Разное

Препараты группы нпвп что это: список препаратов фармако-терапевтической группы (ФТГ) в справочнике лекарственных средств Видаль

30.06.1970

Содержание

Применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) при коронавирусной инфекцией COVID-19

Пандемия, вызванная коронавирусной инфекцией COVID-19— тема, которая находится в центре внимания мирового сообщества. Любые новости, связанные с этой глобальной проблемой, тотчас находят отражения в средствах массовой информации и становятся доступными всем желающим.

Так, 14 марта французское правительство сообщило о серьезных побочных эффектах, возникающих при использовании нестероидных противовоспалительных препаратов ( НПВП), в частности ибупрофена, у пациентов с инфекцией COVID-19 Министр здравоохранения Франции Oliver Veran написал в твиттере, что использование НПВП ( ибупрофена) может ухудшить течение COVID-19.

19 марта в твиттере было размещено сообщение Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), было заявлено, что на основе всей имеющейся информации , в настоящее время не существует подтвержденных научных доказательств, связывающих использование безрецептурного ибупрофена с обострением коронавируса COVID-19.

В данной ситуации необходимо понимать , что ибупрофен, как и любой другой представитель большой группы НПВП при респираторных инфекциях помогает снизить температуру, облегчить симптомы вирусной инфекции за счет жаропонижающего , обезболивающего эффектов, характерных для данной группы лекарственных средств. Наряду с этим при использовании НПВП у пациентов с острыми респираторными вирусными заболеваниями следует помнить о возможности развития класс-специфических осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта, сердечно- сосудистой системы и почек. Этот риск представляется достаточно серьезным у пожилых пациентов с множественными сопутствующими заболеваниями.

До настоящего времени всё ещё не получено четких данных, свидетельствующих о риске специфических осложнений при использовании препаратов из группы нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), и в частности ибупрофена, при инфекции COVID-19. Также нет четких клинических данных, что прием НПВП повышает риск инфицирования коронавирусом COVID-19. Однако основная масса экспертов высказывается о сдержанном отношении к ибупрофену в качестве жаропонижающего средства при коронавирусной инфекции.

Препаратом выбора в данной неоднозначной ситуации, является парацетамол, лекарственное средство , не относящееся к группе НПВП , но обладающее достаточным жаропонижающим действием.

Для взрослого пациента максимальная разовая доза парацетамола составляет 1000мг, максимальная суточная доза 4000мг.

При приеме данного лекарственного средства необходимо помнить, что парацетамол входит в состав многих комбинированных препаратов, применяющихся для симптоматического лечения респираторных вирусных инфекций (антигриппин, ангриколд, ангримакс, антифлу, афлумед, гриппофлекс, гриппомикс и др.)- для контроля суточной дозы, необходимо учитывать содержание парацетамола в данных комбинированных препаратах.

Распространенные лекарства, содержащие aspirin, и другие нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) или витамин Е

Эта информация расскажет, какие из лекарств содержат aspirin, другие нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) или витамин Е. Перед началом лечения многих видов рака необходимо прекратить прием таких лекарств. Такие лекарства воздействуют на тромбоциты (клетки крови, которые образуют сгустки, предотвращая кровотечение) и могут повысить риск возникновения кровотечений во время лечения.

Другие пищевые добавки (например, прочие витамины и лечебные средства из трав) также могут повлиять на лечение рака. Для получения дополнительной информации прочтите материал Лечебные средства из трав и лечение рака.

Вернуться к началу

До начала лечения рака

Если вы принимаете aspirin, другие НПВП или витамин Е, сообщите об этом своему медицинскому сотруднику. Вам скажут, нужно ли прекратить прием этих лекарств. Вы также можете найти нужные инструкции в материалах о вашем лечении. Прочтите раздел «Примеры лекарств», чтобы понять, содержат ли ваши лекарства aspirin, НПВП или витамин Е.

Перед операцией

Если вам назначили операцию или хирургическую процедуру, следуйте приведенным ниже инструкциям. Если от медицинского сотрудника вы получили другие указания, тогда следуйте только им.

  • Если вы принимаете aspirin и любые лекарства, содержащие aspirin, возможно, вам придется изменить дозу или не принимать их в течение 7 дней до операции. Выполняйте инструкции своего медицинского сотрудника. Не принимайте aspirin до получения соответствующих указаний от своего медицинского сотрудника.
  • Если вы принимаете витамин E или пищевую добавку, содержащую витамин E, прекратите прием за 7 дней до операции или в соответствии с указаниями своего медицинского сотрудника.
  • Если вы принимаете НПВП или лекарство, содержащее НПВП, прекратите прием за 48 часов (2 дня) до операции или в соответствии с указаниями своего медицинского сотрудника.

До начала радиологических процедур

Если вам назначены радиологические процедуры, в том числе процедуры интервенционной или общей радиологии, интервенционная маммография или медицинская визуализация молочных желез, следуйте приведенным ниже инструкциям. Если от медицинского сотрудника вы получили другие указания, тогда следуйте только им.

  • Если вы принимаете aspirin и любые лекарства, содержащие aspirin, возможно, вам придется прекратить их прием за 5 дней до процедуры. Выполняйте инструкции своего медицинского сотрудника. Не принимайте aspirin до получения соответствующих указаний от своего медицинского сотрудника.
  • Если вы принимаете НПВП и любые лекарства, содержащие НПВП, возможно, вам придется прекратить их прием за 24 часа (1 день) до процедуры. Выполняйте инструкции своего медицинского сотрудника.

До и во время проведения химиотерапии

Химиотерапия может снижать количество тромбоцитов, тем самым повышая риск возникновения кровотечения. Если вам назначена химиотерапия или вы уже проходите курс химиотерапии, проконсультируйтесь со своим медицинским сотрудником до того, как вы начнете принимать aspirin, другие НПВП или витамин Е.

Вернуться к началу

Примеры лекарств

Лекарства часто известны по названию торговой марки. Из-за этого сложно понять, какие вещества входят в их состав. Приведенные ниже списки могут помочь вам определить лекарства, содержащие аспирин, другие НПВП или витамин Е.

В него включены самые распространенные препараты, но кроме них существуют и другие.

Обязательно расскажите своему медицинскому сотруднику обо всех принимаемых вами лекарствах, включая рецептурные и безрецептурные лекарства, пластыри и мази.

Распространенные лекарства, содержащие aspirin
Aggrenox® Cama® обезболивающее средство при артрите Heartline® Таблетки Robaxisal®
Alka Seltzer® COPE® Headrin® Roxiprin®
Anacin® Dasin® Isollyl® Saleto®
Болеутоляющие препараты при артритах Easprin® Lanorinal® Salocol®
Обезболивающее средство Arthritis Foundation
®
Ecotrin® (большинство лекарственных форм) Таблетки Lortab® ASA Sodol®
ASA® в оболочке Empirin® Aspirin (большинство лекарственных форм) Magnaprin® Soma® Compound Tablets (составные таблетки)
ASA Suppositories® (свечи) Epromate® Marnal® Soma® Compound with Codeine Tablets (составные таблетки с кодеином)
Ascriptin® и Ascriptin A/D® Таблетки Equagesic Micrainin® St. Joseph® Adult Chewable Aspirin (жевательные таблетки с аспирином для взрослых)
Aspergum®
Equazine® Momentum® Supac®
Asprimox® Excedrin® Extra-Strength Analgesic Tablets and Caplets (сильнодействующие обезболивающие таблетки и капсулы) Norgesic Forte® (большинство лекарственных форм) Капсулы Synalgos®-DC
Axotal® Excedrin® Migraine (от мигрени) Norwich® Aspirin Tenol-Plus®
Azdone® Fiorgen® PAC® Analgesic Tablets (обезболивающие таблетки) Trigesic®
Bayer® (большинство лекарственных форм) Fiorinal® (большинство лекарственных форм) Orphengesic
®
Talwin® Compound (составной препарат)
BC® формы Powder и Cold Fiortal® Painaid® Vanquish® Analgesic Caplets (обезболивающие каплеты)
Bufferin® (большинство лекарственных форм) Gelpirin® Panasal® Wesprin® в оболочке
Buffets II® Genprin® Таблетки Percodan® Zee-Seltzer®
Buffex® Gensan® Persistin® ZORprin®
Распространенные лекарства НПВП, которые не содержат aspirin
Advil® Duexis
®
Mefenamic Acid PediaCare Fever®
Advil Migraine® Etodolac® Meloxicam Piroxicam
Aleve® Feldene® Menadol® Ponstel®
Anaprox DS® Fenoprofen Midol® Relafen®
Ansaid® Flurbiprofen Mobic® Saleto 200®
Arthrotec® Genpril® Motrin® Sulindac
Bayer® Select Pain Relief Formula Caplets (болеутоляющие каплеты) Ibuprofen Nabumetone Toradol®
Celebrex® Indomethacin Nalfon® Treximet®
Celecoxib Indocin® Naproxen Vicoprofen®
Children’s Motrin® (детский) Ketoprofen Naprosyn® Vimovo®
Clinoril® Ketorolac Nuprin® Voltaren®
Daypro® Lodine® Orudis®  
Diclofenac Meclofenamate Oxaprozin  
Препараты, содержащие витамин E
Amino-Opt-E Aquavit E-400 IU E complex-600
Aquasol E D’alpha E E-1000 IU мягкие капсулы Vita-Plus E

Большинство мультивитаминов содержат витамин E. Если вы принимаете мультивитамины, проверьте их состав на этикетке.

Вернуться к началу

О лекарстве acetaminophen

Acetaminophen (Tylenol®) обычно безопасен для приема во время проведения противораковой терапии. Он не воздействует на тромбоциты, поэтому не повышает риск кровотечения. Однако, если вы проходите курс химиотерапии, проконсультируйтесь со своим медицинским сотрудником, прежде чем принимать acetaminophen.

 

Лекарства, содержащие acetaminophen
Acephen® Esgic® Percocet® Vanquish®
Aceta® с Codeine Excedrin P.M.® Primlev® Vicodin®
Acetaminophen с Codeine Fiorcet® Repan® Wygesic®
Aspirin-Free Anacin® Lorcet® Roxicet® Xartemis XR®
Arthritis Pain Formula® (без aspirin) Lortab® Talacen® Xodol®
Datril® Naldegesic® Tempra® Zydone®
Di-Gesic® Norco® Tylenol®  
Endocet® Panadol® Tylenol® с Codeine No. 3  

Внимательно читайте информацию на этикетках всех ваших лекарств

Acetaminophen безопасен, если его использовать в соответствии с указаниями по применению. Но существует суточная норма этого лекарства, которую нельзя превышать. По незнанию вы можете принять слишком много acetaminophen, поскольку он содержится во многих рецептурных и безрецептурных лекарствах. Он часто входит в состав болеутоляющих лекарств, жаропонижающих и снотворных средств, а также лекарств против кашля, простуды и аллергии.

Иногда на этикетке полное название acetaminophen не указывается. Ниже перечислены наиболее часто встречающиеся сокращения, особенно в составе рецептурных болеутоляющих лекарств.

Распространенные сокращения слова acetaminophen
APAP AC Acetaminop
Acetamin Acetam Acetaminoph

Всегда внимательно читайте этикетки на принимаемых вами лекарствах и соблюдайте приведенные там указания. Не принимайте одновременно более одного препарата, содержащего acetaminophen, не проконсультировавшись с сотрудником обслуживающей вас лечащей команды.

Вернуться к началу

Неврологи Центра ориентируются на индивидуальный подход в назначении нестероидных противовоспалительных препаратов — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

При назначении нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) необходимо учитывать индивидуальные ответы каждого отдельно взятого пациента на их применение. Бесконтрольный прием НПВП, самоназначение ведут к возникновению серьезных последствий для организма, таких как желудочное кровотечение, тромботические осложнения, нарушение функции почек и др. При выборе препаратов данной группы необходимо опираться на максимальную эффективность и безопасность фармакотерапии. Опытные неврологи Центра помогут подобрать НПВП, ориентируясь на индивидуальные особенности пациентов, чтобы избежать возможных осложнений после их приема. Об этом рассказала зав. отделением неврологии НМИЦ ПМ Минздрава РФ, врач-невролог, к.м.н. Софья Геннадьевна Жданова.

 

Современную клиническую практику трудно представить без нестероидных противовоспалительных лекарственных препаратов (НПВП), сочетающих в себе противовоспалительный, анальгезирующий и жаропонижающий эффекты. Этот класс препаратов широко используется при различных заболеваниях, является одним из лидеров продаж в натуральном исчислении, как в Российской Федерации, так и во всем мире.

 

«Нестероидные противовоспалительные препараты хотя бы раз в жизни использовал каждый. Самый известные представители этой группы лекарств –Аспирин, Диклофенак, Ибупрофен. Их применяют при артрите, артрозе, болезни Бехтерева, головной и зубной боли, болях в спине. Люди охотно покупают их, не задумываясь о побочном действии. Но уже доказано, что при длительном использовании нестероидные препараты негативно действуют на сердечно-сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт, работу почек. Многолетний опыт во всем мире показал, что они оказывают неблагоприятное влияние на артериальное давление, повышают риск развития тромботических осложнений и фибрилляции предсердий. По мнению многих ученых, это опасные лекарства, которые нужно применять очень аккуратно», — рассказала Софья Жданова.

 

Однако, подчеркнула врач-невролог, реализация препаратов данной группы в аптеках происходит как по рецепту, так и без, поэтому оценка безопасности их использования остается актуальной. Согласно данным за период с 07.12.2008 по 31.08.2017 гг., опубликованным научно-практическим журналом «Безопасность и риск фармакотерапии» со ссылкой на базу Росздравнадзора «Фармаконадзор», наиболее частые сообщения о нежелательных последствиях применения НПВП связаны с увеличением суточной дозы, применением у лиц, которым противопоказан этот препарат, изменением способа приема.

В сложившейся практике самоназначение препаратов группы НПВП является дополнительным фактором, влияющим на безопасность их приема. На основании проведенных исследований, около 40 % пациентов, принимающих НПВП, считают их прием абсолютно безопасным для здоровья, и более 30 % принимающих безрецептурные НПВП используют их в превышающих рекомендованные дозировки дозах.

 

По словам Софьи Ждановой, подавляющее большинство эпизодов серьезных нежелательных эффектов после приема НПВП развивается у пациентов с «факторами риска», к которым относятся язвенный анамнез (особенно наличие в анамнезе язв, осложненных кровотечением или перфорацией), пожилой возраст (65 лет и старше), прием высоких доз НПВП, двух или более препаратов этой группы (включая низкие дозы аспирина), сопутствующий прием антикоагулянтов и глюкокортикоидов. Ряд экспертов выделяет также такие дополнительные факторы риска, как курение, прием алкоголя, наличие тяжелых сопутствующих заболеваний со стороны сердечно-сосудистой системы, наличие симптомов диспепсии и другие.

«Безопасное использование НПВП предполагает исключение грубых ошибок при назначении этих препаратов (превышение терапевтических доз и неблагоприятных лекарственных комбинаций), и выделение групп пациентов с основными факторами риска, которым НПВП должны назначаться только при условии соблюдения эффективных методов профилактики возможных осложнений. Знание особенностей организма пациента позволяет практикующему врачу индивидуализировать фармакотерапию и персонализированно подходить к выбору препарата и режима дозирования у каждого конкретного пациента, обеспечивая максимально эффективную и безопасную терапию. Неврологи нашего Центра – врачи с высокой квалификацией – помогут назначить адекватное и безопасное лечение нестероидными противовоспалительными препаратами», — подчеркнула зав.неврологическим отделением Центра.

 

 

https://medi.ru/info/6785/

 https://www.rmj.ru/articles/nevrologiya/NPVP__chto_izmenilosy_za_poslednie_10_let/#ixzz5epEF8sPg 
https://www.risksafety.ru/jour/article/view/113

 

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ «Рациональное применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) в клинической практике» | Каратеев

1. Шостак НА, Рябкова АА, Савельев ВС, Малярова ЛН. Желудочно-кишечное кровотечение как осложнение гастропатий, связанных с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов. Терапевтический архив. 2003;(5):70–4. [Shostak NA, Ryabkova AA, Savel’ev VS, Malyarova LN. Gastrointestinal bleeding as a complication of gastropathy associated with use of nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Terapevticheskii arkhiv. 2003;(5):70–4. (In Russ.)].

2. Евсеев МА. НПВП-индуцированные гастродуоденальные язвы, осложненные кровотечением. Русский медицинский журнал. 2006;(15):1099–107. [Evseev MA. NSAID-induced gastroduodenal ulcer complicated by bleeding. Russkii meditsinskii zhurnal. 2006;(15):1099–107. (In Russ.)].

3. Гельфанд БР, Проценко ДН, Бабаянц АВ, Каратеев АЕ. Острые кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта: от эпидемиологии до формирования концепции консервативной терапии. Инфекции в хирургии. 2013;(4):11–7. [Gel’fand BR, Protsenko DN, Babayants AV, Karateev AE. Severe bleeding from the upper parts of the gastrointestinal tract: from epidemiology to the formation of the concept of conservative therapy. Infektsii v khirurgii. 2013;(4):11–7. (in Russ.)].

4. Harirforoosh S, Asghar W, Jamali F. Adverse Effects of Nonsteroidal Antiinflammatory Drugs: An Update of Gastrointestinal, Cardiovascular and Renal Complications. J Pharm Pharm Sci. 2013;16(5):821–47.

5. Lee C, Straus WL, Balshaw R, et al. A comparison of the efficacy and safety of nonsteroidal antiinflammatory agents versus acetaminophen in the treatment of osteoarthritis: a meta-analysis. Arthritis Rheum. 2004 Oct 15;51(5):746–54.

6. Chen YF, Jobanputra P, Barton P, et al. Cyclooxygenase-2 selective nonsteroidal antiinflammatory drugs (etodolac, meloxicam, celecoxib, rofecoxib, etoricoxib, valdecoxib and lumiracoxib) for osteoarthritis and rheumatoid arthritis: a systematic review and economic evaluation. Health Technol Assess. 2008 Apr;12(11):1–278, iii.

7. Stam W, Jansen J, Taylor S. Efficacy of etoricoxib, celecoxib, lumiracoxib, nonselective NSAIDs, and acetaminophen in osteoarthritis: a mixed treatment comparison. Open Rheumatol J. 2012;6:6–20. doi: 10.2174/1874312901206010006. Epub 2012 Apr 3.

8. Sieper J, Klopsch T, Richter M, et al. Comparison of two different dosages of celecoxib with diclofenac for the treatment of active ankylosing spondylitis: results of a 12-week randomised, double-blind, controlled study. Ann Rheum Dis. 2008 Mar;67(3):323–9. Epub 2007 Jul 6.

9. Roelofs PD, Deyo RA, Koes BW, Scholten RJ, van Tulder MW. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs for low back pain. Cochrane Database Syst Rev. 2008 Jan 23;(1):CD000396. doi: 10.1002/14651858.CD000396.pub3.

10. Derry S, Moore RA. Single dose oral celecoxib for acute postoperative pain in adults. Cochrane Database Syst Rev. 2013 Oct 22;10:CD004233. doi: 10.1002/14651858.CD004233.pub4.

11. Moore RA, Derry S, McQuay HJ. Discontinuation rates in clinical trials in musculoskeletal pain: meta-analysis from etoricoxib clinical trial reports. Arthritis Res Ther. 2008;10(3):R53. doi: 10.1186/ar2422. Epub 2008 May 8.

12. Combe B, Velicitat P, Garzon N, Bluhmki E. Comparison of intramuscular and oral meloxicam in rheumatoid arthritis patients. Inflamm Res. 2001 Mar;50 Suppl 1:S10–6.

13. Neighbor ML, Puntillo KA. Intramuscular ketorolac vs oral ibuprofen in emergency department patients with acute pain. Acad Emerg Med. 1998 Feb;5(2):118–22.

14. Shrestha M, Morgan DL, Moreden JM, et al. Randomized double-blind comparison of the analgesic efficacy of intramuscular ketorolac and oral indomethacin in the treatment of acute gouty arthritis. Ann Emerg Med. 1995 Dec;26(6):682–6.

