oncol 63: 94, 1966

      95

      ter Harmsel B, Smedts F, Luijpers J et al: Иммунореактивность BCL-2 увеличивается с тяжестью CIN: исследование нормального эпителия шейки матки ЦИН и рак шейки матки.J Pathol 179: 26, 1996

      96

      Стэнли М., Саркар С. Генетические изменения в карциноме шейки матки. Papillomavir Rep 5: 141, 1994

      97

      Rader JS, Gerhard D, O’Sullivan MJ et al: Цервикальная интраэпителиальная неоплазия III демонстрирует частую аллельную потерю в 3p и 6p. Гены Хромосомы Рак 22: 57, 1998

      98

      Биррер М. Дж., Хендрикс Д., Фарли Дж. И др.: Аномальная экспрессия Fhit при злокачественных и предраковых поражениях шейки матки.Cancer Res 59: 5270, 1999

      99

      Накагава С., Йошикава Х., Кимура М. и др.: Возможное участие аберрантной экспрессии гена FHIT в канцерогенезе плоскоклеточной карциномы шейка матки. Br J Cancer 79: 589, 1999

      100

      Tjalma W, Sonnemans H, Weyler J et al: Ангиогенез при цервикальной интраэпителиальной неоплазии и риск рецидива.Am J Obstet Gynecol 181: 554, 1999

      101

      Callagy G, O’Grady A, Butler D: Экспрессия CD44 в цервикальном плоском новообразовании матки? Gynecol Oncol 76: 73, 2000

      102

      Richart RM, Wright TC: Споры в лечении интраэпителиальной неоплазии шейки матки низкой степени злокачественности. Cancer 71: 1413, 1993

      103

      Фукуда К., Хачисуга Т., Накамура С. и др.: Местный иммунный ответ при стойкой дисплазии шейки матки.Obstet Gynecol 82: 941, 1993

      104

      Петри К.У., Шиффель Д., Боде У. и др.: Клеточный иммунодефицит усиливает прогрессирование поражений шейки матки, связанных с вирусом папилломы человека. Int J Cancer 57: 836, 1994

      105

      McIndoe WA, McLean MR, Jones RW et al: инвазивный потенциал карциномы in situ шейки матки. Obstet Gynecol 64: 451, 1984

      106

      Ostor AG: Естественная история цервикальной интраэпителиальной неоплазии: критический обзор.Int J Gynecol Pathol 12: 186, 1993

      107

      Oortmarssen GJ, Habbema JDF: Эпидемиологические доказательства возрастной регрессии преинвазивного рака шейки матки. Br J Cancer 64: 559, 1991

      108

      Alvarez RD, Helm WC, Edwards RP et al: Проспективное рандомизированное исследование LLETZ по сравнению с лазерной абляцией у пациентов с цервикальной интраэпителиальной неоплазией.Gynecol Oncol 52: 175, 1994

      109

      Bigrigg MA, Codling BW, Pearson P et al: Кольпоскопическая диагностика и лечение дисплазии шейки матки за одно посещение клиники: Опыт работы с низковольтным оборудованием петля диатермии у 1000 больных. Lancet 336: 229, 1990

      110

      Van der Graaf Y, Vooijs GP, Gaillaard HLJ et al: Ошибки скрининга при скрининге цервикальной цитологии.Acta Cytol 31: 434, 1987

      111

      Eddy DM: Скрининг на рак шейки матки. Ann Intern Med 113: 214, 1990

      112

      Massad LS, Meyer P, Hobbs J: Знания о скрининге рака шейки матки среди женщин, посещающих городские клиники кольпоскопии. Cancer Detect Prev 21: 103, 1997

      113

      Boyce JG, Fruchter RG, Romanzi L et al: Ошибочность интервала между скринингом мазков из шейки матки.Obstet Gynecol 76: 627, 1990

      114

      Christopherson WM, Lundin FE, Mendez WM et al: Контроль рака шейки матки: исследование тенденций заболеваемости и смертности за 21-летний период. Рак 35: 1357, 1976

      115

      Миллер А.Б., Линдси Дж., Хилл ГБ: Смертность от рака матки в Канаде и ее связь со скринингом на рак шейки матки.Int J Cancer 17: 602, 1976

      116

      Johannesson G, Geirsson G, Day M: Влияние массового обследования в Исландии в 1965–1974 годах на заболеваемость и смертность шейки матки. карцинома. Int J Cancer 21: 418, 1978

      117

      Adami HO, Ponten J, Sparen P et al: Тенденция выживаемости после инвазивной диагностики рака шейки матки в Швеции до и после цитологического скрининга: 1960–1960 гг. 1984 г.Рак 73: 140, 1994

      118

      Косс Л.Г.: Тест Папаниколау для выявления рака шейки матки: триумф и трагедия. JAMA 261: 737, 1991

      119

      Шай К., Чу Дж., Мандельсон М. и др.: Интервал скрининга мазка Папаниколау и риск рака шейки матки. Obstet Gynecol 74: 838, 1989

      120

      Петерс Р.К., Медведь М.Б., Томас Д. Барьеры на пути выявления рака шейки матки.Prev Med 18: 133, 1989

      121

      Мамон Дж. А., Шедиак М. С., Кросби С. Б. и др. . Prev Med 19: 363, 1990

      122

      Лерман К., Ханджани П., Капуто С. и др.: Консультации по телефону улучшают приверженность к кольпоскопии среди женщин из меньшинств с более низким доходом.J Clin Oncol 10: 330, 1992

      123

      Стюарт Д.Э., Ликриш Г.М., Сьерра С. и др.: Влияние образовательных брошюр на знания и эмоциональный стресс у женщин с аномальными мазками Папаниколау. Obstet Gynecol 81: 280, 1993

      124

      Rylander E: Отрицательные мазки у женщин с инвазивным раком шейки матки. Acta Obstet Gynecol Scand 56: 115, 1977

      125

      Koonings PP, Dickinson K, d’Ablaing G.Obstet Gynecol 80: 241, 1992

      126

      Germain M, Heaton R, Erickson D et al: Сравнение трех наиболее распространенных методов взятия мазка Папаниколау. Obstet Gynecol 84: 168, 1994

      127

      Кок М.Р., Бун М.Э .: Последствия нейросетевой технологии для цервикального скрининга: повышение согласованности диагностики и положительные результаты.Рак 78: 112, 1996

      128

      Wilbur DC, Prey MU, Miller WM et al: Система AutoPap для первичного скрининга в цитологии шейки матки: сравнение результатов предполагаемого, предполагаемого используйте учебу с рутинной ручной практикой. Acta Cytol 42: 214, 1998