15. Tramer MR, Williams JE, Carroll D, et al. Comparing analgesic efficacy of nonsteroidal anti-inflammatory drugs given by different routes in acute and chronic pain: a qualitative systematic review. Acta Anaesthesiol Scand. 1998; 42(1):71–9.

16. Orlando A, Marrone C, Nicoli N, et al. Fatal necrotising fasciitis associated with intramuscular injection of nonsteroidal antiinflammatory drugs after uncomplicated endoscopic polypectomy. J Infect. 2007 Mar;54(3):e145–8. Epub 2006 Oct 17.

17. Verfaillie G, Knape S, Corne L. A case of fatal necrotizing fasciitis after intramuscular administration of diclofenac. Eur J Emerg Med. 2002 Sep;9 (3):270–3.

18. Rossi L, Conen D. Intramuscular injections-an outdated form of administration? 6 cases of Staphylococcus aureus sepsis following intramuscular injections. [Article in German]. Schweiz Med Wochenschr. 1995 Aug 8;125(31–32):1477–82.

19. Rotman-Pikielny P, Levy Y, Eyal A, Shoenfeld Y. Pyomyositis or «injectiositis»–Staphylococcus aureus multiple abscesses following intramuscular injections. Isr Med Assoc J. 2003 Apr;5(4):295–6.

20. Frick S, Cerny A. Necrotizing fasciitis due to Streptococcus pneumoniae after intramuscular injection of nonsteroidal antiinflammatory drugs: report of 2 cases and review. Clin Infect Dis. 2001 Sep 1;33(5):740–4. Epub 2001 Aug 6.

21. Bjordal J, Klovning A, Ljunggren A, Slordal L. Short-term efficacy of pharmacotherapeutic interventions in osteoarthritic knee pain: A meta-analysis of randomised placebo-controlled trials. Eur J Pain. 2007 Feb;11(2):125–38. Epub 2006 May 8.

22. Pincus T, Koch G, Lei H, et al. Patient Preference for Placebo, Acetaminophen (paracetamol) or Celecoxib Efficacy Studies (PACES): two randomised, double blind, placebo controlled, crossover clinical trials in patients with knee or hip osteoarthritis. Ann Rheum Dis. 2004 Aug;63(8):931–9. Epub 2004 Apr 13.

23. Daniels SE, Bandy DP, Christensen SE, et al. Evaluation of the dose range of etoricoxib in an acute pain setting using the postoperative dental pain model. Clin J Pain. 2011 Jan;27(1):1–8.

24. DeLemos B, Xiang J, Benson C, et al. Tramadol hydrochloride extended-release once-daily in the treatment of osteoarthritis of the knee and/or hip: a double-blind, randomized, dose-ranging trial. Am J Ther. 2011 May;18(3):216–26. doi: 10.1097/MJT.0b013e3181cec307.

25. Innes G, Croskerry P, Worthington J, et al. Ketorolac versus acetaminophencodeine in the emergency department treatment of acute low back pain. J Emerg Med. 1998 Jul–Aug;16(4):549–56.

26. O’Donnell JB, Ekman EF, Spalding WM, et al. The effectiveness of a weak opioid medication versus a cyclo-oxygenase-2 (COX-2) selective nonsteroidal anti-inflammatory drug in treating flare-up of chronic low-back pain: results from two randomized, double-blind, 6-week studies. J Int Med Res. 2009 Nov–Dec;37(6):1789–802.

27. Кукушкин МЛ. Алгоритмы диагностики и лечения боли в спине. Русский медицинский журнал. 2014;(11):844–48. [Kukushkin ML. Algorithms for diagnosis and treatment of back pain. Russkii meditsinskii zhurnal. 2014;(11):844–48. (In Russ.).]

28. Malanga G, Wolff E. Evidence-informed management of chronic low back pain with nonsteroidal anti-inflammatory drugs, muscle relaxants, and simple analgesics. Spine J. 2008 Jan–Feb;8(1):173–84. doi: 10.1016/j.spinee.2007.10.013.

29. Kuritzky L, Samraj GP. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs in the treatment of low back pain. J Pain Res. 2012;5:579–90. doi: 10.2147/JPR.S6775. Epub 2012 Nov 28.

30. White AP, Arnold PM, Norvell DC, et al. Pharmacologic management of chronic low back pain: synthesis of the evidence. Spine (Phila Pa 1976). 2011 Oct 1;36(21 Suppl):S131–43. doi: 10.1097/BRS.0b013e31822f178f.

31. De Oliveira GS Jr, Agarwal D, Benzon HT. Perioperative single dose ketorolac to prevent postoperative pain: a metaanalysis of randomized trials. Anesth Analg. 2012 Feb;114(2):424–33. doi: 10.1213/ANE.0b013e3182334d68. Epub 2011 Sep 29.

32. Cepeda MS, Carr DB, Miranda N, et al. Comparison of morphine, ketorolac, and their combination for postoperative pain: results from a large, randomized, doubleblind trial. Anesthesiology. 2005 Dec;103(6):1225–32.

33. McDaid C, Maund E, Rice S, et al. Paracetamol and selective and nonselective nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs) for the reduction of morphinerelated side effects after major surgery: a systematic review. Health Technol Assess. 2010 Mar;14(17):1–153, iii-iv. doi: 10.3310/hta14170.

34. Vardy J, Agar M. Nonopioid drugs in the treatment of cancer pain. J Clin Oncol. 2014 Jun 1;32(16):1677–90. doi: 10.1200/JCO.2013.52.8356. Epub 2014 May 5.

35. Rodriguez MJ, Contreras D, Galvez R, et al. Double-blind evaluation of short-term analgesic efficacy of orally administered dexketoprofen trometamol and ketorolac in bone cancer pain. Pain. 2003 Jul;104(1–2):103–10.

36. Mercadante S, Fulfaro F, Casuccio A. A randomised controlled study on the use of anti-inflammatory drugs in patients with cancer pain on morphine therapy: effects on dose-escalation and a pharmacoeconomic analysis. Eur J Cancer. 2002 Jul;38(10):1358–63.

37. Pannuti F, Robustelli della Cuna G, Ventaffrida V, et al. A double-blind evaluation of the analgesic efficacy and toxicity of oral ketorolac and diclofenac in cancer pain. The TD/10 recordati Protocol Study Group. Tumori. 1999 Mar–Apr;85(2):96–100.

38. McNicol E, Strassels SA, Goudas L, et al. NSAIDS or paracetamol, alone or combined with opioids, for cancer pain. Cochrane Database Syst Rev. 2005 Jan 25;(1):CD005180.

39. Luyten FP, Geusens P, Malaise M, et al. A prospective randomised multicentre study comparing continuous and intermittent treatment with celecoxib in patients with osteoarthritis of the knee or hip. Ann Rheum Dis. 2007 Jan;66(1):99–106. Epub 2006 Jun 30.

40. Strand V, Simon LS, Dougados M, et al. Treatment of osteoarthritis with continuous versus intermittent celecoxib. J Rheumatol. 2011 Dec;38(12):2625–34. doi: 10.3899/jrheum.110636. Epub 2011 Nov 1.

41. Blachier M, Canoui-Poitrine F, Dougados M, et al. Factors associated with radiographic lesions in early axial spondyloarthritis. Results from the DESIR cohort. Rheumatology (Oxford). 2013 Sep;52(9):1686–93. doi: 10.1093/rheumatology/ket207. Epub 2013 Jun 13.

42. Poddubnyy D, van der Heijde D. Therapeutic controversies in spondyloarthritis: nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Rheum Dis Clin North Am. 2012 Aug;38(3):601–11. doi: 10.1016/j.rdc.2012.08.005. Epub 2012 Sep 15.

43. Wanders A, Heijde Dv, Landewe R, et al. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs reduce radiographic progression in patients with ankylosing spondylitis: a randomized clinical trial. Arthritis Rheum. 2005, 52(6):1756–1765.

44. Altman R., Barthel H. Topical therapies for osteoarthritis. Drugs. 2011 Jul 9;71(10):1259–79. doi: 10.2165/11592550-000000000-00000.

45. Baraf HS, Gloth FM, Barthel HR, et al. Safety and efficacy of topical diclofenac sodium gel for knee osteoarthritis in elderly and younger patients: pooled data from three randomized, double-blind, parallel-group, placebo-controlled, multicentre trials. Drugs Aging. 2011 Jan 1;28(1):27–40. doi: 10.2165/11584880-000000000-00000.

46. Derry S, Moore RA, Rabbie R. Topical NSAIDs for chronic muscoloskeletal pain in adults. Cochrane Database Syst Rev. 2012 Sep 12;9:CD007400. doi: 10.1002/14651858.CD007400.pub2.

47. Sostres C, Gargallo CJ, Lanas A. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and upper and lower gastrointestinal mucosal damage. Arthritis Res Ther. 2013;15 Suppl 3:S3. doi: 10.1186/ar4175. Epub 2013 Jul 24.

48. Lain L. Proton pump inhibitor co-therapy with nonsteroidal anti-inflammatory drugs – nice or necessary? Rev Gastroenterol Disord. 2004;4 Suppl 4:S33–41.

49. Fries JF, Murtagh KN, Bennett M, et al. The rise and decline of nonsteroidal antiinflammatory drag-associated gastropathy in rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 2004 Aug;50(8):2433–40.

50. Brooks J, Warburton R, Beales IL. Prevention of upper gastrointestinal haemorrhage: current controversies and clinical guidance. Ther Adv Chronic Dis. 2013 Sep;4(5):206–22. doi:10.1177/2040622313492188.

51. Scheiman JM. The use of proton pump inhibitors in treating and preventing NSAIDinduced mucosal damage. Arthritis Res Ther. 2013;15 Suppl 3:S5. doi: 10.1186/ar4177. Epub 2013 Jul 24.

52. Maiden L, Thjodleifsson B, Seigal A, et al. Long-term effects of nonsteroidal antiinflammatory drugs and cyclooxygenase-2 selective agents on the small bowel: a crosssectional capsule enteroscopy study. Clin Gastroenterol Hepatol. 2007 Sep;5(9):1040–5. Epub 2007 Jul 10.

53. Adebayo D, Bjarnason I. Is nonsteroidal anti-inflammatory drug (NSAID) enteropathy clinically more important than NSAID gastropathy? Postgrad Med J. 2006 Mar;82(965):186–91.

54. Goldstein JL, Eisen GM, Lewis B. et al. Small bowel mucosal injury is reduced in healthy subjects treated with celecoxib compared with ibuprofen plus omeprazole, as assessed by video capsule endoscopy. Aliment Pharmacol Ther. 2007 May 15;25(10):1211–22.

55. Hawkey CJ, Ell C, Simon B, et al. Less small-bowel injury with lumiracoxib compared with naproxen plus omeprazole. Clin Gastroenterol Hepatol. 2008 May;6(5):536–44. doi: 10.1016/j.cgh.2007.12.023. Epub 2008 Jan 31.

56. Sands G, Shell B, Zhang R. Adverse events in patients with blood loss: a pooled analysis of 51 clinical studies from the celecoxib clinical trial database. Open Rheumatol J. 2012;6:44–9. doi: 10.2174/1874312901206010044. Epub 2012 May 11.

57. Mallen SR, Essex MN, Zhang R. Gastrointestinal tolerability of NSAIDs in elderly patients: a pooled analysis of 21 randomized clinical trials with celecoxib and nonselective NSAIDs. Curr Med Res Opin. 2011 Jul;27(7):1359–66. doi: 10.1185/03007995.2011.581274. Epub 2011 May 12.

58. Lanas A. A review of the gastrointestinal safety data – a gastroenterologist’s perspective. Rheumatology (Oxford). 2010 May;49 Suppl 2:ii3–10. doi: 10.1093/rheumatology/keq058.

59. Насонов ЕЛ. Анальгетическая терапия в ревматологии: путешествие между Сциллой и Харибдой. Клиническая фармакология и терапия 2003;12(1):64–9. [Nasonov EL. Analgesic therapy in rheumatology: a journey between Scylla and Charybdis. Klinicheskaya farmakologiya i terapiya 2003;12(1):64–9. (In Russ.)].

60. Harris RC, Breyer MD. Update on Cyclooxygenase-2 Inhibitors. Clin J Am Soc Nephrol. 2006 Mar;1(2):236–45. Epub 2006 Feb 1.

61. Cheng HF Harris RC. Cyclooxygenases, the kidney, and hypertension. Hypertension. 2004 Mar;43(3):525–30. Epub 2004 Jan 19.

62. Singh G, Miller JD, Lee FH, et al. Pevalence of cardiovascular disease risk factors among US adults with self-reported osteoarthritis: data from the Third National Health and Nutrition Examination survey. Am J Manag Care. 2002 Oct;8(15 Suppl):S383–91.

63. Harley C, Wagner S. The prevalence of cardiovascular risk factors in parients prescribing anti-inflammatory drugs; data from managed care. Clin Ther. 2003 Jan;25(1):139–49.

64. Curhan GC, Willett WC, Rosner B, Stampfer MJ. Frequency оf analgestic use and risk of hypertension in younger woman. Arch Intern Med. 2002 Oct 28;162(19):2204–8.

65. Forman JP, Stampfer MJ, Curhan GC. Non-narcotic analgetic dose and risk of incident hypertension in US women. Hypertension. 2005 Sep;46(3):500–7. Epub 2005 Aug 15.

66. Silverstein FE, Faich G, Goldstein JL, et al. Gastrointestinal toxicity with celecoxib versus nonsteroidal anti-inflammatory drugs for osteoarthritis and rheumatoid arthritis: the CLASS study: a randomized controlled trial. Celecoxid long-term arthritis safety study. JAMA. 2000 Sep 13;284(10):1247–55.

67. Singh G, Fort JG, Goldstein JL, et al. Celecoxib versus naproxen and diclofenac in osteoarthritis patients: SUCCESS-1 study. Am J Med. 2006 Mar;119 (3):255–66.

68. Cannon C., Curtis S., FitzGerald G., et al. Cardiovascular outcomes with etoricoxib and diclofenac in patients with osteoarthritis and rheumatoid arthritis in the Multinational Etoricoxib and Diclofenac Arthritis Long-term (MEDAL) programme: a randomised comparison. Lancet. 2006, 18; 368(9549): 1771–1781.

69. Chan CC1, Reid CM, Aw TJ, et al. Do COX-2 inhibitors raise blood pressure more than nonselective NSAIDs and placebo? An updated meta-analysis. J Hypertens. 2009 Dec;27(12):2332–41. doi: 10.1097/HJH.0b013e3283310dc9.

70. Brown J, Dollery C, Valdes G. Interaction of nonsteroidal anti-inflammatory drugs with antihypertensove and diuretic agents. Am J Med. 1986 Aug 25;81(2B):43–57.

71. Durao V, Prata MM, Goncalves LM. Modification of antihypertensive effect of beta-adrenoreceptor-blocking agents by inhibition of endogenous prostaglandin synthesis. Lancet. 1977 Nov 12;2(8046):1005–7.

72. Oates JA. Antagonism of antihypertensive drug therapy by nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Hypertension. 1988 Mar;11(3 Pt 2):II4–6.

73. Quilley J, Duchin KL, Hudes EM, McGiff JC. The antihypertensive effect of captopril in essential hypertension. Relationship to prostaglandins and kallikreinkinin system. J Hypertens. 1987 Feb;5(1):121–8.

74. Salvetti A, Pedrinalli R, Magagna A, Ugenti P. Differential effects of selective and non-selective prostaglandin-synthesis inhibition on pharmacological response to captopril in patients with essential hypertension. Clin.Sci. 1982;63:261–3.

75. Watkins J, Abbott EC, Hensby CN, et al. Attenuation of hypotensive effect of propranalol and thiaside diuretics by indomethacin. Br Med J. 1980 Sep 13;281(6242):702–5.

76. Polonia J, Boaventura I, Gama G, et al. Influence of nonsteroidal anti-inflammatory drugs on renal function and 24-hour blood pressure-reducing effects of enalapril and nifedipine gastrointestinal therapeutic system in hypertensive patients. J Hypertens. 1995 Aug;13(8):925–31.

77. Wong DG, Spence JD, Lamki L, et al. Effect of nonsteroidal anti-inflammatory drugs on control of hypertension of betablockers and diuretics. Lancet. 1986 May 3;1(8488):997–1001.

78. Ylitalo P, Pitkä jä rvi T, Pyykö nen ML, et al. Inhibition of prostaglandin synthesis by indomethacin interacts with the antihypertensive effect of atenolol. Clin Pharmacol Ther. 1985 Oct;38(4):443–9.

79. Baez MA, Alvarez CR, Weidler DJ. Effects of the non-steroidal anti-inflammatory drugs, piroxicam or sulindac, on the antihypertensive action of propranolol and verapamil. J Hypertens Suppl. 1987 Dec;5(5):S563–6.

80. Cinquegrani MP, Liang CS. Antihypertensive effects of pinacidil in patients with and without indomethacin pretreatment. Clin Exp Hypertens A. 1988;10(3):411–31. 81. Hardy BG, Bartle WR, Myers M, et al. Effects of indomethacin on the pharmakokinetics of felodipine. Br J Clin Pharmacol. 1988 Nov;26(5):557–62.

81. Houston MC, Weir M, Gray J, et al. The effects of nonsteroidal anti-inflammatory drugs on blood pressure of patients with hypertension controlled by verapamil. Arch Intern Med. 1995 May 22;155(10):1049–54.

82. Klassen D, Goodfriend TL, Schuna AA, et al. Assesment of Blood pressure during treatment with naproxen of ibuprofen in hypertensive patients treated with hydrochlorthiazide. J Clin Pharmacol. 1993 Oct;33(10):971–8.

83. White WB, Kent J, Taylor A, et al. Effects of celecoxib on ambulatory blood pressure in hypertensive patients on ACE inhibitors. Hypertension. 2002 Apr;39(4):929–34.

84. Whelton A, Fort JG, Puma JA, et al. SUCCESS VI Study Group. Cyclooxygenase-2-specific inhibitors and cardiorenal function: a randomized, controlled trial of celecoxib and rofecoxib in older hypertensive osteoarthritis patients. Am J Ther. 2001 Mar-Apr;8(2):85–95.

85. Whelton A, White WB, Bello AE, et al. SUCCESS VII Investigators. Effects of celecoxib and rofecoxib on blood pressure and edema in patients ≥ 65 years of age with systolic hypertension and osteoarthritis. Am J Cardiol. 2002 Nov 1;90 (9):959–63.

86. Sowers JR, White WB, Pitt B, et al. The effects of cycloxygenase-2 inhibitors and nonsteroidal anti-inflammatory therapy on 24-houar blood pressure in patients with hypertension, osteoarthritis, and type 2 diabetes mellitus. Arch Intern Med. 2005 Jan 24;165(2):161–8.

87. Dilger K, Herrlinger C, Peters J, et al. Effects of celecoxib and diclofenac on blood pressure, renal function, and vasoactive prostanoids in young and elderly subjects. J Clin Pharmacol. 2002 Sep;42(9):985–94.

88. Cheng Y, Austin SC, Rocca B, et al. Role of prostacyclin in the cardiovascular response to thromboxane A2. Science. 2002 Apr 19;296(5567):539–41.

89. Grosser T, Fries S, FitzGerald GA.. Biological basis for the cardiovascular consequences of COX-2 inhibition: therapeutic challenes an opportunities. J Clin Invest. 2006 Jan;116(1):4–15.

90. Schaeverbeke T, Heloire F, Deray G. How to watch over a patient treated with a NSAID in relation to the cardiovascular and renal risk? Presse Med. 2006 Sep;35 Suppl 1:41–6.

91. Laine L, White WB, Rostom A, Hochberg M. COX-2 Selective Inhibitors in the Treatment of Osteoarthritis. Semin Arthritis Rheum. 2008 Dec;38(3):165–87. doi: 10.1016/j.semarthrit.2007.10.004. Epub 2008 Jan 4.

92. Gislason GH, Jacobsen S, Rasmussen JN, et al. Risk of death or reinfarction associated with the use of selective cyclooxygenase-2 inhibitors and nonselective nonsteroidal antiinflammatory drugs after acute myocardial infarction. Circulation. 2006 Jun 27;113(25):2906–13. Epub 2006 Jun 19.

93. Catella-Lawson F, Reilly MP, Kapoor SC, et al. Cyclooxygenase inhibitors and the antiplatelet effect of aspirin. N Engl J Med. 2001 Dec 20;345(25):1809–17.

94. Capone ML, Sciulli MG, Tacconelli S, et al. Pharmacodynamic interaction of naproxen with low-dose aspirin in healthy subjects. J Am Coll Cardiol. 2005 Apr 19;45(8):1295–301.

95. van Solingen RM, Rosenstein ED, Mihailescu G, et al. Comparison of the effects of ketoprofen on platelet function in the presence and absence of aspirin. Am J Med. 2001 Sep;111(4):285–9.

96. Wilner KD, Rushing M, Walden C, et al. Celecoxib does not affect the antiplatelet activity of aspirin in healthe volunteers. J Clin Pharmacol. 2002 Sep;42(9):1027–30.

97. Van Ryn J, Kink-Eiband M, Kuritsch I, et al. Meloxicam does not affect the antiplatelet effect of aspirin in healthy male and female volunteers. J Clin Pharmacol. 2004 Jul;44(7):777–84.

98. MacDonald T., Wei L. Effect of ibuprofen on cardioprotective effect of aspirin. Lancet 2003;361:573–574

99. Garcia Rodriguez LA, Varas-Lorenzo C, Maguire A, Gonzalez-Perez A. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and the risk of myocardial infarction in the general population. Circulation. 2004 Jun 22;109(24):3000–6. Epub 2004 Jun 14.

100. Kurth T, Glynn RJ, Walker AM, et al. Inhibition of clinical benefit of aspirin on first myocardial infarction by nonsteroidal antiinflammatory drugs. Circulation. 2003 Sep 9;108(10):1191–5. Epub 2003 Aug 25.

101. Hudson M, Baron M, Rahme E, Pilote L. Ibuprofen may abrogate the benefits of aspirin when used for secondary prevention of myocardial infarction. J Rheumatol. 2005 Aug;32(8):1589–93.

102. Curtis JP, Wang Y, Portnay EL, et al. Aspirin, ibuprofen, and mortality after myocardial infarction. BMJ. 2003 Dec 6;327(7427):1322–3.

103. Patel TN, Goldberg KC. Use of aspirin and ibuprofen compared with aspirin alone and the risk of myocardial infarction. Arch Intern Med. 2004 Apr 26;164(8):852–6.

104. Singh G, Graham D, Wang H, et al. Concominant aspirin use reduces the risk of acute myocardial infarction in users of cyclooxygenase-2 selective and some nonselective nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Ann Rheum Dis 2006; 65 (Suppl. II): 61 (OP0024 abst)

105. Scott PA, Kingsley GH, Scott DL. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and cardiac failure: meta-analyses of observational studies and randomised controlled trials. Eur J Heart Fail. 2008 Nov;10(11):1102–7. doi: 10.1016/j.ejheart.2008.07.013. Epub 2008 Aug 29.

106. Hudson M., Richard H., Pilote L. Different in outcome of patients with congestive heart failure prescribed celecoxib, rofecoxib, or nonsteroidal anti-inflammatory drugs: population based study. BMJ 2005 Jun 11; 330 (7504): 1370

107. Bernatsky S, Hudson M, Suissa S. Antirheumatic drug use and risk of hospitalisation for congestive heart failure in rheumatoid arthritis. Rheumatology (Oxford). 2005 May;44(5):677–80. Epub 2005 Mar 22.

108. Mamdani M, Juurlink DN, Lee DS, et al. Cyclo-oxygenase-2 inhibitors versus nonselective nonsteroidal anti-inflammatory drugs and congestive heart failure outcomes in eldery patients: a population-based cohort study. Lancet. 2004 May 29;363(9423):1751–6.

109. Garcia Rodriguez LA, Hernandez-Diaz S. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs as a trigger of clinical heart failure. Epidemiology. 2003 Mar;14(2):240–6.

110. Harirforoosh S, Jamali F. Renal adverse effects of nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Expert Opin Drug Saf. 2009 Nov;8(6):669–81. doi: 10.1517/14740330903311023.

111. Huerta C, Castellsague J, Varas-Lorenzo C, Garcia Rodriguez LA. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and risk of ARF in the general population. Am J Kidney Dis. 2005 Mar;45(3):531–9.

112. Nawaz FA, Larsen CP, Troxell ML. Membranous nephropathy and nonsteroidal anti-inflammatory agents. Am J Kidney Dis. 2013 Nov;62(5):1012–7. doi: 10.1053/j.ajkd. 2013.03.045. Epub 2013 Jun 14.

113. Möller B, Pruijm M, Adler S, et al. Chronic NSAID use and long-term decline of renal function in a prospective rheumatoid arthritis cohort study. Ann Rheum Dis. 2013 Dec 19. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-204078. [Epub ahead of print]

114. Nderitu P, Doos L, Jones PW, et al. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and chronic kidney disease progression: a systematic review. Fam Pract. 2013 Jun;30(3):247–55. doi: 10.1093/fampra/cms086. Epub 2013 Jan 8.

115. Souter A. Controversies in the perioperative use of nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Anesth Analg. 1994 Dec;79(6):1178–90.

116. Strom BL, Berlin JA, Kinman JL, et al. Parenteral ketorolac and the risk of gastrointestinal and operative site bleeding. A postmarketing surveillance study. JAMA. 1996 Feb 7;275(5):376–82.

117. Weber EW, Slappendel R, Durieux ME, et al. COX 2 selectivity of nonsteroidal antiinflammatory drugs and perioperative blood loss in hip surgery. A randomized comparison of indomethacin and meloxicam. Eur J Anaesthesiol. 2003 Dec;20(12):963–6.

118. Bricker SR, Savage ME, Hanning CD.. Perioperative blood loss and nonsteroidal anti-inflammatory drugs: an investigation using diclofenac in patients undergoing transurethral resection of the prostate. Eur J Anaesthesiol. 1987 Nov;4(6):429–34.

119. Wierod FS1, Frandsen NJ, Jacobsen JD, et al. Risk of haemorrhage from transurethral prostatectomy in acetylsalicylic acid and NSAID-treated patients. Scand J Urol Nephrol. 1998 Apr;32(2):120–2.

120. Nikanne E, Kokki H, Salo J, Linna TJ. Celecoxib and ketoprofen for pain management during tonsillectomy: a placebo-controlled clinical trial. Otolaryngol Head Neck Surg. 2005 Feb;132(2):287–94.

121. Moiniche S, Romsing J, Dahl JB, Tramer MR.. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs and the risk of operative site bleeding after tonsillectomy: A quantitative systematic review. Anesth Analg. 2003 Jan;96(1):68–77.

122. Forrest JB, Camu F, Greer IA, et al. Ketorolac, diclofenac, and ketoprofen are equally safe for pain relief after major surgery. Br J Anaesth. 2002 Feb;88(2):227–33.

123. Friedman RJ, Kurth A, Clemens A, et al. Dabigatran etexilate and concomitant use of nonsteroidal anti-inflammatory drugs or acetylsalicylic acid in patients undergoing total hip and total knee arthroplasty: no increased risk of bleeding. Thromb Haemost. 2012 Jul;108(1):183–90. doi: 10.1160/Th21-08-0589. Epub 2012 May 3.

124. Elia N, Lysakowski C, Tramer MR. Does multimodal analgesia with acetaminophen, nonsteroidal anti-inflammatory drugs, or selective cyclooxygenase-2 inhibitors and patient-controlled analgesia morphine offer advantages over morphine alone? Metaanalyses of randomized trials. Anesthesiology. 2005 Dec;103(6):1296–304.

125. Unzueta A, Vargas HE. Non-steroidal anti-inflammatory drug-induced hepatoxicity. Clin Liver Dis. 2013 Nov;17(4):643–56, ix. doi: 10.1016/j.cld.2013.07.009. Epub 2013 Sep 4.

126. Bessone F. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs: What is the actual risk of liver damage? World J Gastroenterol. 2010 Dec 7;16(45):5651–61.

127. Laine L, Goldkind L, Curtis SP, et al. How common is diclofenac-associated liver injury? Analysis of 17,289 arthritis patients in a long-term prospective clinical trial. Am J Gastroenterol. 2009 Feb;104(2):356–62. doi: 10.1038/ajg.2008.149. Epub 2009 Jan 27.

128. Sanchez-Matienzo D, Arana A, Castellsague J, Perez-Gutthann S. Hepatic disorders in patient treated with COX-2 selective inhibitors or nonselective NSAIDs: A case/noncase analysis of spontaneous reports. Clin Ther. 2006 Aug;28(8):1123–32.

129. Traversa G, Bianchi C, Da Cas R, et al. Cohort study of hepatotoxity associated with nimesulide and other nonsteroidal antiinflammatory drugs. BMJ. 2003 Jul 5;327(7405):18–22.

130. Gulmez SE, Larrey D, Pageaux GP, et al. Transplantation for acute liver failure in patients exposed to NSAIDs or paracetamol (acetaminophen): the multinational casepopulation SALT study. Drug Saf. 2013Feb;36(2):135–44. doi: 10.1007/s40264-012-0013-7.

131. Каратеев АЕ. Российский опыт применения нимесулида: обзор клинических испытаний. Consilium medicum. 2011;13(9):89-95. [Karateev AE. The Russian experience in the use of nimesulide: clinical trials review. Consilium medicum. 2011;13(9):89–95. (In Russ.)].

132. Каратеев АЕ, Алексеева ЛИ, Братыгина ЕА, Аширова ТБ. Оценка частоты развития побочных эффектов при длительном применении нимесулида в реальной клинической практике. Русский Медицинский Журнал. 2009;17(21):1466–72. [Karateev AE, Alekseeva LI, Bratygina EA,

133. Ashirova TB. Evaluation of the frequency of adverse effects with long-term use of nimesulide in real clinical practice. Russkii Meditsinskii Zhurnal. 2009;17(21):1466–72. (In Russ.)].

134. Andres E, Maloisel F. Idiosyncratic drug-induced agranulocytosis or acute neutropenia. Curr Opin Hematol. 2008 Jan;15(1):15–21.

135. Hamerschlak N, Cavalcanti AB. Neutropenia, agranulocytosis and dipyrone. Sao Paulo Med J. 2005 Sep 1;123(5):247–9. Epub 2005 Dec 8.

136. Mourad AA, Bahna S. Hypersensitivities to nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Expert Rev Clin Immunol. 2014 Sep;10(9):1263–8. doi: 10.1586/1744666X.2014.946905. Epub 2014 Aug 4.

137. Kowalski ML, Asero R, Bavbek S, et al. Classification and practical approach to the diagnosis and management of hypersensitivity to nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Allergy. 2013 Oct;68(10):1219–32. doi: 10.1111/all.12260. Epub 2013 Oct 5.

138. White AA, Stevenson DD. Aspirin-exacerbated respiratory disease: update on pathogenesis and desensitization. Semin Respir Crit Care Med. 2012 Dec;33(6):588–94. doi: 10.1055/s-0032-1325618. Epub 2012 Oct 9.

139. Simon RA. Adverse respiratory reactions to aspirin and nonsteroidal anti-inflammatory drugs. Curr Allergy Asthma Rep. 2004 Jan;4(1):17–24.

140. Crofford LJ. Use of NSAIDs in treating patients with arthritis. Arthritis Res Ther. 2013;15 Suppl 3:S2. doi: 10.1186/ar4174. Epub 2013 Jul 24.

141. Bhala N, Emberson J, Merhi A, et al. Vascular and upper gastrointestinal effects of nonsteroidal anti-inflammatory drugs: metaanalyses of individual participant data from randomised trials. Lancet. 2013 Aug 31;382(9894):769–79. doi: 10.1016/S0140-6736(13)60900-9. Epub 2013 May 30.

142. Burmester G, Lanas A, Biasucci L, et al. The appropriate use of nonsteroidal antiinflammatory drugs in rheumatic disease: opinions of a multidisciplinary European expert panel. Ann Rheum Dis. 2011 May;70(5):818–22. doi: 10.1136/ard.2010.128660. Epub 2010 Sep 10.

143. Singh G, Triadafilopoulos S. Appropriative choice of proton pump inhibitor therapy in the prevention and management of NSAID-related gastrointestinal damage. Int J Clin Pract. 2005 Oct;59(10):1210–7.

144. Lanas A, Tornero J, Zamorano JL. Assessment of gastrointestinal and cardiovascular risk in patients with osteoarthritis who require NSAIDs: the LOGICA study. Ann Rheum Dis. 2010 Aug;69(8):1453–8. doi: 10.1136/ard.2009.123166. Epub 2010 May 24.

145. Malfertheiner P, Megraud F, O’Morain CA, et al. Management of Helicobacter pylori infection – the Maastricht IV/ Florence Consensus Report. Gut. 2012 May;61(5):646–64. doi: 10.1136/gutjnl-2012-302084.

146. Conroy RM, Pyorala K, Fitzgerald AP, et al. SCORE project group. Estimation of ten-year risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE project. Eur Heart J. 2003 Jun;24(11):987–1003.

147. Wang PS, Avorn J, Brookhart MA, et al. Effects of noncardiovascular comorbidities on anti-hypertensive use in elderly hypertensives. Hypertension. 2005 Aug;46(2):273–9. Epub 2005 Jun 27.

148. Moore A, Makinson G, Li C. Patientlevel pooled analysis of adjudicated gastrointestinal outcomes in celecoxib clinical trials: meta-analysis of 51,000 patients enrolled in 52 randomized trials. Arthritis Res Ther. 2013 Jan 8;15(1):R6. doi: 10.1186/ar4134.

149. Chan FK, Lanas A, Scheiman J, et al. Celecoxib versus omeprazole and diclofenac in patients with osteoarthritis and rheumatoid arthritis (CONDOR): a randomised trial. Lancet. 2010 Jul 17;376(9736):173–9. doi: 10.1016/S0140-6736(10)60673-3. Epub 2010 Jun 16.

150. Castellsague J, Riera-Guardia N, Calingaert B, et al. Individual NSAIDs and upper gastrointestinal complications: a systematic review and meta-analysis of observational studies (the SOS project). Drug Saf. 2012 Dec 1;35(12):1127–46. doi: 10.2165/11633470-000000000-00000.

151. Laine L, Curtis SP, Cryer B, et al. Assessment of upper gastrointestinal safety of etoricoxib and diclofenac in patients with osteoarthritis and rheumatoid arthritis in the Multinational Etoricoxib and Diclofenac Arthritis Long-term (MEDAL) programme: a randomised comparison. Lancet. 2007 Feb 10;369(9560):465–73.

152. Laine L, Curtis SP, Langman M, et al. Lower gastrointestinal events in a double-blind trial of the cyclo-oxygenase-2 selective inhibitor etoricoxib and the traditional nonsteroidal antiinflammatory drug diclofenac. Gastroenterology. 2008 Nov;135(5):1517–25. doi: 10.1053/j.gastro.2008.07.067. Epub 2008 Aug 3.

153. Singh G, Lanes S, Triadafilopoulos G. Risk of serious upper gastrointestinal and cardiovascular tromboembolic complications with meloxicam. Am J Med. 2004 Jul 15;117(2):100–6.

154. Trelle S, Reichenbach S, Wandel S, et al. Cardiovascular safety of nonsteroidal antiinflammatory drugs: network meta-analysis. BMJ. 2011 Jan 11;342:c7086. doi: 10.1136/bmj.c7086.

155. Varas-Lorenzo C, Riera-Guardia N, Calingaert B, et al. Myocardial infarction and individual nonsteroidal anti-inflammatory drugs meta-analysis of observational studies. Pharmacoepidemiology and Drug Safety, 2013; 22: 559–570 DOI: 10.1002/pds Published online 25 April 2013 in Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com)

156. Каратеев АЕ. Шесть ножей в спину ингибиторам протонной помпы. Научно-практическая ревматология. 2013;51(3):332–40. [Karateev AE. Six stabs in the back of proton pump inhibitors. Nauchno-prakticheskaya revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2013;51(3):332–40. (In Russ.).] DOI: http://dx.doi.org/10.14412/1995-4484-2013-1509

157. Ikeda Y, Shimada K, Teramoto T, et al. Low-dose aspirin for primary prevention of cardiovascular events in Japanese patients 60 years or older with atherosclerotic risk factors: a randomized clinical trial. JAMA. 2014 Dec 17;312(23):2510–20. doi: 10.1001/jama.2014.15690.

158. Brotons C, Benamouzig R, Filipiak KJ, et al. A Systematic Review of Aspirin in Primary Prevention: Is It Time for a New Approach? Am J Cardiovasc Drugs. 2014 Dec 12. [Epub ahead of print]

159. Hennekens CH, Dalen JE. Aspirin in the primary prevention of cardiovascular disease: Current knowledge and future research needs. Trends Cardiovasc Med. 2014 Nov;24(8):360–6. doi: 10.1016/j.tcm.2014.08.006. Epub 2014 Sep 1.

160. Strand V. Are COX-2 inhibitors preferable to nonselective nonsteroidal anti-inflammatory drugs in patients with risk of cardiovascular events taking low-dose aspirin? Lancet. 2007 Dec 22;370(9605):2138–51.

161. Scheiman JM, Yeomans ND, Talley NJ, et al. Prevention of ulcer by esomeprazole in at-risk patients using nonselective NSAIDs or COX-2 inhibitor. Am J Gastroenterol. 2006 Apr;101(4):701–10. Epub 2006 Feb 22.

162. Chan FK, Wong VW, Suen BY, et al. Combination of a cyclo-oxygenase-2 inhibitor and a proton-pump inhibitor for prevention of recurrent ulcer bleeding in patients at very high risk: a double-blind, randomised trial. Lancet. 2007 May 12;369(9573):1621–6.

НПЗП-ризики та вибір безпечної терапії

Резюме. Наведений матеріал присвячений аналізу пошуків оптимальних протизапальних і анальгетичних препаратів (від неселективних нестероїдних протизапальних препаратів (НПЗП) до циклооксигеназа (ЦОГ)-2-специфічних). Також показано, що далеко не лише ступінь ЦОГ-2-селективності НПЗП визначає їх безпеку. Існують НПЗП, що володіють цілим рядом додаткових, не ЦОГ-залежних ефектів, значимість яких у терапії багатьох захворювань може перевершувати лише інгібування ЦОГ.

Резюме. Данный материал посвящен анализу поисков оптимальных противовоспалительных и анальгетических препаратов (от неселективных нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) к циклооксигеназа (ЦОГ)-2-специфичным). Также показано, что далеко не только степень ЦОГ-2-селективности НПВП определяет их безопасность. Существуют НПВП, обладающие целым рядом дополнительных, не ЦОГ-зависимых эффектов, значимость которых в терапии многих заболеваний может превосходить только ингибирование ЦОГ.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) — лекарственные средства одной из самых успешных групп, которые наиболее широко применяются, что отражает их эффективность и клиническую значимость. В связи с универсальностью и распространенностью воспалительного процесса НПВП сегодня являются самым назначаемым классом препаратов, в том числе и в Украине (по третьему уровню АТС-классификации по итогам 9 мес 2017 г., согласно данным проекта «Rx test — Мониторинг назначений лекарственных средств»). Эта группа имеет одновременно противовоспалительные, анальгезирующие и жаропонижающие свойства.

Применение НПВП играет фундаментальную роль в контролировании воспаления и купировании болевого синдрома. Эти препараты тормозят синтез простагландинов (PG) через ингибирование циклооксигеназы (ЦОГ)-1 и ЦОГ-2 — ферментов, ответственных за синтез PG.

Воспалительный процесс активируется различными антигенными стимулами: вирусами, бактериями, паразитами, эндотоксинами, аутоантигенами и др. (рис. 1).

Рис. 1.

Активация воспалительного процесса различными антигенными стимулами

В результате взаимодействия вышеописанных агентов с макрофагами происходит повышение синтеза провоспалительных цитокинов (фактор некроза опухоли (TNF), интерлейкин (IL)-1, IL-6 и др.) и тромбоцитактивирующего фактора (ТАФ), которые в мембранных фосфолипидах (остеобластов эндотелиальных клеток, хондроцитов, синовиоцитов, почечных мезангиальных клеток и др.) приводят к активации фосфолипазы А2, что сопровождается выбросом лизосомальных ферментов, ТАФ, метаболитов арахидоновой кислоты (тромбоксанов, лейкотриенов, лизофосфатидов, супероксидных радикалов кислорода), что и определяет выраженность воспалительного процесса [1].