      129

      Sheets EE, Constantine NM, Dinisco S et al: Биопсии под контролем кольпоскопии обеспечивают основу для сравнения точности мазков ThinPrep и Papanicolaou.J Gynecol Tech 1: 27, 1995

      130

      Lee KR, Ashfaq R, Birdsong GG et al: Сравнение обычных мазков Папаниколау и жидкостной тонкослойной системы скрининга рака шейки матки . Obstet Gynecol 90: 278, 1997

      131

      Hutchinson ML, Zahniser DJ, Sherman ME et al: Применение жидкостной цитологии для скрининга рака шейки матки.Рак 87: 48, 1999

      132

      Соломон Д., Дэйви Д., Курман Р и др.: Система Bethesda 2001: терминология для сообщения результатов цитологии шейки матки. JAMA 287: 2114, 2002

      133

      Коутски Л., группа ALTS: Тестирование вируса папилломы человека для сортировки женщин с цитологическими доказательствами плоских интраэпителиальных поражений низкой степени злокачественности: исходные данные испытание.J Natl Cancer Inst 92: 397, 2000

      134

      Bergeron C, Jeannel D, Poveda JD: Тестирование вируса папилломы человека у женщин с легкой цитологической атипией. Obstet Gynecol 95: 812, 2000

      135

      Райт Т.С., Денни Л., Кун Л. и др.: Тестирование ДНК ВПЧ в самостоятельно собранных вагинальных образцах по сравнению с цитологическим скринингом для выявления рака шейки матки. JAMA 283: 81, 2000

      136

      Schiffman M, Herrero R, Hildesheim A et al: Тестирование ДНК ВПЧ при скрининге рака шейки матки: результаты от женщин из провинции Коста с высоким риском Рика.JAMA 283: 87, 2000

      137

      Maiman M, Fruchter RG, Serur E et al: Инфекция вируса иммунодефицита человека и неоплазия шейки матки. Gynecol Oncol 38: 377, 1990

      138

      Schafer A, Friedmann W, Mielke M et al: Повышенная частота дисплазии-неоплазии шейки матки у женщин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека до степени иммуносупрессии.Am J Obstet Gynecol 164: 593, 1991

      139

      Финк М.Дж., Фрухтер Р.Г., Майман М. и др.: Адекватность цитологии и кольпоскопии в диагностике серопозитивных заболеваний шейки матки у женщин. Gynecol Oncol 55: 133, 1994

      140

      Wright TC, Moscarelli RD, Dole P et al: Значение легкой цитологической атипии у женщин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека.Obstet Gynecol 87: 515, 1996

      141

      Holcomb K, Abulafia O, Matthews RP et al: Значение цитологии ASCUS у ВИЧ-положительных женщин. Gynecol Oncol 75: 118, 1999

      142

      Wright TC, Massad S, Dunton CJ et al: 2006 Консенсусное руководство по ведению женщин с аномальными скрининговыми тестами на рак шейки матки. Am J Obstet Gyncol 197: 346, 2007

      143

      Результаты рандомизированного исследования по управлению цитологической интерпретацией атипичных плоских клеток неопределенного значения.Группа изучения сортировки ASCUS-LSIL (ALTS). Am J Obstet Gynecol 188: 1383, 2003

      144

      Рандомизированное исследование лечения цитологических интерпретаций плоскоклеточных интраэпителиальных поражений низкой степени злокачественности. Группа изучения сортировки ASCUS-LSIL (ALTS). Am J Obstet Gynecol 188: 1393, 2003

      145

      Reid R: Биология и кольпоскопические особенности заболевания шейки матки, связанного с вирусом папилломы человека.Obstet Gynecol Clin North Am 20: 123, 1993

      146

      Rome RM, Urcuyo R, Nelson JH: Наблюдения на поверхности зоны аномальной трансформации, связанной с интраэпителиальной и ранней инвазией клеточные поражения шейки матки. Am J Obstet Gynecol 129: 565, 1977

      147

      Ostergard DR: Влияние возраста, тяжести и паритета на расположение плоскоколонно-столбчатого сочленения шейки матки, определенное методом кольпоскопии.Am J Obstet Gynecol 129: 59, 1977

      148

      Картрайт PS, Дао AH, Рид GW: Вирус папилломы человека у женщин: трехлетний опыт работы в кольпоскопической клинике окружной больницы. J Reprod Med 37: 167, 1992

      149

      Андерсен В., Фриерсон Х, Барбер С. и др.: Чувствительность и специфичность эндоцервикального кюретажа и эндоцервикальной щетки для оценки эндоцервикального канальцевого канала .Am J Obstet Gynecol 159: 702, 1988

      150

      Swan RW: Оценка точности кольпоскопии без эндоцервикального кюретажа. Obstet Gynecol 53: 680, 1979

      151

      Urcuyo R, Rome RM, Nelson JH: Некоторые наблюдения о значении эндоцервикального кюретажа, выполняемого как неотъемлемая часть кольпоскопического обследования пациентов аномальная цитология шейки матки.Am J Obstet Gynecol 128: 787, 1977

      152

      Drescher CW, Peters WA, Roberts JA: Вклад эндоцервикального кюретажа в оценку аномальной цервикальной цитологии. Obstet Gynecol 62: 343, 1983

      153

      Суассон А.П., Молина С.Ю., Бенсон В.Л.: Эндоцервикальный кюретаж при оценке заболевания шейки матки у пациентов с адекватной кольпоскопией.Obstet Gynecol 71: 109, 1988

      154

      Townsend DE, Richart RM, Marks E et al: Инвазивный рак после амбулаторного обследования и лечения шейки матки. Obstet Gynecol 57: 145, 1981

      155

      Rabin JM, Spitzer M, Dwyer AT et al: Местная анестезия для гинекологических процедур. Obstet Gynecol 73: 1040, 1989

      156

      Prefontaine M, Fung-Kee-Fung M, Moher D: Сравнение местного ксилокаина с плацебо в качестве местного анестетика в качестве местного анестетика.Can J Surg 34: 163, 1991

      157

      Ismail SM, Colclough AB, Dinnen JS et al: Отчетность цервикальной интраэпителиальной неоплазии (CIN): внутри- и интерпатологические факторы связанные с разногласиями. Histopathology 16: 371, 1990