Картина физиологического и воспалительного процессов представлена на рис. 2.

Рис. 2.

Картина физиологического и воспалительного процессов

Гипотезы Вейна относительно различной роли ЦОГ-1 и ЦОГ-2 в физиологических и патологических процессах привели к созданию новых противо­воспалительных средств и способствовали проведению полной переоценки уже существующих НПВП. По фармакодинамике НПВП отличаются своей способностью в различной степени ингибировать ЦОГ-1 и ЦОГ-2. ЦОГ-1 является конститутивной и активно участвует в физиологических механизмах регуляции гомеостаза (выработка защитных факторов слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта (ЖКТ)-простациклинов, процессы свертывания крови, регуляция почечного кровообращения). ЦОГ-2 является индуцибельной (неактивной в нормальных условиях), проявляющей свои эффекты преимущественно при возникновении воспалительного процесса. Поэтому логично, что поиск новых — более безопасных НПВП — шел в направлении селективности к ЦОГ-2. Они проявляли как умеренную (4 — мелоксикам, 7 — целекоксиб), так и высокую (36 — рофекоксиб) селективность к ЦОГ-2 [2] и по данным ряда клинических исследований имели более высокую гастроинтестинальную безопасность.

Это актуально, поскольку осложнения со стороны ЖКТ — одни из наиболее частых, ассоци­ированных с применением НПВП. Так, по данным Канадского реестра мониторинга побочных эффектов (2015), средняя частота развития побочных реакций со стороны ЖКТ на фоне применения НПВП составляет 8,5% [3].

В недавнее время применение коксибов вызвало беспокойство у врачей в связи с тем, что оно ассоциировалось с фатальными сердечно-сосудистыми событиями. Так, в 2004 г. рофекоксиб был отозван в связи с возрастанием рисков развития фатальных кардиоваскулярных событий, причем даже при применении в стандартных дозах. По данным исследования APPROVe риск развития таковых при применении рофекоксиба оказался на 92% выше по сравнению с приемом плацебо [4] (рис. 3).

Рис. 3.

Риск развития фатальных кардиоваскулярных событий при применении рофекоксиба по данным исследования «APPROVe»

Согласно данным уже упоминавшегося Канадского реестра мониторинга побочных эффектов, частота эмболий при применении НПВП недооценена. На их долю приходится 30% всех побочных реакций [3]. Таким образом, сердечно-­сосудистые побочные эффекты отмечают более чем в 3 раза чаще, чем гастроинтестинальные.

Хотя абсолютный риск развития побочных реакций со стороны сердечно-сосудистой системы при применении НПВП относительно невысок, их широкое применение позволяет НПВП оказывать значительное влияние на частоту развития сердечно-­сосудистой патологии во всем мире [5].

Сердечно-сосудистые заболевания являются ведущей причиной смертности, и Украина в этом не исключение. По данным Всемирной организации здравоохранения по итогам 2015 г., в нашей стране 70% летальных исходов обусловлено сердечно-сосудистыми заболеваниями, причем 95% этой смертности вызваны инфарктом и инсультом.

В своем обзоре от 2005 г. Европейский комитет по лекарственным средствам для человека (Committee for Medicinal Products for Human Use — CHMP) Европейского агентства по лекарственным средствам (European Medicines Agency — EMEA) пришел к выводу, что применение селективных ингибиторов ЦОГ-2 как целого класса препаратов сопряжено с повышенным риском развития тромботических сердечно-сосудистых событий (таких как инфаркт и инсульт). Поэтому эксперты EMEA не рекомендуют назначать ингибиторы ЦОГ-2 пациентам с ишемической болезнью сердца, перенесшим инсульт, или тем, у которых диагностировано заболевание периферических артерий.

Селективные ингибиторы ЦОГ-2 совсем не так безопасны в отношении ЖКТ, как ожидалось. Согласно данным крупного метаанализа 2013 г., в котором оценивали риск развития побочных реакций со стороны сердечно-сосудистой сис­темы и ЖКТ при применении диклофенака, ибупрофена и напроксена, коксибов, последние показали неудовлетворительные результаты в плане риска развития побочных реакций со стороны ЖКТ, — там, где, по идее, должны были бы демонстрировать очевидное преимущество в сравнении с неселективными НПВП [6]. Согласно результатам указанного метаанализа, коксибы не отличались от диклофенака по частоте поражения ЖКТ. А по сравнению с плацебо оба препарата чаще вызывали гастроинтестинальные осложнения — относительный риск (ОР) 1,81 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,17–2,81).

В США ситуация с эторикоксибом закончилась отказом в регистрации препарата FDA (Food and Drug Administration) с формулировкой, что он не является более эффективным и более безопасным в сравнении с диклофенаком [7].

Касательно сердечно-сосудистых осложнений применения селективных НПВП существует несколько теорий, их объясняющих. Первая — теория Фиджеральда. В норме синтез тромбоксана (протромботическего агента) и простациклина (антитромботического агента) находится в физиологическом равновесии. Синтез тромбоксана осуществляется тромбоцитами, которые содержат только ЦОГ-1. Синтез же простациклина происходит в эндотелии. При применении ЦОГ-2-селективных НПВП синтез простациклина снижается, а тромбоксана — нет (поскольку ЦОГ-1 тромбоцитов остается интактной пропорционально степени селективности препарата). В результате этого динамическое равновесие нарушается в сторону преобладания свертывающей системы крови [8, 9]. Следующая теория, объясняющая риски развития эмболических осложнений при применении НПВП, посвящена нестабильности атеросклеротической бляшки. Некоторые НПВП, в частности эторикоксиб и рофекоксиб, способны вызывать окисление липидов [10], что может приводить к дестабилизации атеросклеротической бляшки. Это проявляется омылением холестерина, ее наполняющего, увеличением размеров, вплоть до разрыва крышки, с последующим тромбозом самой бляшки и вторичной эмболией. Также показано, что данный эффект (снижение синтеза простациклина) может носить дозозависимый характер. Так, в исследовании APC при применении целекоксиба 200 мг 2 раза в сутки частота сердечно-сосудистых событий была ниже после 12 мес терапии в сравнении с целекоксибом 400 мг 2 раза в сутки. Причем на фоне применения ацетилсалициловой кислоты риски не только не были ниже, а даже повышались с 2,4 до 3,8 раза [11].

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ранее общепринятое разграничение ЦОГ-2 как патологической и ЦОГ-1 как физиологической — весьма условно.

Так, ЦОГ-2, которую много лет традиционно считали ответственной исключительно за развитие патологического процесса, выполняет и ряд физиологических функций. В частности, ЦОГ-2 задействована в регуляции тонуса сосудов (вазодилатации), заживлении дефектов слизистой оболочки желудка и кишечника, регуляции процесса овуляции, функции поджелудочной железы, ремоделировании и регенерации костной ткани [12–14]. При этом не только ЦОГ-2, но и ЦОГ-1 является источником медиаторов воспаления при ревматоидном артрите, остео­артрите, бурсите [13, 14].

Примечательно, что ЦОГ-1 может самостоятельно способствовать развитию воспалительного процесса не меньшей интенсивности, чем обе ЦОГ одновременно. Так, в экспериментах на животных показано, что даже при удалении гена, кодирующего ЦОГ-2, выраженность воспалительного процесса не уменьшалась [15].

Можно с уверенностью утверждать, что функционирование всех типов ЦОГ взаимосвязано и находится в динамическом равновесии. Равно как и действие НПВП следует рассматривать комплексно, учитывая ЦОГ-1, ЦОГ-2, а также не ЦОГ-зависимые эффекты. В этом контексте внимание привлекают такие НПВП, как диклофенак и нимесулид, которые сбалансированно блокируют и ЦОГ-1, и ЦОГ-2. А нимесулид обладает целым рядом дополнительных эффектов, имеющих важное значение в лечении.

Диклофенак

Диклофенак является золотым стандартом в оценке эффективности НПВП. Механизм действия, эффективность и профиль безопасности диклофенака хорошо изучены. Высокая эффективность данного препарата не вызывает сомнений, однако сегодня внимание исследователей и интерес практикующих врачей сфокусирован на вопросе: «Эффективнее и безопаснее ли диклофенак, чем селективные НПВП?».

Диклофенак максимально эффективно подавляет синтез провоспалительного PGE2 [16]. Так, согласно результатам рандомизированного плацебо-контролируемого клинического исследования, применение диклофенака позволяет снизить уровень PGE2 на 93%, что значительно (почти на 20%) эффективнее аналогичных показателей как ЦОГ-2-селективных рофекоксиба, мелоксикама, так и неселективных — ибупрофена и напроксена [17].

Кроме того, диклофенак эффективнее мелоксикама клинически. Согласно результатам исследования MELISSA, в котором приняли участие более 9 тыс. человек с остеоартритом, пациенты, применявшие мелоксикам, на 38% чаще отказывались от лечения из-за его неэффективности (80 из 4635; р<0,01) по сравнению с когортой, получавшей диклофенак (48 из 4688) [18].

В другом крупном исследовании показано, что диклофенак характеризуется одним из самых низких рисков развития кровотечений из верхнего отдела пищеварительной системы.

Так, метаанализ данных 280 рандомизированных клинических исследований, где различные НПВП сравнивали с плацебо (n=124 513), и 474 рандомизированных клинических исследований, где НПВП сравнивали с другими препаратами этой группы (n=229 296) [6], показал, что при применении коксибов в сравнении с плацебо относительный риск (ОР) побочных реакций со стороны ЖКТ составил для этих препаратов 1,81 (95% ДИ 1,17–2,81; p=0,0070), что сопоставимо с таковым диклофенака — 1,89 (95% ДИ 1,16–3,09; p=0,0106). Для сравнения: ОР развития осложнений со стороны ЖКТ при применении ибупрофена составил 3,97 (95% ДИ 2,22–7,10; p<0,0001), а для напроксена — 4,22 (95% ДИ 2,71–6,56; p<0,0001).

Пути профилактики осложнений

К сожалению, даже выбрав наиболее безопасный НПВП из существующих, мы не застрахованы от развития класс-специфических побочных реакций, поэтому важным является внедрение эффективных методов профилактики.

Применение ацетилсалициловой кислоты сегодня рассматривается как один из методов снижения риска развития кардиоваскулярных тромботических событий при назначении НПВП.

Однако, согласно результатам исследований, применение ацетилсалициловой кислоты с ЦОГ-2-селективными НПВП не дает ожидаемого защитного эффекта, статистически достоверно даже повышая риск развития кардиоваскулярных событий с 2,4 до 3,8 [11].

Одновременное применение диклофенака и ацетилсалициловой кислоты в кардиопрофилактической дозе сопровождалось самым низким ОР кровотечений из верхнего отдела пищеварительной системы среди пациентов, принимающих ацетилсалициловую кислоту в сравнении с пятью другими используемыми НПВП, — 5,7 [19]. Также стоит отметить, что сочетание НПВП и ингибиторов протонной помпы благоприятно влияет на профиль гастроинтестинальной безопасности. В частности, сочетание диклофенака и ингибиторов протонной помпы сопровождается наименьшим ОР со стороны ЖКТ — 0,3 [19].

Нимесулид — НЕКИСЛОТНЫЙ НПВП С НЕ ЦОГ-ЗАВИСИМЫМИ ЭФФЕКТАМИ

Рассматривая НПВП с учетом их столь различной эффективности и безопасности, очень важно помнить о не ЦОГ-зависимых механизмах действия.

Так, нимесулид, помимо сбалансированного блокирования ЦОГ-1 и ЦОГ-2, также оказывает следующие дополнительные эффекты:

  • блокирует супероксидные радикалы кислорода;
  • блокирует активность iNO-синтетазы и образование оксида азота (NO), пероксинитрита (ONOO), которые являются ключевыми медиаторами воспалительного процесса и деструкции хряща;
  • отменяет апоптоз хондроцитов;
  • блокирует коллагеназу и стромелизин, что приводит к уменьшению деградации коллагена II типа и протеогликана;
  • активирует глюкокортикоидные рецепторы, повышая их чувствительность, в том числе к эндогенному кортизолу;
  • ингибирует фосфодиэстеразу, тем самым снижая выработку гистамина и выраженность его медиаторных эффектов;
  • активирует синтез тканевого активатора плазминогена;
  • блокирует синтез тромбоцитактивирующего фактора;
  • играет важную роль в предупреждении тромбоэмболических осложнений.

Нимесулид был синтезирован компанией «Хелсин» как ловушка для супероксидных радикалов кислорода. Свободные радикалы являются важными патогенетическими факторами при хронических воспалительных процессах, поэтому их элиминация может значительно усилить противовоспалительный эффект.

В отношении нимесулида доказано ингибирование гидроксил-радикалов, а также супероксид-­радикалов (супероксидных анионов О2 и образования хлорноватистой кислоты, которая активирует полиморфноядерные нейтрофилы). Уменьшение уровней супероксида и фагоцитоза было показано в исследованиях с участием здоровых добровольцев после приема ими стандартной дозы нимесулида.

Нимесулид блокирует индуцибельную NO-синтетазу и соответственно образование оксида азота (NO) и пероксинитрита (ONOO), которые ответственны за деструкцию хряща и развитие воспалительного процесса при остеоартрите. Также нимесулид отменяет апоптоз хондроцитов.

При лечении больных с заболеваниями опорно-­двигательного аппарата важно помнить, что нимесулид обладает антиколлагеназным эффектом. Снижение активности коллагеназы, а также стромелизина отмечено в плазме крови у пациентов с дегенеративными болезнями суставов при применении нимесулида. Это важный клинический эффект, замедляющий деструкцию суставного хряща [20].

Кроме того, нимесулид ингибирует фосфоди­эстеразу с соответствующим повышением внутриклеточного уровня циклической аденозинмонофосфорной кислоты, которая, в свою очередь, угнетает синтез и высвобождение гистамина.

Нимесулид активирует глюкокортикоидные рецепторы, тем самым усиливая противовоспалительные эффекты как эндогенного кортизола, так и глюкокортикоидных лекарственных препаратов.

Важно, что нимесулид является двойным ингибитором не только ЦОГ, но и 5-липооксигеназы (5-ЛОГ). Известно, что при блокаде ЦОГ происходит активация 5-ЛОГ. Причем в результате действия 5-ЛОГ образуются только провоспалительные факторы, а именно — лейкотриены, которые вызывают воспаление, язвообразование, бронхоспазм и аллергические реакции.

Метаболизм арахидоновой кислоты показан на рис. 4.

Рис. 4.

Метаболизм арахидоновой кислоты

Именно с активацией метаболизма арахидоновой кислоты по пути 5-ЛОГ связывают в настоящее время побочное действие и органотоксичность НПВП. Лейкотриены LTC4, LTD4, LTE4 и хемотаксический LTB4 накапливаются в различных органах и обусловливают разнообразные побочные эффекты НПВП [21].Чем сильнее блокируется ЦОГ, тем активнее 5-ЛОГ и, соответственно, выработка лейкотриенов [22].

Применение двойных ингибиторов ЦОГ и 5-ЛОГ в настоящее время рассматривается как новая стратегия повышения безопасности НПВП-терапии. Единственным известным НПВП, который блокирует и ЦОГ, и 5-ЛОГ, является нимесулид [23]. С учетом этого нимесулид применяют как базовый препарат для поиска новых перспективных молекул. Биариловый эфир нимесулида, который ответственен за блокирование 5-ЛОГ, взят в этом поиске за основу.

Благоприятный профиль гастроинтестинальной безопасности нимесулида отмечен в рамках обзора, проведенного ЕМЕА в 2012 г. Особый интерес в этом контексте представляют результаты ретроспективного эпидемиологического исследования, в ходе которого оценивали риск развития осложнений, затрагивающих верхний отдел пищеварительной системы у пациентов, применявших различные НПВП. В исследование были включены данные о 588 827 пациентах. Из них более 250 тыс. человек применяли нимесулид, около 225 тыс. — диклофенак, более 150 тыс. — кетопрофен, а также по убывающей — пироксикам, ибупрофен, кеторолак, мелоксикам, напроксен и другие НПВП. Это во многом отражает также уровень назначаемости различных НПВП в странах Европы.

Согласно полученным результатам, ОР ЖКТ-осложнений, скорригированный с учетом возраста, пола и факторов риска, для целекоксиба составил 1,38, для нимесулида — 1,5, что в 2 раза ниже по сравнению с ибупрофеном и в 3 раза ниже — мелоксикамом. Таким образом, нимесулид является обоснованным выбором для пациентов со средним и высоким гастроинтестинальным риском осложнений.

Подводя итог, следует отметить, что нимесулид является препаратом выбора для быстрого устранения боли и воспалительного процесса [24]. Препарат показан пациентам со средним и высоким гастроинтестинальным и сердечно-сосудистым рисками.

Также отметим, что, помимо благоприятного профиля гастроинтестинальной безопасности, для нимесулида характерна низкая частота развития побочных эффектов со стороны сердечно-­сосудистой системы. Согласно данным фармаконадзора, риск кардиоваскулярных осложнений при применении нимесулида ниже такового для селективных НПВП — мелоксикама, целекоксиба, а также неселективных кетопрофена, индометацина и пироксикама. Частота развития инфаркта и инсульта при применении нимесулида была очень низкой (0,01) — значительно ниже таковой целекоксиба (0,35), индометацина (0,04), мелоксикама, кетопрофена и пироксикама. Базируясь на этих данных, эксперты ЕМЕА положительно оценили показатели сердечно-сосудистой безопасности нимесулида.

Указанный обзор EMEA от 2012 г. также примечателен тем, что он содержит развернутый анализ гепатобезопасности различных НПВП. Необходимо отметить, что гепатотоксичность является класс-специфической побочной реакцией для всех НПВП. В этом контексте выгодно отличаются нимесулид и диклофенак, о чем свидетельствуют результаты крупного ретроспективного исследования SALT (Study of Acute Liver Transplant), в котором приняли участие почти 9 тыс. пациентов из 7 европейских стран (таблица). Согласно полученным результатам, относительный риск развития острой печеночной недостаточности из расчета на 1 млн лет лечения при применении нимесулида составил 5,64, диклофенака — 4,46. Для сравнения аналогичный показатель для парацетамола — 9,80 (95% ДИ 7,66–12,37), для индометацина — 13,10, для этодолака — 22,46 и для кеторолака — 58,31.

Таблица. Гепатотоксичность НПВП по результатам крупного ретроспективного исследования SALT (Study of Acute Liver Transplant)

НПВП Количество суточных доз Относительный риск на млн человеко-лет (ДИ 95%)
Целекоксиб 357 873 149 3,48 [0,10; 19,37]
Диклофенак 1 514 709 881 4,46 [1,45; 10,41]
Кетопрофен 899 161 612 4,67 [0,96; 13,64]
Напроксен 647 295 878 5,35 [0,64; 19,35]
Нимесулид 1 356 255 833 5,64 [2,43; 11,11]
Ибупрофен 1 219 162 429 5,77 [2,77; 10,61]
Индометацин 80 584 130 13,10 [0,39; 72,98]
Нифлуминовая кислота 62 794 037 14,44 [0,43; 80,41]
Этодолак 70 791 098 22,46 [0,67; 125,1]
Кеторолак 38 652 374 58,31 [7,00; 210,8]
Итого 8 461 912 281 4,37 [3,02; 6,10]

Пути дальнейшего повышения эффективности и безопасности НПВП-терапии

Несмотря на высокую эффективность выбранных системных НПВП, их противовоспалительный и анальгезирующий эффект может оказаться недостаточным, а повышение дозы в ряде случаев чревато увеличением риска развития побочных реакций. Как обеспечить необходимый уровень анальгезирующего и противовоспалительного действия, не ухудшив профиль безопасности терапии? Ответом на этот вопрос может стать применение местных НПВП, что позволяет повысить эффективность терапии без ущерба для показателей безопасности. Однако в этом свете становится актуальным другой вопрос: «Действительно ли терапия местными НПВП достаточно эффективна?», или в этом случае большее значение имеет эффект плацебо?