      158

      Oyesanya OA, Amerasinghe C., Manning EAD: Сравнение конизации петлевой диатермии и конизации, связанной с холодным ножом, для лечения неудовлетворительной пластики шейки матки.Gynecol Oncol 50: 84, 1993

      159

      Girardi F, Heydarfadai M, Koroschetz R et al: Конизация холодным ножом против удаления петли: гистопатологические и клинические результаты. Gynecol Oncol 55: 368, 1994

      160

      Buller RE, Jones HW: Беременность после конизации шейки матки. Am J Obstet Gynecol 142: 506, 1982

      161

      Kristensen J, Langhoff-Roos J, Wittrup M et al: Конизация шейки матки и преждевременные роды / системный обзор низкой массы тела при рождении: A литература.Acta Obstet Gynecol Scand 72: 640, 1993

      162

      Thompson JD, Rock JA: Гистерэктомия и цервикальная интраэпителиальная неоплазия. В «Оперативной гинекологии Телинде», стр. 707, 1153. 7-е изд. Филадельфия, Дж. Б. Липпинкотт, 1992

      163

      Kobak WH, Roman LD, Felix JC et al: Роль эндоцервикального кюретажа при конизации шейки матки при дисплазии высокой степени.Obstet Gynecol 85: 197, 1995

      164

      Paraiso MFR, Brady K, Helmchen R et al: Оценка эндоцервикальной Cytobrush и Cervex-Brush у беременных. Obstet Gynecol 84: 539, 1994

      165

      Lurain JR, Gallup DG: Ведение патологических мазков Папаниколау во время беременности. Obstet Gynecol 53: 484, 1979

      166

      Benedet JL, Selke PA, Nickerson KG: Кольпоскопическая оценка патологических мазков Папаниколау во время беременности.Am J Obstet Gynecol 157: 932, 1987

      167

      Kiguchi K, Bibbo M, Hasegawa T et al: Дисплазия во время беременности: последующее цитологическое исследование. J Reprod Med 26: 66, 1981

      168

      DeSaia PJ, Creasman WT: Преинвазивное заболевание шейки матки. In: Clinical Gynecologic Oncology, p 14. St Louis, Mosby-Year Book, 1993

      169

      Hannigan EV, Whitehouse HH, Atkinson WD et al: Биопсия конуса во время беременности.Obstet Gynecol 60: 450, 1982

      170

      Андрас Э. Дж., Флетчер Г. Х., Ратледж Ф .: Лучевая терапия рака шейки матки после простой гистерэктомии. Am J Obstet Gynecol 115: 647, 1973

      171

      Chapman JA, Mannel RS, DiSaia PJ et al: Хирургическое лечение неожиданного инвазивного рака шейки матки, обнаруженного при тотальной гистерэктомии. Obstet Gynecol 80: 931, 1992

      Дисплазия шейки матки, плоидность и статус вируса папилломы человека коррелируют с потерей экспрессии Fhit

      Abstract

      Цель: Ген супрессора опухоли, FHIT , был клонирован и картирован в области 3p14 хромосомы.2, одна из областей, наиболее часто удаляемых при раке шейки матки. В этом отчете мы показываем, что экспрессия белка Fhit в отношении подтипа вируса папилломы человека (ВПЧ), типа интраэпителиального поражения, иммунодефицита, вызванного ВИЧ, и содержания ДНК (плоидности) коррелирует с биологическим поведением поражений. .

      Дизайн эксперимента: Чтобы исследовать участие гена FHIT в плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях низкой и высокой степени (LGSIL и HGSIL, соответственно, ) шейки матки, мы исследовали экспрессию белка Fhit с помощью иммуноцитохимического анализа в 131 мазке из шейки матки. из 96 ВИЧ-серопозитивных пациентов (42 с LGSIL и 10 с HGSIL) и 35 ВИЧ-серонегативных (5 с LGSIL).

      Результаты: белок Fhit был обнаружен в нормальных клетках, тогда как диспластические клетки (независимо от инфекции HPV и подтипов HPV) показали пониженную экспрессию Fhit ( P = 0,00001). Поражения от 52 ВИЧ-серопозитивных пациентов, 42 LGSIL и 10 HGSIL показали содержание диплоидной ДНК в 63,5%, анеуплоид в 32,7% и полиплоид в 3,8%, но 90% HGSIL показали содержание анеуплоидной ДНК, и все были инфицированы Подтипы ВПЧ 16/18. 23,8% случаев LGSIL были связаны с ВПЧ 16.

      Выводы: Эти данные ясно указывают на то, что потеря экспрессии Fhit происходит на ранних стадиях канцерогенеза шейки матки. Пап-тест представляет собой одну из самых удобных и быстрых процедур, доступных для выявления клеточных изменений; следовательно, окрашивание Fhit может быть использовано в качестве полезного инструмента при скрининге более широкой популяции для выявления ранних изменений клеточного поведения.

      ВВЕДЕНИЕ

      Рак шейки матки — одно из самых смертоносных новообразований у женщин, особенно в развивающихся странах (1) .Связь между ВПЧ3 инфекция и предраковые поражения шейки матки, такие как LGSIL и HGSIL, были четко продемонстрированы (2, 3, 4) . Цитоморфологическая идентификация клеточных изменений в настоящее время является наиболее удобной, быстрой, экономичной и чувствительной процедурой, доступной для выявления инфекции ВПЧ в половых путях.

      HPV, ДНК-вирус, поражает как ядро, так и цитоплазму инфицированных клеток со специфическими изменениями. ДНК ВПЧ может находиться в ядрах эпителиальных клеток как неинтегрированная, так и интегрированная.Ядерные изменения, как правило, более выражены в случаях интеграции ДНК ВПЧ в ядерную ДНК эпителиальных клеток. Такие поражения обычно выглядят диспластическими и атипичными. В этих случаях могут возникать хромосомные и плоидные изменения, отличительные признаки SIL или диспластические изменения. Классическим проявлением инфекции ВПЧ является наличие койлоцитов (5). .

      ВИЧ-инфекция является важным фактором риска инфекции ВПЧ и связанных с ней поражений аногенитальных трактов у женщин (6, 7, 8, 9) .Механизмы, с помощью которых ВИЧ усиливает патогенный эффект ВПЧ на клетки рака шейки матки, еще четко не определены, но ослабленный иммунологический контроль репликации ВПЧ или взаимодействия между ВПЧ и ВИЧ могут быть факторами, способствующими этому. Было продемонстрировано, что ВИЧ влияет на иммунную функцию шейки матки, уменьшая количество клеток Лангерганса и их функцию (10). . Эти наблюдения предполагают комплексное влияние ВИЧ на индуцированную иммуносупрессию, повышенную восприимчивость к инфекции ВПЧ и облегчение развития связанных аногенитальных поражений.Кроме того, у ВИЧ-инфицированных женщин наблюдалась стойкая инфекция ВПЧ высокого онкогенного риска 16/18 типов, связанная с развитием HGSIL (10 , 11) .

      Хотя инфекция ВПЧ играет важную роль в цервиковагинальном канцерогенезе, некоторые авторы предполагают, что этого недостаточно для развития опухоли (12). . Другие события, такие как инактивация гена-супрессора опухоли, вероятно, имеют решающее значение в патогенезе рака шейки матки. Делеции короткого плеча хромосомы 3 (3p) были обнаружены в результате потери исследований гетерозиготности при раке шейки матки (13, 14, 15) .Было показано, что области, охватывающие 3p13–14.3, 3p13–21.3, 3p14.2 и 3p21, удалены, что свидетельствует о наличии генов-супрессоров опухолей, ответственных за канцерогенез шейки матки в этих регионах. Кроме того, цитогенетические исследования показали корреляцию между общими сайтами ломкости хромосом и сайтами интеграции ВПЧ (16). .

      Ген-супрессор опухоли, FHIT , был клонирован и картирован в области 3p14.2 хромосомы, одной из областей, наиболее часто удаляемых при карциноме шейки матки.Ген FHIT охватывает область размером более 1 Mb, которая включает в себя общую ломкую область FRA3B и кодирует белок M r 16 800, с активностью диаденозинтрифосфатгидролазы (17) . Обычными конститутивными хрупкими участками являются области хромосом, которые показывают разрывы и разрывы после обработки химическими веществами, ингибирующими репликацию ДНК, обычно афидиколином. Было показано, что эти хрупкие сайты, которые встречаются у всех людей, являются высоко рекомбиногенными и участвуют в делециях и транслокациях.Соответственно, сайт интеграции папилломавируса, сайты интеграции плазмиды и раковые транслокации были картированы в ломком сайте FRA3B в гене FHIT (18). .

      В этом отчете мы изучали экспрессию белка Fhit с помощью иммуноцитохимии мазков Папаниколау в зависимости от подтипа ВПЧ, типа SIL, иммунодефицита, вызванного ВИЧ, и содержания ДНК (плоидности) для корреляции биологического поведения поражений. .

      ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

      Человеческие объекты и сбор образцов.

      Было проанализировано

      мазков из шейки матки 131 пациента; 96 серопозитивных на ВИЧ со средним возрастом 32,8 года (стандартное отклонение 5,2; диапазон от 24 до 50 лет) и 35 серонегативных ВИЧ со средним возрастом 31,8 года (стандартное отклонение 6,6; диапазон от 21 до 55 лет). ВИЧ-серопозитивные пациенты наблюдались клинически, а ВИЧ-серонегативные пациенты были категорией с риском инфицирования. Ни у одной из пациенток ранее не было поражений шейки матки. Все были набраны в больнице «Умберто I» Римского университета «Ла Сапиенца» и дали свое информированное согласие.

      Пациенты были опрошены для получения подробной информации об их гинекологическом анамнезе и возможных факторах риска ВИЧ и ВПЧ. Все пациенты были отправлены на прием к гинекологу с помощью кольпоскопии, а образцы шейки матки были получены путем отшелушивания шпателем Эйра. Для каждого пациента было собрано три мазка; один был зафиксирован в спирте с концентрацией 95% для анализа пятен по Папаниколау согласно системе Bethesda (19) , а два мазка фиксировали в ацетоне при 4 ° C для иммуноцитохимического анализа и плоидности ДНК (методом Фельгена).Остаточный клеточный материал на шпателе использовали для молекулярного определения HPV с помощью ПЦР. Только ВИЧ-серопозитивные и -серонегативные случаи с цитологическим диагнозом LGSIL и HGSIL (гистологически подтверждены) были последовательно оценены с помощью молекулярного анализа на HPV-PCR.

      Иммуноцитохимия.

      Все цитологические мазки с LGSIL и HGSIL окрашивали кроличьими поликлональными антителами против Fhit, которые были индуцированы против слитого белка глутатион S -трансфераза-Fhit, без предшествующей стадии извлечения антигена.Антитело использовали в разведении 1: 2500 в течение 2 ч при комнатной температуре. После этой инкубации мазки обрабатывали биотинилированным антителом против кролика и стрептавидин-биотин-пероксидазой (протокол Immunotech Delta Kit). В качестве хромогена использовали диаминобензидин, а слайды контрастировали гематоксилином. В качестве отрицательного контроля мы использовали осадок клеток из одной линии клеток рака шейки матки и двух линий рака легкого, которые, как ранее было показано, являются Fhit-отрицательными. В качестве положительного контроля мы использовали аналогично обработанные гранулы клеток Fhit-положительной линии клеток рака легкого и линии клеток рака шейки матки.Степень иммуноокрашивания оценивали путем подсчета клеток шейки матки, окрашенных диаминобензидином, как минимум в 500 клетках в различных полях микроскопа при увеличении × 400 и выражали в процентах. Все мазки клеток были исследованы независимо двумя исследователями, и было обнаружено полное согласие при определении положительности или отрицательности белка Fhit.

      Плоидность ДНК.

      Анализ плоидности был проведен только на 52 ВИЧ-серопозитивных случаях с LGSIL и HGSIL с использованием аппарата Becton Dickinson CAS 200 Ploidy Analysis (Программа 2.3) на образце, предварительно окрашенном модифицированным методом Фельгена с использованием коммерческого набора, Набор для количественного окрашивания ДНК 102300-01 (Becton Dickinson, Elmhurst, IL). Аппарат сначала калибровали на гепатоцитах мыши, предоставленных тем же производителем, а затем на не менее 30 нормотипических эпителиальных элементах, удаленных из здоровой области бокового свода и дистально мазанных на том же предметном стекле. Анализ проводился не менее чем на 100 морфологически атипичных элементах. Когда присутствовали как диплоидные (или полиплоидные), так и анеуплоидные клоны, поражение считалось анеуплоидным.

      Молекулярное обнаружение ВПЧ с помощью ПЦР.

      Все цитологические образцы шейки матки с LGSIL и HGSIL (52 серопозитивных на ВИЧ и 5 серонегативных на ВИЧ) фиксировали и исследовали в плановом порядке. Внутриэпителиальные поражения были классифицированы как вирусные, низкосортные и высокозлокачественные поражения в соответствии с системой Bethesda.