Весь масштаб влияния эффекта плацебо на самочувствие пациентов отлично иллюстрируют результаты исследования эффективности парацетамола при острой боли в спине [25]. В исследовании приняли участие 1652 пациента, которые были рандомизированы на три группы: пациенты 1-й группы регулярно применяли парацетамол по 4000 мг/сут, 2-й — применяли парацетамол по требованию, в зависимости от интенсивности боли — до 4000 мг/сут, 3-й — получали плацебо. Результаты оказались достаточно неожиданными — как регулярное применение парацетамола, так и по требованию не влияло на период восстановления при боли в спине сравнительно с плацебо. Таким образом, парацетамол оказался таким же эффективным, как и плацебо.

Поэтому для анализа эффективности того или иного препарата важно принимать во внимание результаты исследований с достаточно крупными выборками пациентов. Привлекает внимание обзор, проведенный учеными Оксфордского университета (University of Oxford) [26], в ходе которого проанализированы результаты 86 клинических исследований (более 10 тыс. пациентов) применения местных НПВП. Согласно данным этого обзора, местные НПВП эффективно купируют острый и хронический болевой синдром. Также интересными в свете изучения эффективности и профиля безопасности местных НПВП при болевом синдроме представляются результаты Кокрановского метаанализа, который объединил данные, полученные у 7688 пациентов в ходе 32 исследований [27]. Так, прямое сравнение не показало различий в эффективности между системными и местными НПВП, при этом частота развития гастроинтестинальных побочных реакций при применении местных НПВП была сопоставимой с таковой у пациентов, получавших плацебо. Таким образом, при отсутствии системных побочных реакций, противоболевая эффективность местных НПВП сопоставима с эффективностью системных НПВП. Одним из наиболее эффективных местных НПВП при общем благоприятном профиле безопасности является кетопрофен, о чем свидетельствуют результаты ряда исследований. Так, в ходе крупного клинического исследования показано, что кетопрофен является наиболее эффективным местным НПВП при купировании болевого синдрома [28]. Согласно полученным данным, кетопрофен значительно эффективнее других местных НПВП по интегральному показателю эффективности терапии NNT (numbers needed to treat), а именно: на 58% лучше, чем ибупрофен; на 80% лучше, чем пироксикам, и на 92% лучше, чем диклофенак. Таким образом, при топикальном применении кетопрофен почти в 2 раза эффективнее местного диклофенака.

Такие преимущества в противоболевой и противовоспалительной эффективности именно кетопрофена для местного применения обусловлены не только активностью молекулы, но и его способностью к проникновению в ткани суставов и околосуставных структур.

Преимущество кетопрофена по сравнению с другими топическими НПВП подтверждают и результаты исследования японских авторов [29], в котором рассматривали местные НПВП в современных лекарственных формах гелей и пластырей. Так, препараты кетопрофена для местного применения определены как наиболее перс­пективные. По мнению авторов исследования, кетопрофен имеет более высокую противовоспалительную и противоболевую активность, связанную как с фармакологическими особенностями молекулы, так и с лучшим ее проникновением через кожу.

Возникает закономерный вопрос, почему кетопрофен характеризуется благоприятным профилем безопасности, ведь если препарат хорошо проникает через кожу, то и концентрация в плазме крови должна быть высокой. Однако это не так, поскольку кетопрофен селективно накапливается в области приложения лечебных свойств — в тканях суставов. Так, показано, что концентрация кетопрофена в плазме крови примерно в 100 раз ниже, чем в тканях сустава [30]. Примечательно, что при этом кетопрофен не влияет на синтез матрикса суставного хряща — протеогликанов даже в остеоартритически измененном суставном хряще [31]. А в молодом хряще в концентрации 10 М кетопрофен даже повышает синтез хрящевого матрикса.

Таким образом, кетопрофен является обоснованным выбором в комплексе с системными диклофенаком или нимесулидом. Согласно данным доказательной медицины, препарат демонстрирует высокую эффективность и благоприятный профиль безопасности, при этом не оказывая негативного влияния на суставной хрящ, что имеет ключевое значение при длительном применении. Кетопрофен достигает очага боли и воспаления в необходимой концентрации, обеспечивая анальгезирующий и противовоспалительный эффекты. При этом концентрация препарата в плазме крови остается очень низкой и не вызывает развития системных побочных реакций даже в случае длительной терапии.

Выводы

Выбирая НПВП для купирования болевого синдрома и воспалительного процесса необходимо учитывать эффективность и безопасность препарата, а также риск развития тех или иных побочных реакций у конкретного пациента:

  • При низких кардиоваскулярных и гастроинтестинальных рисках препаратом выбора может быть любой НПВП, но в первую очередь диклофенак, который по-прежнему является золотым стандартом противовоспалительной терапии.
  • Препаратом выбора в лечении патологии опорно-двигательного аппарата, в частности ОА, является нимесулид.
  • При наличии сердечно-сосудистой патологи препаратом выбора является нимесулид или же диклофенак в сочетании с ацетилсалициловой кислотой.
  • Для усиления клинических эффектов системных НПВП целесообразно добавление локальных НПВП, в первую очередь кетопрофена, который демонстрирует высокую эффективность и низкий риск системных побочных реакций, который сопоставим с плацебо.

Список использованной литературы
  • 1. Laufer S., Gay S., Brune K. (2003) Inflammation and Rheumatic Diseases: The molecular basis of novel therapies. Georg Thieme Verlag, New York.
  • 2. Visha M.G. (2013) Selective Cox-2 inhibitor. Int. J. Pharm. Sci Interv., 3(2): 28–33.
  • 3. Olsen A.M.S., Gislason G.H., McGettigan P. et al. (2015) Association of NSAID use with risk of bleeding and cardiovascular events in patients receiving antithrombotic therapy after myocardial infarction. Jama, 313(8): 805–814.
  • 4. Bresalier R.S., Sandler R.S., Quan H. et al. (2005) Cardiovascular events associated with rofecoxib in a colorectal adenoma chemoprevention trial. N. Engl. J. Med., 352(11): 1092–1102.
  • 5. Fanelli A., Ghisi D., Aprile P.L., Lapi F. (2017) Cardiovascular and cerebrovascular risk with nonsteroidal anti-inflammatory drugs and cyclooxygenase 2 inhibitors: latest evidence and clinical implications. Therapeutic Advances in Drug Safety, р. 173–182.
  • 6. Bhala N., Emberson J., Merhi A. et al. (2013) Vascular and upper gastrointestinal effects of non-steroidal anti-inflammatory drugs: metaanalyses of individual participant data from randomised trials. Coxib and traditional NSAID Trialists (CNT) Collaboration. Lancet, 382(9894): 769–779.
  • 7. www.drugs.com/history/arcoxia.html
  • 8. Fitzgerald G.A., Patrono C. (2001) The coxibs, selective inhibitors of cyclooxygenase-2. N. Engl. J. Med., 345(6): 433–442.
  • 9. Brune K., Patrignani P. (2015) New insights into the use of currently available non-steroidal anti-inflammatory drugs. J. Pain Res., 8: 105.
  • 10. Walter M.F., Jacob R.F., Day C.A. et al. (2004) Sulfone COX-2 inhibitors increase susceptibility of human LDL and plasma to oxidative modification: comparison to sulfonamide COX-2 inhibitors and NSAIDs. Atherosclerosis, 177(2): 235–243.
  • 11. Solomon S.D., McMurray J.J., Pfeffer M.A. et al. (2005) Cardiovascular risk associated with celecoxib in a clinical trial for colorectal adenoma prevention. N. Engl. J. Med., 352(11): 1071–1080.
  • 12. Simon L.S. (2000) Are the biologic and clinical erfects of the COX-2-specific inhibitors an advance compared with the effects of traditional NSAIDs? Curr. Opin. Rheumatol., 12: 163–170.
  • 13. Smith W.L., Langen B.R. (2001) Why there are two cyclooxygenase isoenzymes. J. Clin. Invest., 107: 1491–95.
  • 14. Wallace J.L. (1999) Distribution and expression of cyclooxygenase (COX) isoenzymes, their physiological roles, and the categorization of nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs). Am. J. Med., 107(6A): 11–16.
  • 15. Wallace J.L., Bak A., McKnight W. et al. (1998) Cyclooxygenase-1 contributes to inflammatory responses in rats and mice: implications for gastrointestinal toxicity. Gastroenterology, 15: 101–109.
  • 16. Dey I., Lejeune M., Chadee K. (2006) Prostaglandin E2 receptor distribution and function in the gastrointestinal tract. British J. Pharmacol., 149(6): 611–623.
  • 17. Hecken A., Schwartz J.I., Depré M. et al. (2000) Comparative inhibitory activity of rofecoxib, meloxicam, diclofenac, ibuprofen, and naproxen on COX-2 versus COX-1 in healthy volunteers. J. Clin. Pharmacol., 40(10): 1109–1120.
  • 18. Hawkey C., Kahan A., Steinbrück K. et al. (1998) Gastrointestinal tolerability of meloxicam compared to diclofenac in osteoarthritis patients. International MELISSA Study Group. Meloxicam Large-scale International Study Safety Assessment. British J. Rheumatol., 37(9): 937–945.
  • 19. Lanas A., García-Rodríguez L.A., Arroyo M.T. et al. (2006) Risk of upper gastrointestinal ulcer bleeding associated with selective COX-2 inhibitors, traditional non-aspirin NSAIDs, aspirin, and combinations. Gut. Dec., 55(12): 1731–1738.
  • 20. Barracchini A., Franceschini N., Amicosante G. et al. (1998) Biochemistry: Can Non-steroidal Anti-inflammatory Drugs Act as Metalloproteinase Modulators? An In-vitro Study of Inhibition of Collagenase Activity. J. Pharm. Pharmacol., 50(12): 1417–1423.
  • 21. Holgate S.T., Peters-Golden M., Panettieri R.A. et al. (2003) Roles of cysteinyl leukotrienes in airway inflammation, smooth muscle function, and remodeling. J. Aller. Clin. Immunol., 111(1): 18–36.
  • 22. Burnett B.P., Levy R.M. (2012) 5-Lipoxygenase Metabolic Contributions to NSAID-Induced Organ Toxicity. Advances in Therapy, 29(2): 79–98.
  • 23. Шуба Н.М., Воронова Т.Д., Пилипенко А.В. (2015) Изучение эффективности нимесулида и его влияние на отдельные патогенетические звенья в практике семейного врача. Семейная медицина, 2: 41–45.
  • 24. Шуба Н.М., Воронова Т.Д., Крилова А.С. (2017) Диференційований підхід до лікування остеоартрозу з коморбідною патологією. Укр. ревматол. журн., 2(68): 6–16.
  • 25. Williams C.M., Maher C.G., Latimer J. et al. (2014) Efficacy of paracetamol for acute low-back pain: a double-blind, randomized controlled trial. Lancet, 384(9954): 1586–1596.
  • 26. Moore R.A., Tramer M.R., Carroll D. et al. (1998) Quantitive systematic review of topically applied non-steroidal anti-inflammatory drugs. BMJ, 316(7128): 333–338.
  • 27. Derry S., Moore R.A., Rabbie R. (2012) Topical NSAIDs for chronic musculoskeletal pain in adults. Cochrane Database Syst. Rev., 9:CD007400.
  • 28. Mason L., Moore R.A., Edwards J.E. et al. (2004) Topical NSAIDs for acute pain: a meta-analysis. BMC family practice, 5(1): 10.
  • 29. Komatsu T., Sakurada T. (2012) Comparison of the efficacy and skin permeability of topical NSAID preparations used in Europe. Eur. J. Pharmac. Sci., 47(5): 890–895.
  • 30. Ballerini R., Casini A., Chinol M. et al. (1986) Study on the absorption of ketoprofen topically administered in man: comparison between tissue and plasma levels. Int. J. Clin. Pharmacol. Res., 6(1): 69–72.
  • 31. Wilbrink B., van der Veen M.J., Huber J. et al. (1991) In vitro influence of ketoprofen on the proteoglycan metabolism of human normal and osteoarthritis cartilage. Inflam. Res, 32(3): 154–159.

Адрес для переписки:
Шуба Неонила Михайловна
04112, Киев, ул. Дорогожицкая, 9
Национальная медицинская академия
последипломного образования
им. П.Л. Шупика

Нестероидные противовоспалительные препараты в оториноларингологии

Сегодня утвержден протокол по лечению острого риносинусита, проведено обсуждение, ожидается регистрация протоколов по острому отиту и тонзиллиту. В них сделан акцент на применении медикаментозных средств с учетом положений доказательной медицины и экономической целесообразности. Для широкой информированности врачей по поводу основных положений этого приказа, отработки конкретных практических рекомендаций проводятся конференции, круглые столы для врачей всех уровней, изменилась подача материала в программах медицинских вузов, а также в последипломном обучении врачей.

Процесс стандартизации медицинской помощи в Украине позволяет четко и обоснованно проводить медикаментозную терапию на основании принципов доказательной медицины. Хотелось бы остановиться на месте и роли нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) в лечении наиболее распространенных заболеваний лор-органов.

Нестероидные противовоспалительные препараты (нестероидные противовоспалительные средства) — группа лекарственных средств, обладающих обезболивающим, жаропонижающим и противовоспалительным эффектами, они уменьшают боль, лихорадку и воспаление. Для нашего организма все нестероидные противовоспалительные средства являются чужеродными веществами. В организме человека есть собственная противовоспалительная система, которая запускается в случае сильных травм или стресса. Главное противовоспалительное действие в организме человека осуществляет ряд стероидных гормонов надпочечников (глюкокортикоиды), синтетические аналоги которых используются при изготовлении гормональных противовоспалительных препаратов. Термин «нестероидные» означает, что лекарства из группы НПВС не относятся к группе стероидных гормонов и лишены ряда побочных действий препаратов этой группы.

Механизм действия

Боль, воспаление и температура — это постоянные признаки практически всех болезней. В организме человека все эти три феномена, характерные для болезни, контролируются группой биологически активных веществ — простагландинов (ПГ), которые вырабатываются в пораженных болезнью тканях. ПГ имеют разностороннюю биологическую активность: а) являются медиаторами воспалительной реакции: вызывают локальное расширение сосудов, отек, экссудацию, миграцию лейкоцитов и другие эффекты; б) сенсибилизируют рецепторы к медиаторам боли (гистамину, брадикинину) и механическим воздействиям, понижая порог болевой чувствительности; в) повышают чувствительность гипоталамических центров терморегуляции к действию эндогенных пирогенов, образующихся в организме под влиянием микробов, вирусов, токсинов. Главным и общим элементом механизма действия НПВС является угнетение синтеза простагландинов из арахидоновой кислоты путем ингибирования фермента циклооксигеназы (ПГ-синтетазы), что, в свою очередь, устраняет боль, воспаление и температуру. Действительно, большинство противовоспалительных препаратов обладают выраженным обезболивающим и жаропонижающим эффектом. Кроме устранения температуры и воспаления, противовоспалительные средства влияют на свертываемость крови и делают ее более текучей, в связи с чем они широко используются в лечении ряда сердечно-сосудистых заболеваний (атеросклероз, стенокардия, сердечная недостаточность и пр.).

При воспалительных заболеваниях стероидные средства достаточно эффективны. Однако их побочное действие имеет более тяжелый характер и проявляется чаще, чем при лечении нестероидными средствами. Поэтому глюкокортикостероиды (ГКС) применяются под строгим врачебным контролем только при наиболее тяжелых формах воспалительных заболеваний и в случаях, когда нестероидные средства недостаточно эффективны.

Нестероидные противовоспалительные средства менее опасны, поэтому сфера их практического применения значительно шире, чем у ГКС. Так, нестероидные противовоспалительные средства могут быть использованы при различных заболеваниях мышц, суставов и нервных стволов, т.е. при миозитах, артритах, невритах и при многих других болезнях, протекающих с воспалительными поражениями тканей.

Для лечения воспалительных заболеваний инфекционного происхождения в первую очередь следует использовать антибиотики и другие химиотерапевтические средства, которые не обладают собственно противовоспалительными свойствами, но оказывают губительное действие на возбудителей инфекционных заболеваний и тем самым устраняют причины воспаления.

НПВС противопоказаны при эрозивно-язвенных поражениях желудочно-кишечного тракта, особенно в стадии обострения, выраженных нарушениях функции печени и почек, цитопениях, индивидуальной непереносимости, беременности. Наиболее опасные побочные эффекты при использовании НПВС связаны с их действием на кровь и слизистую желудка. Неблагоприятное влияние нестероидных противовоспалительных препаратов на организм человека объясняется тем, что они блокируют выработку простагландинов не только в очаге воспаления, но и в здоровых органах и клетках крови. В здоровых тканях, в частности в слизистой оболочке желудка, простагландины играют важную защитную роль (защита тканей желудка от агрессивного воздействия кислого желудочного сока), поэтому использование нестероидных противовоспалительных препаратов способствует появлению язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Блокируя выработку простагландинов в клетках крови, нестероидные противовоспалительные препараты уменьшают свертываемость крови, что может быть опасно у людей с высоким риском кровотечений. Менее опасные побочные эффекты нестероидных противовоспалительных препаратов связаны с возможностью развития аллергии и с их раздражающим действием на желудочно-кишечный тракт (тошнота, рвота, боли в животе, вздутие живота).

Давайте рассмотрим роль и место НПВС при различных острых оторино–ларингологических заболеваниях.

Острый риносинусит

Отечественный протокол формировался на основе европейских рекомендаций — EPOS-2012. Нестероидные противовоспалительные препараты рекомендованы при остром вирусном и пост–вирусном риносинусите.

Доказательная база

В многоцентровом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании с двойной имитацией 392 пациента с инфекциями верхних дыхательных путей получали одно–кратную дозу НПВС (аспирин 500–1000 мг, нимесулид, ацетаминофен (парацетамол) 500 или 1000 мг) и соответствующее плацебо [1]. Наблюдали достоверное уменьшение интенсивности головной боли, боли и дискомфорта, связанных с лихорадкой, при всех видах активной терапии (р < 0,001), но не было отмечено снижения чувствительности пазухи к перкуссии или боли в горле (уровень доказательности Ib).

Для выявления действия и нежелательных эффектов НПВС по сравнению с плацебо и другими видами терапии на симптомы обычной простуды был проведен кокрановский обзор. В обзор входило девять рандомизированных контролируемых исследований (РКИ), в которых описывались 37 сравнительных исследований: шесть — сравнение НПВС с плацебо, три — сравнение НПВС (1064 пациента с обычной простудой; сравнивали аспирин, нимесулид, напроксен и ибупрофен — препараты, которые оказывают обезболивающее (уменьшение головной и др. видов боли) и противовоспалительное действие (лихорадка)). НПВС достоверно не уменьшали общий балл оценки симптомов или продолжительность простуды. Однако относительно анальгетического эффекта (головная боль, боль в ушах, а также боль в мышцах и суставах) НПВС имели значительные преимущества  по сравнению с плацебо. Все изученные препараты оказывали выраженный клинический эффект , прежде всего обезболивающий, в меньшей степени — противовоспалительный. Особо достоверные положительные клинические результаты получены при применении нимесулида и напроксена. Доказательств повышенной частоты нежелательных эффектов в группах, получавших НПВС, не было. Некоторые включенные в исследования пациенты из группы НПВС предъявляли жалобы со стороны желудочно-кишечного тракта, по поводу появления сыпи и отеков (задержка жидкости). Авторы рекомендуют указанные НПВС для ослабления дискомфорта или боли, вызванной общей простудой [2, 23]. Процитируем материалы из документа «Гострий риносинусит. Адаптована клінічна настанова, заснована на доказах» (наказ МОЗ № 85, 2016 р., табл. 5.1).

Острый средний отит

Отечественный протокол по острому среднему отиту (ОСО) был создан на основе американского и японского протоколов. Во всех этих документах НПВС являются обязательными для детей и взрослых. Если при лечении острого риносинусита НПВС назначают рутинно, а при тяжелом течении предлагают использовать системные глюкокортикостероиды, то при остром среднем отите гормоны не назначают системно совсем, а основной акцент делается на НПВС. Следует отметить, что НПВС при остром среднем отите назначают преимущественно с целью снятия боли. Боль — это главный симптом ОСО [3].