      Во избежание контаминации синтез олигонуклеотидов, подготовка образцов и реакции ПЦР проводились в разных лабораториях. Цитологические образцы собирали в стерильные 1.5 полипропиленовых пробирок и ресуспендировали в 100 мкл буфера для переваривания с протеиназой К, инкубировали в течение ночи при 37 ° C и кипятили в течение 5 мин.

      Аликвоты (10 мкл) каждой использовали для ПЦР-амплификации. Каждый цитологический образец анализировали с помощью ПЦР на наличие последовательностей открытой рамки считывания HPV с использованием следующих праймеров: HPV-6/11, 5′-gAC CAg TTg TgC AAg TTTAATC-3 ‘и 3′-CTT CCA TgC ATg TTg TCC AgC Ag-5 ′; HPV-16, 5’-ACC gAA ACC ggT Tag TATAAAAgC-3 ‘и 3′-gAT CAT TTg TCT CTg gTT gCA AAT-5′; HPV-18, 5’-CAC ACC ACA ATA CTA Tgg CgCgCT-3 ‘и 3′-CTg CTg gAT TCA ACg gTT TCT ggC-5′; и HPV-31/33/51, 5’-TgT CAA AAA CCgTTgTgTCC 3 ‘и 3′-gAg CTg TCg TCg CTT AAT TgC TC-5’.

      Каждый эксперимент по амплификации включал один отрицательный и один положительный контроль для каждого типа вируса. Часть экзона 15 гена APC человека обычно амплифицировали в качестве положительного контроля с использованием следующих праймеров: APC, 5′-gTCCTTCACAgAAtgAAAgATg-3 ‘и 3′-CTg CTT gAA gAA gAC ATA TgTTCg-5’.

      Размер амплифицированных фрагментов составлял 399, 576, 360, 275 и 520 п.н. соответственно. Реакции амплификации проводили в 100 мкл реакционного буфера, содержащего 50 мМ KCl, 2 мМ MgCl2, 10 мМ Трис (pH 8.3), 200 мкм каждого дезоксинуклеотидтрифосфата, 2,5 единицы ДНК-полимеразы Taq (Perkin-Elmer-Cetus, Norwalk, CT), 100 пмоль каждого праймера и 10 мкл образца, расщепленного протеиназой K. Образцы денатурировали при 95 ° C в течение 5 минут с последующими 40 циклами амплификации (денатурация при 94 ° C в течение 1,5 минут, отжиг при 55 ° C в течение 2 минут, за исключением HPV-6/11 и APC, где отжиг проводился при 40 ° C и 57 ° C соответственно, удлинение было при 72 ° C в течение 2 минут; окончательное удлинение было продлено до 7 минут). Амплифицированные продукты (15 мкл) подвергали электрофорезу через 1.6% агарозные гели. Гели анализировали УФ-излучением после окрашивания бромидом этидия.

      Статистический анализ.

      Тест Манна-Уитни U был выполнен для определения статистической значимости различий в экспрессии Fhit, и значения α <0,05 были интерпретированы как статистически значимые.

      РЕЗУЛЬТАТЫ

      Обследован 131 пациент, из них 96 ВИЧ-положительных и 35 серонегативных.Среди 96 ВИЧ-серопозитивных пациентов 12 мазков Папаниколау были нормальными, 32 имели доброкачественные клеточные изменения, 42 показали LGSIL и 10 HGSIL. Из 35 серонегативных пациентов в 12 случаях были обнаружены реактивные изменения в зависимости от типа воспаления, а в 5 случаях были обнаружены LGSIL, но HGSIL не были обнаружены (Таблица 1) ⇓ .

      Таблица 1

      Цитологические диагнозы

      Во всех случаях оценивалось выражение

      Fhit. Подтипы ВПЧ были обнаружены в диспластических клетках 52 ВИЧ-серопозитивных пациентов и 5 ВИЧ-серонегативных пациентов.Анализ плоидности и CD4 + лимфоцитов были проанализированы у 52 ВИЧ-серопозитивных пациентов, охарактеризованных LGSIL и HGSIL (Таблица 2) ⇓ . Из этих повреждений 33 (63,5%) имели содержание диплоидной ДНК, 17 (32,7%) анеуплоидные и 2 (3,8%) полиплоидные. Девять из 10 HGSIL ВИЧ-положительных случаев показали содержание анеуплоидной ДНК, и все были инфицированы подтипами HPV-16/18. Десять из 42 LGSIL ВИЧ-положительных случаев (23,8%) были связаны с ВПЧ-16. Кроме того, 33 образца в этой группе (78,6%) имели диплоидную ДНК, а 8 (19%) содержали анеуплоидную ДНК; 6 из 8 случаев анеуплоида были связаны с ВПЧ-16.

      Таблица 2

      Различные конечные точки изучены в 52 ВИЧ-серопозитивных случаях

      Мы изучили уровень CD4 + -положительных лимфоцитов, и только 15 из 52 ВИЧ-положительных пациентов (15,6%) показали значения CD4 + <250 клеток / мкл. Значение CD4 + <250 клеток / мкл обычно считается клиническим СПИДом. В этой группе у 14 пациентов были выявлены поражения SIL. Мы наблюдали анеуплоидные поражения у 17 пациентов, и 14 из них, все с LGSIL и HGSIL, показали уровни CD4 + <250 клеток / мкл.

      Экспрессия белка Fhit.

      Иммуноцитохимическое определение белка Fhit во всех мазках Папаниколау всегда наблюдалось в нормальных клетках; напротив, диспластические клетки, независимо от инфекции HPV и подтипов HPV, показали сниженную экспрессию белка (рис. 1) ⇓ . В поражениях HGSIL мы наблюдали сильное снижение или отсутствие экспрессии белка Fhit.

      Рис.1.

      LGSIL от ВИЧ-серопозитивного пациента. Темное окрашивание , нормальные поверхностные плоские клетки, сильно положительные по окрашиванию Fhit.Другие клетки являются LGSIL-отрицательными по Fhit (× 400).

      Мы идентифицировали подтипы HPV с помощью реакции ПЦР и обнаружили, что 4 образца LGSIL у ВИЧ-серонегативных пациентов были связаны с вирусными подтипами 31/33/51 и 1 — с HPV-16/18. Экспрессия белка Fhit была снижена во всех 5 случаях (48%).

      Когда мы исследовали на вирусную интеграцию 52 ВИЧ-серопозитивных случая с диспластическими клетками, мы обнаружили, что 25 из 52 образцов были связаны с вирусными подтипами 31/33/51.Двадцать два из 25 (91%) были LGSIL и диплоидными, а 3 были HGSIL, анеуплоидными, а также HPV-16/18-положительными. Десять из 42 LGSIL (23,8%) и 8 из 10 HGSIL (80%) были положительными на ВПЧ-16/18. Неожиданно вирусный подтип 6/11 был обнаружен в 1 анеуплоиде LGSIL. Сильное снижение или отсутствие экспрессии белка Fhit в ВИЧ-серопозитивных случаях наблюдалось в 4 образцах анеуплоидных LGSIL, инфицированных HPV-16, и в 8 образцах диплоидных LGSIL, инфицированных HPV-31/33/51. Экспрессия белка Fhit в диспластических клетках коррелировала с цитологическим диагнозом (LGSIL или HGSIL), анализом плоидности ДНК и подтипами HPV.Мы наблюдали полное отсутствие экспрессии белка Fhit в диспластических клетках HGSIL и поражениях HPV 18 и снижение до одной трети в анеуплоидных / полиплоидных поражениях. Как и ожидалось, образцы, инфицированные 31/33/51, показали увеличение экспрессии Fhit по сравнению с образцами, инфицированными HPV-18 (Таблица 3) ⇓ .

      Таблица 3

      Экспрессия Fhit в 52 случаях ВИЧ + a

      Мы измерили уровень экспрессии Fhit только в LGSIL (Таблица 4) ⇓ потому что среднее количество диспластических клеток было близко к нулю в HGSIL (Таблица 3) ⇓ из-за большого количества койлоцитов.В таблице 4⇓ , мы показываем, что количество Fhit-положительных диспластических клеток в анеуплоидных / полиплоидных LGSIL ниже, чем в диплоидных клетках (α = 0,0048). Даже в диспластических клетках LGSIL, инфицированных HPV-31/33/51, мы обнаружили меньше Fhit-положительных клеток, чем в неинфицированных (α = 0,010).

      Таблица 4

      Экспрессия Fhit в LGSIL a случаев ВИЧ +

      ОБСУЖДЕНИЕ

      Подтипы ВПЧ высокого риска 16, 18, 31, 33 и 51 вовлечены в этиопатогенез карциномы шейки матки (10 , 11) , хотя сами по себе эти вирусы недостаточны для полной трансформации цервиковагинального эпителия (1 , 8 , 12) .При предраковых поражениях плоидность может резко измениться; наличие анеуплоидных клонов было показано во многих опухолях (20) . Еще одним важным фактором вирусной инфекции является взаимосвязь между плоидностью и различными подтипами ВПЧ. Goppinger et al. (21) показали, что 84% поражений HPV-16/18 были анеуплоидными. Было показано, что анеуплоидные поражения HPV-16/18 приводят к плохому прогнозу, тогда как диплоидные поражения HPV-16/18 приводят к хорошему прогнозу. Девяносто% случаев рака шейки матки составляют SIL.

      Поражения низкой степени злокачественности редко перерастают в инвазивные карциномы, тогда как поражения высокой степени злокачественности чаще развиваются в сторону прогрессирования опухоли (12) . Giovagnoli et al. (22) предоставили доказательства увеличения как качественной, так и количественной оценки морфологических атипий в клетках, пораженных ВПЧ-инфекцией, и SIL у ВИЧ-серопозитивных пациентов по сравнению с серонегативными. Ядра были меньше и темнее; койлоцитотические и дискератотические изменения были более частыми и более отчетливыми (Ref.22 и эта работа). Результаты показывают корреляцию между цитологическим диагнозом, плоидностью и иммуносупрессией.

      Интересно, что у ВИЧ-положительных пациентов мы обнаружили частую связь с подтипами ВПЧ высокого онкогенного риска 16/18. По этой причине мы считаем, что типирование вирусов важно у ВИЧ-инфицированных пациентов, которые более восприимчивы к развитию диспластических и последовательно неопластических поражений.

      Ранее было показано, что изменения в локусе FHIT возникают как при HPV-положительной, так и при отрицательной карциноме шейки матки (12, 13, 14) .В настоящем исследовании мы подтвердили, что потеря экспрессии Fhit происходит также на ранних стадиях цервикального канцерогенного процесса.

      Аберрантные транскрипты FHIT и потеря экспрессии белка в клеточных линиях рака шейки матки, но не в нормальных клетках, предполагают, что эти изменения играют важную роль в цервиковагинальном канцерогенезе. Потеря гетерозиготности в областях хромосомы 3p часто наблюдалась при раке легких, головы и шеи, мочевого пузыря, почек и груди (23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30) .Делеции областей 3p, вероятно, являются ранними событиями при пренеопластических поражениях легких, пролиферативных доброкачественных поражениях груди и лейкоплакии полости рта (31, 32, 33, 34, 35) .

      Функциональные исследования показали, что замена Fhit в некоторых раковых клетках, в которых отсутствует экспрессия эндогенного гена, подавляет онкогенность (36) , демонстрируя, что Fhit может действовать как супрессор опухолей, наблюдение, которое было подтверждено в исследованиях мышей с нокаутом Fhit (37) . Сигнальный путь, посредством которого Fhit оказывает подавляющее действие, подробно не известен, хотя сверхэкспрессия экзогенного Fhit посредством инфекции или трансфекции вызывает апоптоз раковых клеток, сверхэкспрессирующих Fhit (38, 39, 40). .

      Чтобы лучше понять взаимодействие in vivo между двумя факторами, сильно вовлеченными в канцерогенез шейки матки, инактивацией гена FHIT и инфекцией ВПЧ, было бы особенно полезно изучить соответствующие модели на животных. Были созданы соответствующие рекомбинантные мутантные линии мышей, мышей с нокаутом Fhit и трансгенных мышей K14-HPV 16 (41) ; скрещивание этих моделей мышей может дать новое понимание механизмов взаимодействия между этими двумя этиологическими факторами рака шейки матки.

      Благодарности

      Мы благодарим доктора Кея Хюбнера за полезное обсуждение и критическое чтение рукописи и доктора Франческо Трапассо за общую и техническую помощь.

      Сноски

      • Расходы на публикацию этой статьи были частично покрыты за счет оплаты страницы. Таким образом, данная статья должна быть помечена как реклама в соответствии с 18 U.S.C. Раздел 1734 исключительно для указания этого факта.