В действующих протоколах по лечению острого отита у детей в США [11, с. 973] и Японии [26, с. 68, 93-95], а также проекте протокола по лечению ОСО, созданном на базе вышеперечисленных (находится на утверждении в МЗ), отмечено следующее.

Лікування ГСО має включати оцінку болю. За наявності больових відчуттів лікар має призначити терапію, що спрямована на їх полегшення (рівень доказовості: В. Ступінь рекомендації: наполеглива рекомендація).

С одной стороны, хотя боль — это типичный симптом при таких заболеваниях, врачи-клиницисты часто видят в oталгии отдаленную проблему, которая не требует непосредственного внимания [4]. Боль, которая связывается с OСО, может быть очень сильной в первые несколько дней заболевания, часто существует длительно. С другой стороны, анальгетики действительно облегчают боль, связанную с ОСО, в течение 24 часов, и их необходимо применять независимо от на–значения антибиотикотерапии; их следует продолжать применять столько, сколько это будет необходимо [6]. Многоцентровое рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование, проведенное Bertin et al. (1996), показало, что эффект нимесулида и ибупрофена был значительным по  сравнению с плацебо [7, 23]. По шкале боли нимесулид снижает интенсивность боли с сильной до отсутствия таковой с 30-й минуты в первый час применения. Следует также отметить, что нет ни одного клинического исследования, которое бы доказало преимущества одного из НПВС перед другим. Есть только угроза осложнений, связанных с приемом аспирина у больных с бронхиальной астмой.

Острый тонзиллит

В отечественном протоколе по тонзиллиту роль НПВС велика прежде всего при остром тонзиллите и его местных осложнениях. При этой проблеме важно уменьшить как сам воспалительный процесс, так и болевой синдром. Диагноз боли в горле не означает, что должен назначаться антибиотик. Как правило, все, что нужно, — это адекватная аналгезия.

У взрослых нимесулид, диклофенак и ибупрофен более эффективны, чем парацетамол и аспирин, в уменьшении боли в горле в течение одного часа после полученной дозы. Молекула нимесулида имеет преимущество по эффективности перед указанными молекулами по устранению боли и воспаления в горле  [8–11, 23]. Парацетамол и ибупрофен не следует регулярно принимать взрослым с риском дегидратации из-за риска токсического воздействия на почки, хотя эта серьезная побочная реакция встречается редко. Одно РКИ показало, что аспирин и парацетамол одинаково эффективны и лучше плацебо при уменьшении лихорадки, головной боли, болезненности и боли в горле на срок до шести часов [12]. Признанные осложнения лечения аспирином делают этот препарат менее подходящим для общего использования.

Эффективное купирование болевого синдрома — одна из первоочередных задач фармакотерапии большинства острых и хронических заболеваний, ведь боль является наиболее тягостным ощущением, определяющим степень страданий и изменение качества жизни пациентов [23]. Быстрота достижения и стойкость анальгетического эффекта относятся к основным критериям оценки адекватности лечения, по крайней мере с точки зрения больного, поэтому очень важно устранить боль и воспаление, которое явилось причиной возникновения боли.

В цитируемом проекте отечественного протокола по тонзиллиту в разделе 5.2, посвященном обезболиванию, отмечено: «Жодного РКД не було виявлено щодо специфічного застосування парацетамолу, ібупрофену або диклофенаку окремо або в порівнянні один з одним при лікуванні гострого болю в горлі у дітей. Визнані ускладнення лікування аспірином, включаючи синдром Рейє у дітей, роблять цей препарат менш придатним для загального використання, і його використання в якості анальге–тика протипоказано пацієнтам віком до 16 років».

При выборе обезболивающего и противовоспалительного препарата следует учитывать индивидуальные особенности пациента, наличие сопутствующей патологии, продолжительность болевого синдрома и другие факторы, а также свойства конкретного НПВС: скорость наступления и продолжительность обезболивающего эффекта, мощность обезболивания, безопасность препарата.

Хочу на примере некоторых оперативных вмешательств на лор-органах показать эффективность применения НПВС с целью послеоперационного обезболивания. Предметом оперативной ринологии являются хронические заболевания полости носа и околоносовых пазух, требующие хирургической коррекции для устранения дефектов носового дыхания и санации очагов хронической инфекции. Одним из важных вопросов на сегодняшний день, помимо различных техник и методик операций, является послеоперационное обезболивание. Адекватная оценка боли с использованием тщательно разработанных, протестированных и одобренных методов, подходящих для конкретной популяции пациентов, и определение ее ведущего патогенетического механизма являются необходимыми условиями для успешного ведения пациентов с болевым синдромом. Во многих исследованиях было показано, что неадекватная оценка боли может привести к назначению неадекватного обезболивания [13–15].

Главные принципы послеоперационной медикаментозной терапии:

► купирование болевого синдрома;
► снижение психоэмоционального возбуждения;
► регуляция процессов воспаления, вызванного альтернацией тканей.

Эффективное обезболивание способствует ранней реабилитации больного, снижает частоту возникновения после–операционных осложнений и хронических болевых синдромов. В настоящее время имеется широкий выбор лекарственных препаратов и методов немедикаментозного обезболивания, однако многочисленные исследования, проведенные в разных странах, выявили недостаточную аналгезию раннего после–операционного периода почти у 50 % больных [16]. Поэтому знание современных принципов обезболивания после операции имеет большое практическое значение (табл. 1).

Сегодня при больших полостных операциях предпочтение отдают опиодным анальгетикам. Поэтому использование их в медицинских целях в Дании за последние 20 лет возросло на 800 % [17].

Применение опросника боли Мак-Гилла для оценки интенсивности болевого синдрома у пациентов с искривлением перегородки носа и полипозным риносину–ситом в послеоперационном периоде возможно на основании высокого коэффициента корреляции и достоверной и сильной связи между средними значениями аналоговых шкал и значениями НИБ у обеих групп [18]. Выраженность острого послеоперационного болевого синдрома у пациентов с искривлением перегородки носа и полипозным риносинуситом можно назвать низкой, поэтому можно ограничиться применением НПВС. В этом нас убеждает опыт киевских коллег (Зинченко Д.А., Сарнацкий К.С. [22]) и собственные наблюдения.

◙ Как же лучше вводить НПВС?

Этот вопрос активно обсуждается в медицинских научных кругах. Существует несколько исследований, сравнивающих эффективность терапии у пациентов, которые лечатся пероральными препаратами, и тех, кто получает эти же препараты внутримышечно. В большинстве случаев исследования свидетельствуют о том, что пероральный и внутримышечный пути введения лекарств одинаково эффективны. Учитывая это, а также болезненность внутримышечных инъекций и высокий риск постинъекционных осложнений, внутримышечные инъекции препаратов следует назначать только в случаях, когда доказано их преимущество над пероральными аналогами, пациент не способен принимать лекарства через рот или врач имеет обоснованные сомнения в добросовестном соблюдении пациентом назначений.

Существует определенная путаница в показаниях к внутримышечным инъекциям. Следует четко понимать, что обычно внутримышечные инъекции показаны лишь пациентам с тошнотой, рвотой, диареей или обезвоживанием. Они также могут быть уместными при сомнениях врача в послушности пациента, например в психиатрической практике. При этом внутримышечный путь введения лекарств противопоказан при подозрении на аллергическую реакцию к данному препарату.

Пероральные препараты проще в использовании, почти всегда имеют одинаковую эффективность с внутримышечными аналогами, не вызывают боли при введении и не нарушают защитный барьер кожи. Таким образом, в подавляющем большинстве случаев следует отдавать предпочтение пероральному пути введения лекарств и отказываться от внутримышечного. Особенно важна эта рекомендация в детской практике, поскольку для детей боль, вызванная инъекциями, является серьезным стрессовым фактором.

К негативным моментам, связанным с внутримышечным введением НПВС, относятся: кровоподтеки, локальные инфекции, гематомы, дискомфорт пациента и травмы от иглы. Кроме того, внутримышечные НПВС гораздо дороже пероральных. Учитывая отсутствие доказательств преимущества внутримышечных НПВС над пероральными, внутримышечные препараты следует использовать только для пациентов, которые не способны принимать препараты внутрь.

В подобной ситуации для быстрого купирования боли и воспаления предпочтительнее использовать НПВС, сочетающие быстрое обезболивающее действие и мощный противовоспалительный эффект. Такими удачными свойствами обладает нимесулид — одно из наиболее популярных в Украине НПВС.  Клинические достоинства нимесулида определяются его фармакологическими особенностями. Молекула нимесулида в отличие от многих других НПВС обладает щелочными свойствами, позволяющими ей легко проникать и накапливаться в очагах воспаления в более высокой концентрации, чем в плазме крови.

Это же свойство повышает безопасность препарата, поскольку затрудняет его перемещение в слизистую оболочку верхних отделов ЖКТ и снижает тем самым возможность контактного повреждения. Обладая щелочными свойствами, нимесулид находится в ионизированном состоянии в просвете желудка, что не позволяет ему проникать через слизистую оболочку (наиболее проницаема для липофильных соединений), а гранулированная форма дополнительно уменьшает внутрижелудочную экспозицию пре–парата.

Согласно общепризнанной концепции, основное фармакологическое действие НПВС связано с блокадой фермента ЦОГ-2, активно синтезирующегося в очагах повреждения и воспаления клетками воспалительного ответа и отвечающего за синтез важнейших медиаторов боли и воспаления — простагландинов. ЖКТ-осложнения, возникающие при приеме НПВС, определяются блокадой физиологической формы ЦОГ — ЦОГ-1, играющей важную роль в поддержании многих параметров гомеостаза человеческого организма, в том числе защитного потенциала слизистой. Однако ЦОГ-1 также принимает участие в процессе развития воспаления, и поэтому подавление ее активности в области повреждения следует рассматривать как благоприятный момент. Нимесулид имеет именно такое свойство — он умеренно селективен в отношении ЦОГ-2, практически не влияет на активность физиологической ЦОГ-1 в слизистой желудка, но в очагах воспаления ее эффективно подавляет. Так что у нимесулида селективность к ЦОГ-2 характеризуется значительным снижением риска гастроинтестинальной токсичности по сравнению с диклофенаком, ибупрофеном и др. [25] (рис. 1).

Достоверно лучший профиль гастроинтестинальной безопасности в сравнении с другими НПВС обеспечивается за счет блокады ЦОГ-2 и дополнительной блокады 5-ЛОГ (блокада выработки лейкотриенов) (рис. 2).

В последние годы в мировой литературе обсуждается вопрос о гепатотоксичности ряда препаратов из группы НПВС, хотя этот побочный эффект, несомненно, является редким (возникает примерно у 1 из 10 тыс. больных) и несопоставимым по частоте с осложнениями со стороны ЖКТ. Что касается нимесулида, то с 1985 по 2000 год для этого препарата были зафиксированы всего 192 значимых ослож–нения со стороны печени, причем серьезным был признан лишь 81 эпизод. Это совсем немного, учитывая, что к 2000 г. нимесулидом было пролечено 280 млн больных, т.е. суммарная частота опасных гепатотоксических реакций составляет 0,1 на 100 тыс. курсов терапии. По непредвзятой оценке гепатотоксичность нимесулида представляется не большей, чем у других популярных НПВС (диклофенак, ибупрофен, парацетамол). Подтверждением этому может служить крупнейшее исследование популяционной частоты гепатотоксических реакций, связанных с приемом НПВС, проведенное в Италии (всего 835 000 больных за период 1997–2001 гг.). Число осложнений со стороны печени на фоне приема нимесулида (35,3) оказалось несколько ниже, чем при использовании диклофенака (39,2) и ибупрофена (44,6), на 100 тыс. человеко-лет соответственно. По данным проспективных исследований эффективности и переносимости этого препарата, изменения лабораторных –биохимических показателей, свидетельствующие о патологии печени, встречаются не чаще, чем при использовании других НПВС. Важнейшими достоинствами нимесулида являются его хорошая переносимость и низкий риск развития класс-специфических побочных эффектов. В настоящее время доказано, что нимесулид значительно безопаснее традиционных НПВС относительно риска развития серьезных ЖКТ-осложнений. Например, согласно результатам популяционного исследования, в котором был проведен анализ 10 608 сообщений о побочных действиях НПВС, отмеченных с 1988 по 2000 г. в Северной Италии, нимесулид был причиной осложнений со стороны ЖКТ в 2 раза реже, чем диклофенак, –кетопрофен и пироксикам. Результаты применения диклофенака и нимесулида у 3807 и 3553 больных (Ирландия) показали, что последний вызывал проблемы со стороны ЖКТ в 1,5 раза реже, чем препарат сравнения. Близкие данные показало когортное исследование безопасности нимесулида 200 мг/сут, который при–нимали более чем 600 российских больных. В ходе работы не было выявлено ни одного случая развития ЖКТ-кровотечения или перфорации язвы, а суммарная частота ЖКТ-осложнений составила лишь 9 %.

Помимо основного действия (блокада ЦОГ-2), нимесулид оказывает ряд других фармакологических эффектов, позволяющих прогнозировать его высокую эффективность при лечении боли и воспаления. Это влияние на синтез важнейших провоспалительных цитокинов (интерлейкин-6, фактор некроза опухоли альфа), блокада синтеза металлопротеиназ, антигистаминное действие, а также блокада фермента фосфодиэстеразы IV, активирующей особенно агрессивные в очагах воспаления клетки (макрофаги и нейтрофилы).

Нимедар — препарат, который соответствует европейским стандартам качества GMP, от лидера доверия украинцев — фармацевтической фирмы «Дарница». Нимедар (нимесулид) выпускается в форме саше (гранулы для оральной суспензии 100 мг/2 г, № 15, № 30) и геля 10 мг/г, 30 г.

Нимедар (нимесулид) в форме саше (пакетики) (гранулы для оральной суспензии 100 мг/2 г, № 15, № 30) предназначен для лечения пациентов старше 12 лет, коррекция дозы не требуется.

Суточная доза: 2 пакетика препарата Нимедар (200 мг нимесулида) после еды. Длительность лечения — до 15 дней или индивидуально для пациента, на усмотрение доктора.

Эквивалентность (взаимозаменяемость) препарата Нимедар по сравнению с референтным препаратом доказана в ходе клинических исследований, проведенных согласно международным требованиям GCP и приказам МЗ Украины1.

Выводы

Нимесулид (особенно его форма в виде саше — Нимедар) представляется препаратом выбора для лечения патологии, сопровождающейся острым болевым синдромом и воспалением при риносинусите, отите, тонзиллите, поскольку он обладает мощным и быстрым эффектом, при этом лечение для пациента является экономичным. Несомненным достоинством нимесулида является хорошая переносимость со стороны ЖКТ как при кратковременном применении, так и при использовании до 15 дней.

Список литературы находится в редакции


1 Внутренние данные ЧАО «Фармацевтическая фирма «Дарница».

Эффективность и безопасность терапии НПВП: фокус на нимесулид uMEDp

Обсуждается современное состояние проблемы эффективности и безопасности лечения нестероидными противовоспалительными препаратами. Подчеркивается, что высокая частота неблагоприятных реакций во многом связана с бесконтрольным приемом препаратов данной группы. 
На примере нимесулида (Найза) проанализированы наиболее важные фармакокинетические, биохимические, технологические и другие показатели, которые обусловливают его уникальность, предопределяют эффективность и безопасность, объясняют высокую приверженность пациентов и врачей. В частности, нимесулид отличается длительной историей применения, является первым синтезированным селективным ингибитором циклооксигеназы 2 и единственным представителем сульфонанилида, в молекуле которого карбоксильная группа заменена сульфонанилидом. Это обеспечивает протективное воздействие на слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта. Благодаря комбинации различных дезинтегрантов, таких как крахмал и натрия крахмала гликолят (супердезинтегрант), нимесулид хорошо всасывается. Как следствие, быстрое наступление аналгетического эффекта – через 15 минут после приема. 

В настоящее время накоплен большой опыт в оказании помощи пациентам, испытывающим боль. Арсенал препаратов для лечения боли также чрезвычайно велик: простые анальгетики (ацетаминофен, метамизол натрия и др.), местные анестетики, локальные, пероральные и парентеральные нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и, наконец, препараты центрального действия. К последним относятся антидепрессанты, антиконвульсанты, миорелаксанты, опиоиды. В клиническую практику внедрены инновационные нейрохирургические технологии, которые в значительной степени улучшают качество жизни тяжелобольных. Однако препаратами выбора для купирования боли по-прежнему являются НПВП.

НПВП – препараты первой линии не только симптоматической, но и патогенетической терапии анкилозирующего спондилита (болезни Бехтерева), воспалительных заболеваний мягких тканей, при остром приступе подагры и др.

Нестероидные противовоспалительные препараты представлены разными классами химических соединений, которые различаются механизмом действия, фармакокинетическими и фармакодинамическими характеристиками.

Эффективность НПВП подтверждена в большом количестве масштабных контролируемых клинических исследований, отвечавших самым высоким требованиям доказательной медицины.

Установлено, что все НПВП в адекватных терапевтических дозах сопоставимы по эффективности, однако различаются по профилю безопасности.

Большинство неблагоприятных реакций, возникавших на фоне приема НПВП, связаны с механизмом их действия и способностью угнетать синтез простагландинов.

НПВП могут оказывать повреждающее воздействие практически на все органы и системы.

Различают фармакодинамические нежелательные реакции (НПВП-индуцированные гастропатии, кардиопатии), токсические (нарушение слуха и поражение почек), иммунные и аллергические (анафилактический шок при введении препарата), фармакогенетические, связанные с дефектом ферментов (гемолитическая анемия при применении сульфаниламидов вследствие врожденной недостаточности глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы). Нежелательные реакции могут быть мутагенными (влияние на геномный аппарат гамет), онкогенными, эмбриотоксическими, тератогенными и фетотоксическими (возникают у эмбриона или плода при применении НПВП беременной).

Может развиться лекарственная устойчивость и толерантность (приобретенная устойчивость или резистентность) и др.

Высокая частота гастродуоденальных язв и эрозий, а также прогрессирование кардиальной патологии обусловлены доступностью НПВП и бесконтрольным приемом.

Опасность НПВП-гастропатий определяется не столько клиническими проявлениями (болевой и диспепсический синдромы), сколько тяжелыми, нередко фатальными осложнениями, такими как желудочно-кишечное кровотечение, обструкция и перфорация слизистой оболочки желудка. Частота осложнений у использующих НПВП составляет 0,5–1,0 случая на 100 больных в год, что примерно в четыре раза чаще, чем в общей популяции. При    этом регулярно получавшие НПВП умирали из-за осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта в два-три раза чаще, чем не применявшие препараты этой группы [1–4]. Анализ публикаций, посвященных НПВП-гастропатиям, свидетельствует, что за десять лет (с 1997 по 2008 г.) смертность от кровотечения и перфорации при язвенной болезни снизилась с 11,6 до 7,4%. Однако среди получавших ацетилсалициловую кислоту и НПВП смертность от таковых возросла с 14,7 до 20,9% [5]. В Москве 34,6% госпитализаций по поводу острого желудочно-кишечного кровотечения были связаны с приемом НПВП [5].

В последнее время особое внимание уделяется проблеме кардиобезопасности НПВП. Однако вопрос о том, увеличивает ли прием НПВП в целом и ингибиторов циклооксигеназы 2 (ЦОГ-2) в частности риск тромботических осложнений, остается открытым. Одновременно обсуждается антиатерогенное действие НПВП, что может быть связано с подавлением ЦОГ-2-зависимого компонента воспалительного процесса, играющего важную роль в развитии и прогрессировании атеросклеротического поражения сосудов и дестабилизации.

Как и при НПВП-гастропатиях, подавляющее большинство кардиоваскулярных катастроф возникают у пациентов со специфическими факторами риска. Речь, в частности, идет о диагностированном кардиологическом заболевании, избыточной массе тела, курении, нарушении липидного обмена, сахарном диабете, тромбозе периферических сосудов, а также неконтролируемой артериальной гипертензии.