      • ↵1 При поддержке гранта MURST-COFIN 98 Министерства делль’Университета и научных исследований и технологий и частично USPHS Grants CA 77738, CA 51083 и CA 56336 Национального института рака.

      • ↵2. Кому следует обращаться с просьбами о перепечатке, в Онкологическом центре Киммела, Университет Томаса Джефферсона, комната 1008, 233 South 10th Street, Филадельфия, Пенсильвания 19107. Телефон: (215) 503-4658; Факс: (215) 923-4498; Электронная почта: rmancini {at} lac.jci.tju.edu

      • ↵3 Используемые сокращения: HPV, вирус папилломы человека; HGSIL, плоскоклеточное интраэпителиальное поражение высокой степени; LGSIL, плоскоклеточное интраэпителиальное поражение низкой степени; FHIT, хрупкая гистидиновая триада; APC, аденоматозный полипоз кишечной палочки.

      • Получено 14 декабря 2000 г.
      • Исправление получено 8 февраля 2001 г.
      • Принято 13 февраля 2001 г.

      Ссылки

      1. Курман Р.ред. . Патология женских половых путей J. B. Blaustein, : 229-326, Springer-Verlag New York, Inc. New York 1994.

      2. Лага М., Айсногл Дж. П., Марселла Р., Манока А. Т., Нзила Н., Райдер Р. В., Вермунд С. Х., Хейвард В. Л., Нельсон А., Ривз В. С. Генитальная папилломавирусная инфекция и оппортунистические осложнения ВИЧ-инфекции при дисплазии шейки матки. Int. J. Cancer, 50 : 45-48, 1992.

      3. Хо Г.Ю., Бурк Р. Д., Флеминг И., Кляйн Р. С. Риск генитальной инфекции папилломы человека у женщин с иммунодепрессией, вызванной вирусом иммунодефицита человека. Int. J. Cancer, 56 : 788-792, 1994.

      4. Райт Т. К., Эллерброк Т. В., Чиассон М. А., Ван Денватер Н., Сан Х. Нью-Йорк. Исследование шейки матки: цервикальная интраэпителиальная неоплазия у женщин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека: распространенность, фактор риска и достоверность мазков Папаниколау.Акушерство. Gynecol., 84 : 591-597, 1994.

      5. Bibbo M. eds. . Всесторонняя цитопатология, : 143-149, W. B. Saunders Co., Philadelphia, 1997.

      6. Sun X. W., Kuhn L., Ellerbrock T. V., Chiasson M. A., Bush T. J., Wright T. C., Jr. Инфекция вируса папилломы человека у женщин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека. N. Engl. J. Med., 337 : 1343-1349, 1997.

      7. Cappiello G., Garbuglia A. R., Salvi R., Rezza G., Branca M. Группа совместных исследований DIANAIDS, ВИЧ-инфекция увеличивает риск плоскоклеточного интраэпителиального поражения у женщин с ВИЧ-инфекцией: анализ генотипов HPV. Int. J. Cancer, 72 : 982-986, 1997.

      8. Цур Хаузен Х. Вирус папилломы человека в патогенезе аногенитального рака. Virology, 184 : 9-13, 1991.

      9. Биррер М. Дж., Хендрикс Д., Фарли Дж., Сундборг М. Дж., Боном Т., Уолтс М. Дж., Герадтс Дж. Аномальная экспрессия Fhit при злокачественных и предраковых поражениях шейки матки. Cancer Res., 59 : 5270-5274, 1999.

      10. Крам С. П. Генитальные папилломавирусы и родственные новообразования. Причинно-следственная связь, диагностика и классификация (Bethesda). Мод. Патол., 7 : 138-145, 1994.

      11. Бранка М., Дельфино А., Росси Э., Джакомини Г., Леонсини Л., Рити М., Морозини П. Л. Цервикальная интраэпителиальная неоплазия и поражения половых путей, связанные с вирусом папилломы человека, у ВИЧ-положительных и ВИЧ-отрицательных женщин. Евро. J. Gynecol. Онкол., 16 : 410-417, 1995.

      12. Вистуба И. И., Монтеллано Ф. Д., Милчгруб С., Вирмани А. К., Беренс К., Чен Х., Ахмадиан М., Новак Дж. А., Мюллер К., Минна Дж. Д., Газдар А. Ф. Делеции хромосомы 3р — частые и ранние события в патогенезе рака шейки матки. Cancer Res., 57 : 3154-3158, 1997.

      13. Muller CY, O’Boyle JD, Fong KM, Wistuba II, Biesterveld E., Ahmadian M., Miller DS, Gazdar AF, Minna JD Аномалии геномной и комплементарной ДНК хрупкой гистидиновой триады при раке шейки матки: ассоциация с типом вируса папилломы человека .J. Natl. Онкологический институт, 90 : 433-439, 1998.

      14. Гринспен Д. Л., Коннолли Д. К., Ву Р., Лей Р. Ю., Фогельштейн Дж. Т., Ким Ю. Т., Мок Дж. Э., Муньос Н., Бош Ф. X., Шах К., Чо К. Р. Потеря экспрессии FHIT в клеточных линиях карциномы шейки матки и первичных опухолях. Cancer Res., 57 : 4692-4698, 1997.

      15. Спинилло А., Тенти П., Заппатор Р., Де Сета Ф., Силини Э., Подсчет клеток Гуашино С. Лангерганса и цервикальная интраэпителиальная неоплазия у женщин с инфекцией вируса иммунодефицита человека. Гинеколь. Онкол., 48 : 210-213, 1993.

      16. Канниццаро ​​Л. А., Дерст М., Мендес М. Дж., Хехт Б. К., Хехт Ф. Региональная хромосомная локализация 16 сайтов интеграции вируса папилломы человека рядом с хрупкими сайтами, онкогенами и точками разрыва хромосомы рака. Рак Генет. Cytogenet., 33 : 93-98, 1988.

      17. Ohta M., Inoue H., Cotticelli MG, Kastury K., Baffa R., Palazzo J., Siprashvili Z., Mori M., McCue P., Druck T. и др. Ген Fhit , охватывающий Хрупкий сайт хромосомы 3p14.2 и связанная с карциномой почки точка разрыва t (3; 8) являются аномальными при раке пищеварительного тракта. Ячейка, 84 : 587-597, 1996.

      18. Хюбнер К., Гаррисон П. Н., Барнс Л. Д., Кроче К.М. Роль локуса FHIT / FRA3B при раке. Анну. Rev. Genet., 32 : 7-31, 1998.