Необходимо напомнить, что заключение о безопасности НПВП должно базироваться не на мнении отдельных экспертов, а на серьезных доказательствах, полученных в ходе правильно организованных проспективных исследований, а также на результатах серьезного ретроспективного анализа, данных реальной клинической практики. Инструментом для подобной оценки являются рандомизированные контролируемые исследования, длительное наблюдение за большими когортами больных и эпидемиологические исследования, в которых изучался риск тех или иных осложнений («случай – контроль»).

Согласно результатам проспективных исследований, абсолютная частота серьезных осложнений со стороны кардиоваскулярной системы и летальных исходов по их причине (инфаркт миокарда, ишемический инсульт, внезапная коронарная смерть) превышает таковую со стороны желудочно-кишечного тракта. Это подтверждают данные наиболее крупного исследования безопасности НПВП – MEDAL. В ходе исследования 34 701 больной, страдающий остеоартрозом или ревматоидным артритом, в течение 18 месяцев принимал селективный НПВП эторикоксиб в дозах 60 и 90 мг или диклофенак 150 мг. Установлено, что общая частота опасных осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта (клинически выраженные язвы, кровотечения, перфорации) на фоне приема эторикоксиба составила 1,0%, диклофенака – 1,4%. Кардиоваскулярные осложнения были отмечены у 1,9 и 1,9% пациентов, цереброваскулярные – у 0,53 и 0,48% [6].

Многолетнее тщательное изучение НПВП позволило выделить главный и общий для всех препаратов механизм действия – угнетение синтеза простагландинов (ПГ) из арахидоновой кислоты путем ингибирования циклооксигеназы (ПГ-синтетазы).

Простагландины являются медиаторами воспалительной реакции. Они вызывают локальное расширение сосудов, отек, экссудацию, миграцию лейкоцитов и другие эффекты (в основном ПГ-Е2 и ПГ-I2), сенсибилизируют рецепторы к медиаторам боли (гистамину, брадикинину) и механическим воздействиям, понижая порог болевой чувствительности, повышают чувствительность гипоталамических центров терморегуляции к действию эндогенных пирогенов (в частности, интерлейкина 1), образующихся в организме под влиянием микробов, вирусов, токсинов (главным образом ПГ-Е2).

К настоящему моменту времени известны как минимум два изофермента ЦОГ, ингибируемые НПВП, – ЦОГ-1 и ЦОГ-2. Первый изофермент контролирует выработку простагландинов, отвечающих за целостность слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, функцию тромбоцитов и почечный кровоток. Второй изофермент участвует в синтезе простагландинов при воспалении. При этом ЦОГ-2 образуется только под влиянием тканевых факторов, инициирующих воспалительную реакцию (цитокины и др.). Полагают, что противовоспалительное действие НПВП обусловлено ингибированием ЦОГ-2, нежелательные реакции – ЦОГ-1.

Противовоспалительное действие НПВП помимо ингибирования ЦОГ может быть обусловлено торможением перекисного окисления липидов, стабилизацией мембран лизосом (оба этих механизма предупреждают повреждение клеточных структур), уменьшением образования аденозинтрифосфата (снижается энергообеспечение воспалительной реакции), торможением агрегации нейтрофилов (нарушается высвобождение из них медиаторов воспаления), продукции ревматоидного фактора у больных ревматоидным артритом.

Аналгезирующий эффект в определенной степени связан с нарушением проведения болевых импульсов в спинном мозге.

В последние годы широко обсуждается способность НПВП снижать синтез интерлейкина 6, концентрацию фактора некроза опухоли альфа, подавлять активность металлопротеиназ, фосфодиэстеразы IV, стимулировать синтез протеогликанов.

С экспрессией ЦОГ-2 и гиперпродукцией ПГ также связано образование ядерного фактора транскрипции NF-κB, ответственного за стимуляцию синтеза оксида азота и активацию остеокластов [7, 8].

Таким образом, на фоне приема НПВП можно ожидать такие нежелательные реакции, как поражение желудочно-кишечного тракта, нарушение агрегации тромбоцитов, функции почек, кардиоваскулярной системы и системы кровообращения. Степень их выраженности и частота зависят от пола, возраста пациентов, особенностей течения заболевания (острое или хроническое), количества и спектра сопутствующих заболеваний, проводимой терапии и др.

Отягощенный анамнез ограничивает возможность приема НПВП, предполагает более тщательное изучение особенностей препаратов этого класса с позиции безопасности.

Одним из наиболее популярных, часто назначаемых в мире и самостоятельно приобретаемых пациентами НПВП считается нимесулид (Найз®). В России, согласно отчетам о продажах, он также занимает одно из лидирующих мест.

Преимущества нимесулида (Найза) обусловлены особенностями производства, некоторыми фармакокинетическими и фармакодинамическими характеристиками.

Одним из важнейших является быстрое достижение пиковой концентрации в крови вследствие хорошего всасывания из желудочно-кишечного тракта [9] и проникновения в синовиальную жидкость [10]. Так, 55–80% максимальной концентрации достигается через 30 минут после перорального приема, аналгетический эффект регистрируется в первые 15–20 минут [11, 12] и сохраняется в течение 10–12 часов [13]. При сравнении быстроты наступления аналгетического эффекта нимесулида, диклофенака и целекоксиба при пероральном приеме установлено преимущество первого [11]. В исследованиях на моделях болевого синдрома после экстракции зубов мудрости нимесулид по скорости наступления аналгетического эффекта превосходил трамадол, кетопрофен, мелоксикам, ацетаминофен [14–17].

Быстрое всасывание Найза в желудочно-кишечном тракте прежде всего обеспечивается эффективной дезинтеграцией действующего вещества. Дезинтегрант – вспомогательное вещество, способствующее более быстрому распаду лекарственной формы и высвобождению активного вещества. Основными механизмами дезинтеграции являются капиллярный эффект и эффект набухания [18]. При производстве препарата Найз® использована комбинация разных дезинтегрантов – крахмала и натрия крахмала гликолята (супердезинтегрант), которые обеспечивают хороший капиллярный эффект, быстрое проникновение жидкости внутрь таблетки, а также высокую степень набухания (в эксперименте объем таблетки увеличивался во много раз) [18]. Быстро сорбируя большой объем жидкости, супердезинтегрант «взрывает» таблетку изнутри, что способствует ее трехмерному расширению, достижению 3D-эффекта [19].

Хорошую абсорбцию действующего вещества в желудочно-кишечном тракте также можно объяснить показателем кислотности (pKa). Для нимесулида он составляет 6,5 (практически нейтральный). Чем более нейтральный показатель кислотности, тем легче лекарственное вещество преодолевает клеточные и тканевые барьеры. При этом препарат меньше ионизируется, что не приводит к его удержанию в слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта и захвату митохондриями. Именно с этим может ассоциироваться низкая частота НПВП-гастропатий при приеме нимесулида [20].

Другим важным показателем фармакокинетики нимесулида является период полувыведения – в среднем два с половиной часа. Чем меньше период полувыведения, тем безопаснее НПВП и быстрее ресинтез ЦОГ-1 [21, 22]. С этим может быть связана не только низкая частота НПВП-гастропатий на фоне перорального приема Найза, но и высокая приверженность препарату врачей и пациентов [23–25].

По химической структуре нимесулид является производным N-(4-Нитро-2-феноксифенил)метансульфонамида. Карбоксильная группа в молекуле препарата заменена сульфонанилидом [20]. Благодаря этому препарат способен оказывать протективное воздействие на слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта.

По механизму действия нимесулид (Найз®) относится к высокоселективным ингибиторам ЦОГ-2, что объясняет выраженный противовоспалительный и аналгетический эффект.

Селективность нимесулида сопоставима с селективностью целекоксиба и мелоксикама, однако значительно ниже, чем у рофекоксиба и эторикоксиба. Этим в значительной степени обусловлена его большая безопасность в отношении НПВП-гастропатий в отличие от менее селективных НПВП, а также в отношении кардиоваскулярной патологии в отличие от коксибов, индекс селективности которых значительно выше [26, 27].

К ЦОГ-независимым эффектам нимесулида (Найза) следует отнести снижение концентрации алгогенной субстанции Р [28], уменьшение синтеза провоспалительных цитокинов, прежде всего интерлейкина 6 [29, 28], фактора некроза опухоли альфа [30] и лейкотриена В4 [28, 31].

Нимесулид способен ингибировать NO-синтазу, которая участвует в передаче болевых импульсов. В эксперименте на животных показано, что нимесулид превосходил трамадол, парацетамол, а также их сочетание в подавлении выработки фактора некроза опухоли альфа и простагландина Е2 в спинномозговой жидкости в условиях воспалительной гипералгезии [28]. Под действием нимесулида снижается активность фосфодиэстеразы IV, которая влияет на активность макрофагов и нейтрофильных гранулоцитов, играющих важную роль в патогенезе острой воспалительной реакции. Кроме того, нимесулид ингибирует продукцию реактивных форм кислорода и лейкотриена С4, продуцируемого эозинофилами [32, 33]. Противовоспалительный эффект препарата также обусловлен повышением чувствительности стероидных рецепторов к эндо- и экзогенным глюкокортикостероидам [31, 34].

Препарат ингибирует иммунную и неиммунную секрецию гистамина тучными клетками [35], что приводит к снижению выраженности болевого синдрома [21, 35] и препятствует развитию гастротоксичности.

Нимесулид – единственный НПВП, который не является субстратом для окисления системой CYP2C9. Это подразумевает более низкий риск лекарственного взаимодействия по сравнению с другими препаратами группы (в частности, целекоксибом, лорноксикамом, диклофенаком, ибупрофеном, напроксеном, кетопрофеном, пироксикамом, мелоксикамом, супрофеном).

Активность цитохрома варьируется в зависимости от концентрации ферментов и степени влияния на них экзогенных факторов. Факторы, которые изменяют активность фермента, cпособствуют повышению токсичности препаратов. Это может происходить за счет снижения его превращения в нетоксичные метаболиты, увеличения его превращения в токсичные метаболиты, снижения его терапевтической эффективности (например, путем увеличения скорости метаболизма действующего вещества).

CYP2C9 – фермент цитохрома P450. Он играет важную роль в окислении ксенобиотических (токсины или лекарственные препараты) и эндогенных соединений. С помощью системы CYP2C9 окисляются кислотные остатки большинства НПВП. В отличие от молекул этих НПВП молекула нимесулида не имеет кислотных остатков, так как они заменены на группы оксида азота.

Аналогичная система взаимодействия представлена в отношении P-гликопротеина, или белка множественной лекарственной устойчивости. Р-гликопротеин – мембранный белок. Он обеспечивает перенос многих веществ, в частности липидов, стероидов, пептидов, билирубина, а также лекарственных препаратов через мембрану клетки. Нимесулид не является субстратом для Р-гликопротеина, следовательно, для него не характерно межлекарственное взаимодействие, опосредованное данным белком [36, 37].

Кроме того, нимесулид (Найз®) можно рассматривать в качестве альтернативного препарата при возникновении аллергической реакции на другие НПВП. Как минимум в двух исследованиях продемонстрировано, что перевод пациентов на нимесулид не ассоциировался с повторным развитием реакции гиперчувствительности [38, 39].

Важно отметить, что на основании анализа литературы и многолетнего опыта использования НПВП разработаны общие принципы лечения скелетно-мышечной боли [40]. С учетом данных доказательной медицины и общего мнения специалистов (консенсуса) предложены клинические рекомендации, в том числе национальные, по рациональному использованию нестероидных противовоспалительных препаратов. Последние были поддержаны Ассоциацией ревматологов России, Российской гастроэнтерологической ассоциацией, Российским обществом по изучению боли и др. [1, 41]. Для терапевтов и врачей общей практики на основании консенсуса подготовлен и утвержден алгоритм диагностических и лечебно-профилактических мероприятий при боли в спине в разных профессиональных группах [25]. Использование данных рекомендаций и руководств позволит врачам любой специальности лучше и быстрее ориентироваться в многообразии НПВП, выбирать препарат с учетом показаний и противопоказаний, определиться с факторами риска развития НПВП-гастропатий и кардиоваскулярных патологий, избежать драматических последствий лечения.  

Настоящая публикация подготовлена в рамках научно-исследовательской работы по теме «Коморбидные инфекции при ревматических заболеваниях и проблемы безопасности антиревматической терапии»

(АААА-А19-119021190148-3, 0514-2019-0005).

Что такое NPS?

Быстрое появление большого количества НПВ на мировом рынке лекарств создает значительный риск для общественного здравоохранения и создает проблемы для наркополитики. Часто мало что известно о неблагоприятных последствиях для здоровья и социальном вреде НПВ, что представляет собой серьезную проблему для профилактики и лечения. Требуются анализ и идентификация большого количества химически разнородных веществ, присутствующих на рынках лекарств одновременно. Мониторинг, обмен информацией, раннее предупреждение и осведомленность о рисках необходимы для реагирования на эту ситуацию.

НПВ были известны на рынке под такими терминами, как «легальные наркотики», «соли для ванн» и «исследовательские химикаты». УНП ООН использует термин «новые психоактивные вещества (НПВ)», которые определяются как «вещества, вызывающие злоупотребление, в чистом виде или в виде препаратов, которые не контролируются Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года или Конвенцией о психотропных веществах 1971 года. но которые могут представлять угрозу для здоровья населения ». Термин «новый» не обязательно относится к новым изобретениям — несколько НПВ были впервые синтезированы десятилетия назад, — но к веществам, которые недавно стали доступны на рынке.


Каковы риски НПВ?

Использование НПВ часто связано с проблемами со здоровьем. В целом побочные эффекты НПВ варьируются от припадков до возбуждения, агрессии, острого психоза, а также потенциального развития зависимости. Пользователи НПВ часто госпитализировались с тяжелыми отравлениями. Данные о безопасности токсичности и канцерогенного потенциала многих НПВ отсутствуют или очень ограничены, а информация о долгосрочных побочных эффектах или рисках все еще в значительной степени неизвестна.Чистота и состав продуктов, содержащих НПВ, часто неизвестны, что подвергает потребителей высокому риску, о чем свидетельствуют случаи неотложной госпитализации и смерти, связанные с НПВ, часто включая случаи употребления нескольких веществ.


Появление новых психоактивных веществ в мире до декабря 2020 г .:



Источник: Управление ООН по наркотикам и преступности, Консультативный совет по раннему предупреждению о НПВ, 2020 г.


Насколько распространены НПВ?

НПВ стали глобальным явлением: 126 стран и территорий из всех регионов мира сообщили об одном или нескольких НПВ.К декабрю 2020 года в Консультативный совет по раннему предупреждению УНП ООН (EWA) правительства, лаборатории и партнерские организации сообщили о 1047 веществах. Доступные на рынке НПВ имеют такое же действие, как и вещества, находящиеся под международным контролем, такие как каннабис, кокаин, героин, ЛСД, МДМА (экстази) или метамфетамин. Если посмотреть на эффекты синтетических НПВ, о которых сообщалось до декабря 2020 года, большинство из них являются стимуляторами, за ними следуют синтетические агонисты каннабиноидных рецепторов и классические галлюциногены с заметным увеличением синтетических опиоидов в последние годы.Узнайте больше о различных группах эффекта NPS на рынке здесь.

Синтетические новые психоактивные вещества по группам воздействия, до декабря 2020 г .:

Источник: Управление ООН по наркотикам и преступности, Консультации по раннему предупреждению о НПВ, 2020 г.
Примечание. Анализ фармакологических эффектов включает: До декабря 2020 года в EWA было направлено 1025 синтетических НПВ. Вещества растительного происхождения (22 вещества) были исключены из анализа, поскольку они обычно содержат большое количество различных веществ, некоторые из которых могут быть даже не полностью изучены, а также влияние и взаимодействия которых не могут быть полностью поняты.


Категории реализуемых на рынке НПС

Основными группами веществ НПВ являются аминоинданы (например, 5,6-метилендиокси-2-аминоиндан (MDAI)), синтетические каннабиноиды (например, APINACA, JWH-018), синтетические катиноны (например, 4-метилэткатинон (4-MEC) и α -пирролидинопентиофенон ( α –PVP)), вещества фенциклидинового типа (например, метоксетамин (MXE)), фенэтиламины (например, 2C-E и 25H-NBOMe), пиперазины (например, бензилпиперазин (BZP) и 1- (3- хлорфенил) пиперазин (m CPP)), вещества растительного происхождения (например,грамм. кратом ( mitragyna speciosa Korth), s alvia divinorum и кат ( Catha edulis )), триптамины (например, α -метилтриптамин (AMT)) и другие вещества (например, 1,3-диметиламиламин (DMAA) ). Узнайте больше о различных группах НПВ, представленных на рынке, здесь.


Каково правовое положение НПС?

Поскольку НПВ не подпадают под действие Международных конвенций о контроле над наркотиками, их правовой статус может сильно отличаться от страны к стране.К 2020 году более 60 стран внедрили правовые меры по контролю за НПВ, при этом многие страны использовали или изменили существующее законодательство, а другие использовали новаторские правовые инструменты. Несколько стран, где быстро появилось большое количество различных НПВ, приняли меры контроля над целыми группами веществ НПВ, используя так называемый общий подход, или ввели законодательство об аналогах, которое ссылается на принцип «химического сходства» с уже контролируемым веществом для контрольные вещества, прямо не упомянутые в законодательстве.На международном уровне до марта 2020 года Комиссия по наркотическим средствам приняла решение поставить 60 НПВ под международный контроль. Эти меры контроля должны быть включены в национальную правовую базу каждой страны. Чтобы найти дополнительную информацию о различных юридических ответах, действующих по всему миру, щелкните здесь.


Как УНП ООН помогает правительствам в этой области?

Чтобы помочь государствам-членам в выявлении НПВ и сообщении о них, УНП ООН создало Консультативный центр раннего предупреждения (EWA) по НПВ.EWA служит хранилищем информации о НПВ, что позволяет лучше понять их распространение и вред, а также предоставляет платформу для оказания технической помощи государствам-членам. Информация в EWA от изъятий наркотиков, а также идентификация наркотиков в делах о биологических жидкостях позволяет получить более полный обзор ландшафта НПВ и позволяет лучше понять угрозы здоровью, исходящие от НПВ. Информация из EWA способствует выявлению наиболее вредных, стойких и распространенных НПВ в качестве важного шага к приоритизации НПВ для международного обзора в рамках Международных конвенций о контроле над наркотиками.Для содействия работе правоохранительных органов, лабораторий судебно-медицинской экспертизы и токсикологии УНП ООН оказывает помощь в области обеспечения качества, предоставления руководств и руководств, наборов для полевого обнаружения наркотиков и прекурсоров и портативных устройств, а также обучение в лаборатории УНП ООН в Вене. и в поле.

О препарате: Альфа-ПВП | NZ Drug Foundation

Альфа-пирролидиновалерофенон, также известный как α-PVP, альфа-PVP, гравий, flakka или niff, является одним из ряда рекреационных препаратов из семейства «солей для ванн» (или катинонов), названных так потому, что они напоминают соли для ванн и потому что иногда их продавали под видом них.

Первоначально синтезированный в 1960-х годах альфа-ПВП обычно имеет кристаллическую форму, которую можно курить, вдыхать, вводить или глотать. Максимум может длиться от трех до пяти часов, но многие пользователи сообщают, что сначала он может быть незаметным и медленно наступать. Это привело к тому, что некоторые начали «повторно дозировать» раньше и использовать больше, чем планировалось, — с неприятными результатами.

Альфа-ПВП является аналогом метилендиоксипировалерона (МДПВ), мощного стимулятора с эффектами, аналогичными метамфетамину. Он продавался как дизайнерский наркотик в США с начала 2000-х годов.По этому поводу было проведено очень мало исследований. Его токсичность — и даже то, как именно он действует — достоверно не известно. Однако те немногие исследования, которые были проведены, придают научный вес частому утверждению, что альфа-PVP действительно может запутать ваш разум.

Исследование 2014 года, опубликованное в Neuropharmacology, например, показало, что альфа-ПВП действует как стимулятор для крыс, и что их поведение становится все более странным при более высоких дозах.

Похоже, крысы нам не нужны. СМИ изобилуют странными историями.В апреле этого года Associated Press сообщило, что мужчина, принявший альфа-PVP, пробежал голым по району Флориды, попытался заняться сексом с деревом и сказал полиции, что он — мифический бог Тор. Двое других пытались по отдельности ворваться в тюрьму, потому что думали, что за ними гонятся. Один оказался пронзенным ягодицами на заборе.

«Это действительно начинает перестраивать химию мозга. У них нет контроля над своими мыслями. Они не могут контролировать свои действия.Кажется универсальным, что они думают, что за ними кто-то гонится. Это просто опасный, опасный наркотик, — сказал Associated Press Дон Мейнс, консультант по лечению от наркозависимости в Форт-Лодердейле.

В Новом Южном Уэльсе 44-летний Гленн Панч и его партнерша Рэйчел Хикель сделали инъекцию законно приобретенного альфа-PVP продукта, известного как «Smokin» Slurries ». Панч умер от остановки сердца, когда боролся с охранниками после того, как перепрыгнул через забор голышом на отгрузочную площадку. Хикель упала с грузовика, сильно поранив себя, и убежала топлес, вся в крови, с криком: «Помогите мне, помоги мне!»

Он фактически начинает перестраивать химию мозга.У них нет контроля над своими мыслями. Они не могут контролировать свои действия.

Это сенсационные истории, которые являются отличным кормом для СМИ и, вероятно, отражают странное поведение, связанное с приемом высоких доз альфа-ПВП. Тем не менее, трудно получить чисто положительные отчеты о пользовательском опыте даже при более умеренных дозах. На сайте Erowid, посвященном наркологическому просвещению и снижению вреда, компания Matters of Substance смогла найти только одну, и это был пользователь, который настаивал на том, что его употребление наркотиков было чрезвычайно дисциплинированным.

Он сообщил об эйфории и повышенном внимании, но большинство других сообщений предполагают, что восторг (а также покалывание, тепло, эрекция и ясность) вскоре уступили место тревоге.

Один пользователь описал альфа-ПВП как дьявола в кристаллической форме. Он сказал, что его поездка была ужасающей, и что после короткого периода эйфории он почувствовал себя совершенно безнадежным, несчастным и бессвязным. Он не мог заснуть, и его мучили «худшие мысли». Тем не менее, он почувствовал сильное желание принять это снова. Это (а также эротические чувства наряду со снижением сексуальной активности) кажутся частыми побочными эффектами.

Alpha-PVP широко распространен и используется в Новой Зеландии, но, похоже, не является обычным явлением — с единственным обзором на новозеландском веб-сайте TripMe. Полиция и таможня сообщали о перехвате его ввоза по крайней мере с 2012 года. Не далее как в апреле этого года были задержаны четыре веллингтона, ввозящие более трех килограммов альфа-ПВП (в основном он поступает из таких стран, как Китай и Пакистан).

Детектив Старший сержант Брент Мюррей сказал в заявлении для СМИ, что альфа-ПВП — одна из новых наркоугрозов, которая обычно продается здесь в виде капсул по цене около 40 долларов, и ее нюхают.

Он явно не включен в список в соответствии с Законом о злоупотреблении наркотиками, но рассматривается как вещество класса C из-за его значительного структурного сходства с другими препаратами класса C.

В США это технически незаконно только в нескольких штатах, но с февраля 2014 года на него был наложен временный общенациональный запрет — без сомнения, в основном из-за откровенных и мрачно забавных подвигов пользователей, попавших в новости. .

Только один австралийский штат объявил это незаконным.Это, конечно, Новый Южный Уэльс после смерти Гленна Панча и еще одного молодого человека, который спрыгнул с балкона, находясь под действием подобного вещества в Сиднее.

ᐈ Купить ибупрофен Вива Фарм 14s 200 мг таблетки, покрытые пленочной оболочкой онлайн • RxEli

Описание

Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата ВИВА ФАРМ Ибупрофен Торговое название VIVA FARM Ибупрофен Международное непатентованное название Ибупрофен Лекарственная форма Таблетка, покрытая пленочной оболочкой, 200 мг и 400 мг Состав Одна таблетка содержит активное вещество: ибупрофен 200 мг или 400 мг , вспомогательные вещества: моногидрат лактозы, крахмал кукурузный, целлюлоза микрокристаллическая (101 и 102), натрий кроскармеллоза, повидон К30, стеарат магния, аэросил, состав оболочки: Opadry® II 85F24336 PINK (поливиниловый спирт, диоксид титана (E171), полиэтиленгликоль / макрогол, тальк, ponso 4R (E124), FD&C желтый No.6 (E110)). Описание Таблетки круглой формы, с двояковыпуклой поверхностью, покрытой пленочной оболочкой розового цвета. Фармакотерапевтическая группа опорно-двигательного аппарата. Противовоспалительные и противоревматические препараты. Противовоспалительные и противоревматические препараты, нестероидные препараты. Производные пропионовой кислоты. Ибупрофен. Код ATX M01AE01 Фармакологическая фармакокинетика Более поздние свойства приема внутрь, ибупрофен быстро абсорбируется и распределяется в организме. Абсорбция ибупрофена — высокая, связь с белками плазмы крови — 90%.Медленно проникает в полость суставов, задерживается в синовиальной ткани, создавая в ней более высокие концентрации, чем в плазме. После абсорбции около 60% фармакологической неактивной R-формы медленно превращаются в активную S-форму. Максимальные концентрации в плазме крови достигаются через 45 минут после приема на голодный желудок. При приеме препарата с пищей максимальные концентрации в плазме достигаются через 1-2 часа. Подвергается метаболизму в печени. Препарат быстро и полностью выводится из организма почками (в неизменном виде не более 1%) и, в меньшей степени, с желчью.Период полувыведения составляет около 2 часов. Фармакодинамика Механизм действия ибупрофена, производного пропионовой кислоты из группы нестероидных противовоспалительных средств (НПВП), обусловлен ингибированием синтеза простагландинов — медиаторов боли, воспаления и гипертермической реакции. Неселективно блокирует циклооксигеназу 1 (ЦОГ-1) и циклооксигеназу 2 (ЦОГ-2), вследствие чего замедляет синтез простагландинов. Обладает анальгезирующим, жаропонижающим и противовоспалительным действием.Кроме того, ибупрофен обратимо подавляет агрегацию тромбоцитов. Показания. Обезболивание при следующих состояниях: — головная и зубная боль — мигрень — болезненные менструации — невралгия — боли в спине — мышечные и ревматические боли — лихорадочное состояние при гриппе и простудных заболеваниях. Способ применения и дозы для приема внутрь. Только для кратковременного использования. Внимательно прочтите инструкцию перед приемом препарата. Взрослым препарат назначают по 1 таблетке (200 мг) до 3 раз в сутки. Для достижения более быстрого терапевтического эффекта дозу можно увеличить до 400 мг (2 таблетки 200 мг или 1 таблетка 400 мг) до 3 раз в сутки.Таблетки следует запивать водой. Интервал между приемом таблеток должен составлять не менее 4 часов. Максимальная суточная доза: 1200 мг (6 таблеток по 200 мг или 3 таблетки по 400 мг). Если при приеме препарата в течение 2-3 дней симптомы сохраняются или усиливаются, необходимо прекратить лечение и обратиться к врачу. При необходимости приема препарата более 10 дней необходимо обратиться к врачу. Для уменьшения риска появления побочных эффектов рекомендуется принимать препарат максимально коротким курсом и в минимальной эффективной дозе, необходимой для устранения симптомов.Побочные эффекты Побочные эффекты в основном зависят от дозы. Следующие побочные реакции отмечались при кратковременном приеме ибупрофена в дозах, не превышающих 1200 мг / сут. Результаты клинических исследований предполагают наличие возможной взаимосвязи между приемом ибупрофена в дозах ≥ 2400 мг в сутки и небольшим повышенным риском развития артериальных тромботических явлений (например, инфаркта миокарда и инсульта). При лечении хронических заболеваний и при длительном применении возможно появление других побочных реакций.Оценка частоты возникновения побочных реакций производится на основании следующих критериев: очень часто (≥ 1/10), часто (≥ 1/100, <1/10), нечасто (≥ 1/1000). , & lt, 1/100), редко (от ≥ 1/10 000, & lt, 1/1000), очень редко (& lt, 1/10 000), неизвестно (частота не может быть определена по имеющимся данным. ). Нечасто - реакции гиперчувствительности: неспецифические аллергические реакции и анафилактические реакции, реакции со стороны дыхательных путей (бронхиальная астма, включая ее обострение, бронхоспазм, астма, диспноэ), кожные реакции (зуд, крапивница, пурпура, отек Квинке), различные виды кожной сыпи.- боли в животе, тошнота, диспепсия (в т.ч. изжога, вздутие живота). - Головная боль. Редко - диарея, повышенное газообразование, запор и рвота. Очень редко - нарушения кроветворения: анемия (снижение уровня гемоглобина), лейкопения, тромбоцитопения, панцитопения, агранулоцитоз. Первые признаки - лихорадка, першение в горле, образование язв в полости рта, гриппоподобные симптомы, тяжелый упадок сил, беспричинное появление кровотечений и гематом. - тяжелые реакции гиперчувствительности, включая отек лица, языка и горла, астму, тахикардию, гипотензию (анафилаксию, отек Квинке или тяжелый анафилактический шок).- язвенная болезнь желудка (пептическая язва) и двенадцатиперстной кишки, перфорация или желудочно-кишечное кровотечение, мелена, рвота кровью, в некоторых случаях со смертельным исходом, чаще бывает у пациентов пожилого возраста. - желудок, гастрит. - острая почечная недостаточность, папиллонекроз, особенно при длительном применении, в сочетании с повышением уровня мочевины в сыворотке крови и появлением отеков. - нарушение функции печени. - осложненные кожные заболевания: эксфолиативный и буллезный дерматоз, в том числе токсический эпидермальный некролиз (болезнь Лайелла), синдром Стивенса-Джонсона, мультиформная эритема.- у пациентов с аутоиммунными нарушениями (системная красная волчанка, смешанное заболевание соединительной ткани) во время лечения ибупрофеном наблюдали единичные случаи появления симптомов асептического менингита, в частности, ригидности шеи, головной боли, тошноты, рвоты, лихорадки или беспокойства. ориентации. Неизвестно - реакции со стороны дыхательных путей (бронхиальная астма, включая ее обострение, бронхоспазм, одышка, диспное). - сердечная недостаточность и отеки. - гипертензия. - обострение неспецифического язвенного колита и болезни Крона.- почечная недостаточность. Противопоказания - повышенная чувствительность к ибупрофену или к любому из компонентов препарата - реакции гиперчувствительности в анамнезе (в частности, бронхиальная астма, ринит, отек Квинке или крапивница), спровоцированные приемом ацетилсалициловой кислоты или других нестероидных антибиотиков. воспалительные препараты - язвенная болезнь / гелькомения в стадии обострения или в анамнезе (два и более подтвержденных эпизода) - кровотечение из пищеварительного тракта или перфорация, НПВП, спровоцированное употреблением, а в анамнезе - глубокое обезвоживание (как следствие рвоты, диареи или недостаточного потребления жидкости) - гемофилия и другие нарушения свертывания крови (включая гипокоагуляции), геморрагический диатез - тяжелая печеночная недостаточность - тяжелая почечная недостаточность - тяжелая сердечная недостаточность (IV класс по NYHA - классификация Нью-Йорка) Ассоциация кардиологов) - беременность (III триместр) и период кормления грудью - детский и подростковый возраст до 18 лет - лица с наследственными инт. толерантность к фруктозе, дефицит фермента лапп-лактазы, мальабсорбция глюкозы-галактозы.Лекарственные взаимодействия Следует избегать одновременного применения ибупрофена (и других НПВП) со следующими препаратами: Ацетилсалициловая кислота: не рекомендуется одновременное применение ибупрофена и ацетилсалициловой кислоты в связи с возможным увеличением развития нежелательных явлений. Ибупрофен при одновременном применении с низкими дозами ацетилсалициловой кислоты может конкурентно ингибировать агрегацию тромбоцитов. Хотя допустимость экстраполяции этих данных на клиническую практику остается неопределенной, нельзя исключить потенциальное влияние регулярного длительного приема ибупрофена на снижение кардиотропного действия низких доз ацетилсалициловой кислоты.Влияние случайного использования ибупрофена на кардио-протекторные свойства ацетилсалициловой кислоты представляется маловероятным. Другие НПВП, в частности, селективные ингибиторы циклооксигеназы-2: следует избегать одновременного применения двух и более препаратов из группы НПВП из-за возможного увеличения риска возникновения побочных эффектов. С осторожностью назначать одновременно со следующими препаратами: Глюкокортикостероиды: из-за возможного увеличения риска возникновения язв или желудочно-кишечного кровотечения.Гипотензивные средства и диуретики: НПВП могут снижать эффективность препаратов этих групп. Одновременное применение с диуретиками может привести к увеличению нефротоксичности НПВП. Антикоагулянты: НПВП может усиливать действие антикоагулянтов, в частности варфарина. Антиагреганты и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС): повышенный риск возникновения желудочно-кишечного кровотечения. Сердечные гликозиды: одновременный прием НПВП и сердечных гликозидов может привести к обострению сердечной недостаточности, снижению скорости клубочковой фильтрации и увеличению концентрации сердечных гликозидов в плазме крови.Литиевые препараты: данные о вероятности повышения концентрации лития в плазме крови на фоне применения НПВП. Метотрексат: имеются данные о вероятности повышения концентрации метотрексата в плазме крови на фоне применения НПВП. Циклоспорин: повышение риска нефротоксичности при одновременном применении НПВП и циклоспорина. Мифепристон: прием НПВП следует начинать не ранее, чем через 8-12 дней после приема внутрь мифепристона, поскольку НПВП может снизить эффективность мифепристона.Такролимус: при одновременном применении НПВП и такролимуса возможно повышение риска нефротоксичности. Зидовудин: одновременное применение НПВП и зидовудина может привести к повышению гематологической токсичности. Имеются данные о повышенном риске возникновения гемартроза и гематом у ВИЧ-инфицированных пациентов с гемофилией, получающих совместное лечение зидовудином и ибупрофеном. Антибиотики хинолонового ряда: у пациентов, получающих совместное лечение НПВП и антибиотиками хинолонового ряда, возможно увеличение риска возникновения судорог.Особые указания При наличии состояний, указанных в этом разделе, перед применением препарата необходимо обратиться к врачу. Нежелательные эффекты можно свести к минимуму, если принимать препарат в течение непродолжительного периода, в минимальной эффективной дозе, необходимой для устранения симптомов. У людей пожилого возраста наблюдается повышенная частота побочных реакций на фоне применения НПВП, особенно желудочно-кишечных кровотечений и перфорации, в некоторых случаях со смертельным исходом. Воздействие на органы дыхания: у пациентов с бронхиальной астмой или аллергическим заболеванием в стадии обострения, а также у пациентов с анамнезом бронхиальной астмы / аллергического заболевания препарат может спровоцировать бронхоспазм.При курении, перед применением препарата необходимо проконсультироваться со специалистом. Совместное использование с другими НПВП: следует избегать одновременного применения ибупрофена с другими НПВП, в частности, селективными ингибиторами циклооксигеназы-2. Системная красная волчанка и смешанное заболевание соединительной ткани: применение препарата пациентам с системной красной волчанкой или смешанным заболеванием соединительной ткани связано с повышенным риском развития асептического менингита. Влияние на почки: препарат может вызвать ухудшение функции почек с развитием почечной недостаточности.Воздействие на печень: препарат может вызывать нарушение функции печени. Влияние на сердечно-сосудистую систему и мозговое кровообращение: рекомендуется с осторожностью применять препарат у пациентов с артериальной гипертензией и / или сердечной недостаточностью (перед применением необходимо проконсультироваться с врачом) из-за имеющихся сообщений о задержке жидкости, повышении при артериальном давлении и появлении отеков на фоне применения НПВП. Пациентам с неконтролируемой артериальной гипертензией, застойной сердечной недостаточностью II-III класса по NYHA, установленной ишемической болезнью сердца, заболеваниями периферических артерий и / или цереброваскулярными заболеваниями следует назначать ибупрофен только после тщательной оценки соотношения риск преимущества. при этом следует избегать применения высоких доз ибупрофена (≥ 2400 мг / сут).Воздействие на желудочно-кишечный тракт: следует с осторожностью применять препарат у пациентов, имеющих в анамнезе заболевания желудочно-кишечного тракта (неспецифический язвенный колит, болезнь Крона), так как при применении препаратов этой группы возможно обострение этих заболеваний. Имеются сообщения о случаях возникновения желудочно-кишечного кровотечения, язв и перфорации в любой момент применения любых препаратов из группы НПВП, при наличии или отсутствии предупреждающих симптомов или предшествующем анамнезе подобных осложнений.Повышенный риск желудочно-кишечного кровотечения или язвы / перфорации связан с применением высоких доз НПВП, наличием в анамнезе пациента язвенной болезни, особенно, осложненным кровотечением или перфорацией, а также применением препарата у людей пожилого возраста. У перечисленных категорий пациентов лечение следует начинать с наименьшей эффективной дозы препарата. Пациенты с проявлением токсичности со стороны пищеварительного тракта в анамнезе, особенно больные пожилого возраста, должны сообщать о любых необычных симптомах со стороны пищеварительного тракта (в частности, при желудочно-кишечном кровотечении), особенно в начале лечения.При возникновении желудочно-кишечного кровотечения или язвы у пациентов, получающих лечение ибупрофеном, прием препарата следует прекратить. Имеются ограниченные данные о том, что лекарственные средства, ингибирующие синтез циклооксигеназ / простагландинов, могут вызывать нарушение репродуктивной функции у женщин вследствие воздействия на процесс овуляции. Этот эффект обратим при прекращении приема препарата. Воздействие на кожные покровы: есть отдельные сообщения об очень исключительных случаях развития серьезных кожных реакций, связанных с приемом НПВП, в некоторых случаях вплоть до развития летальных последствий, включая эксфолиативный дерматит, синдром Стивенса-Джонсона и токсический эпидермальный некролиз.Самый высокий риск возникновения этих реакций отмечался в начале терапии (в большинстве случаев в первый месяц лечения). Следует прекратить прием ибупрофена при появлении высыпаний на коже, поражениях на слизистых оболочках или других признаках гиперчувствительности. Беременность и период лактации Подавление синтеза простагландинов может опосредованно влиять на течение беременности, развитие эмбриона и плода. Некоторые данные подтверждают повышенный риск невынашивания родов, пороков сердца и гастрошизиса при использовании ингибиторов синтеза простагландинов на ранних сроках беременности.Абсолютный риск возникновения аномалий сердечно-сосудистой системы увеличился с менее 1% примерно до 1,5%. Этот риск увеличивается с увеличением дозировки и продолжительности терапии. В связи с этим, следует избегать применения препарата в I-II триместрах беременности, при необходимости приема препарата следует проконсультироваться с врачом. При приеме ибупрофена женщинами, планирующими беременность, или в I-II триместрах беременности дозировка и продолжительность лечения должны быть минимальными.Применение ингибиторов простагландинов в III триместре беременности способствует развитию у плода и матери: - кардиопульмонарной недостаточности с преждевременным закрытием артериального протока и развитием легочной гипертензии, - почечной недостаточности, которая может привести к полному прекращению функционирования. почек с развитием олигоамниона (дегидратации), - увеличение времени кровотечения, антиагрегационному эффекту даже при очень низких дозах, - при
вления сократительной активности матки и до запоздалых или продолжительных родов.В связи с этим ибупрофен противопоказан в третьем триместре беременности. Особенности влияния лекарства на способность управлять транспортными средствами или потенциально опасными механизмами Учитывая возможные побочные эффекты, следует соблюдать осторожность при управлении транспортными средствами или потенциально опасными механизмами. Передозировка. У взрослых период полувыведения препарата при передозировке составляет 1,5 — 3 часа. Симптомы: у большинства пациентов, применявших клинически значимые дозы НПВП, симптомы передозировки ограничиваются тошнотой, рвотой