      19. Луфф Р. Д. Система Bethesda для сообщения цервикальных / вагинальных цитологических диагнозов: отчет семинара Bethesda 1991 г. Гм. Pathol., 23 : 719-721, 1992.

      20. Koss L.G., ред. . Диагностическая цитология и гистопатологические основы, Тт. 1 и 2 : J.Б. Липпинкотт Ко. Филадельфия, 1992.

      21. Goppinger A., ​​Birmelin G., Ikenberg H., Elmenthaler U., Hilgarth M., Hillemanns H.G., Wied G. L. Стандартизация вируса папилломы человека и ДНК-цитофотометрия при цервикальной интраэпителиальной неоплазии. J. Reprod. Med., 32 : 609-613, 1987.

      22. Джованьоли М. Р., Манчини Р., Пачи А., Альдеризио М., Скаравелли Г., Джампа Дж., Карраро С., Веккионе А. Плоидность ДНК и подтипы ВПЧ в мазках из шейки матки ВИЧ-серопозитивных и серонегативных пациентов. Anticancer Res., 17 : 2259-2264, 1997.

      23. Девили П., ван ден Брук М., Кейперс-Дейкшорн Н., Коллури Р., Хан П. М., Пирсон П. Л., Корнелисс К. Дж. По меньшей мере четыре различных хромосомных участка вовлечены в потерю гетерозиготности в карциноме груди человека. Genomics, 5 : 554-560, 1989.

      24. Hibi K., Takahashi T., Yamakawa K., Ueda R., Sekido Y., Ariyoshi Y., Suyama M., Takagi H., Nakamura Y., Takahashi T. Три различных региона, участвующих в делеции 3p в легких рак. Онкоген, 7 : 445-449, 1992.

      25. Lothe R. A., Fossa S. D., Stenwig A. E., Nakamura Y., White R., Borresen A. L., Brogger A. Потеря аллелей 3p или 11p связана с опухолями рака яичек.Genomics, 5 : 134-138, 1989.

        .
      26. Ogawa O., Kakehi Y., Ogawa K., Koshiba M., Sugiyama T., Yoshida O., Ogawa O., Kakehi Y. Утрата аллелей на хромосоме 3p характеризует светлоклеточный фенотип почечно-клеточного рака. Cancer Res., 51 : 949-953, 1991.

      27. Ян-Фэн Т. Л., Хан Х., Чен К. К., Ли С. Б., Клаус Э. Б., Каркангиу М. Л., Чемберс С. К., Чемберс Дж.Т., Шварц П. Э. Аллельная потеря при раке яичников. Int. J. Cancer, 54 : 546-551, 1993.

      28. Коно Т., Такаяма Х., Хамагучи М., Такано Х., Ямагути Н., Цуда Х., Хирохаши С., Виссинг Х., Симидзу М., Осимура М., Йокота Дж. Делеционное картирование хромосомы 3p при раке шейки матки человека. Онкоген, 8 : 1825-1832, 1993.

      29. Маэстро Р., Гаспаротто Д., Вукосавлевич Т., Барзан Л., Сульфаро С., Бойокки М. Три отдельных участка делеции в 3р при раке головы и шеи. Cancer Res., 53 : 5775-5779, 1993.

      30. Baffa R., Gomella LG, Vecchione A., Bassi P., Mimori K., Sedor J., Calviello CM, Gardiman M., Minimo C., Strup SE, McCue PA, Kovatich AJ, Pagano F., Huebner К., Кроче С.М. Потеря экспрессии FHIT при переходно-клеточной карциноме мочевого пузыря.Являюсь. J. Pathol., 156 : 419-424, 2000.

      31. Hung J., Kishimoto Y., Sugio K., Virmani A., McIntire D. D., Minna J. D., Gazdar A. F. Аллель-специфичные делеции хромосомы 3p возникают на ранней стадии патогенеза карциномы легких. Варенье. Med. Soc., 273 : 558-563, 1995.

      32. Тейшейра М. Р., Пандис Н., Барди Г., Андерсен Дж. А., Хейм С. Кариотипическое сравнение множественных опухолей и макроскопически нормальных образцов окружающей ткани пациентов с раком груди.Cancer Res., 56 : 855-859, 1996.

      33. Панагопулос И., Пандис Н., Телин С., Петерсон К., Мертенс Ф., Борг А., Кристофферссон У., Мительман Ф., Аман П. Гены FHIT и PTPRG удалены в доброкачественных пролиферативное заболевание груди, связанное с семейным раком груди и цитогенетическими перестройками хромосомной полосы 3p14. Cancer Res., 56 : 4871-4875, 1996.

      34. Мао Л., Ли Дж. С., Фан Ю. Х., Ро Дж. Й., Батсакис Дж. Г., Липпман С., Хиттельман В., Хонг В. К. Частые микросателлитные изменения хромосом 9p21 и 3p14 в предраковых поражениях полости рта и их значение в оценке риска рака. Nat. Med., 2 : 682-685, 1996.

      35. Роз Л., Ву К. Л., Портер С., Скалли К., Спейт П., Рид А., Слоан П., Таккер Н. Аллельный дисбаланс хромосомы 3р при диспластических поражениях полости рта: раннее событие в канцерогенезе полости рта.Cancer Res., 56, : , 1228-1231, 1996.

        .
      36. Сипрашвили З., Соцци Г., Барнс Л.Д., МакКью П., Робинсон А.К., Ерёмин В., Сард Л., Тальябу Э., Греко А., Фузетти Л., Шварц Г., Пьеротти М.А., Кроче С.М., Хюбнер К. Замена Fhit в раковых клетках подавляет онкогенность. Proc. Natl. Акад. Sci. США, 94 : 13771-13776, 1997.

      37. Фонг Л. Ю., Фиданза В., Zanesi N., Lock LF, Siracusa LD, Mancini R., Siprashvili Z., Ottey M., Martin SE, Druck T., McCue PA, Croce CM, Huebner K. Мьюир-Торре-подобный синдром у мышей с дефицитом Fhit . Proc. Natl. Акад. Sci. США, 97 : 4742-4747, 2000.

      38. Джи Л., Фанг Б., Йен Н., Фонг К., Минна Дж. Д., Рот Дж. А. Индукция апоптоза и ингибирование онкогенности и роста опухоли сверхэкспрессией гена хрупкой гистидиновой триады, опосредованной аденовирусным вектором ( FHIT ).Cancer Res., 59 : 3333-3339, 1999.

      39. Sard L., Accornero P.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *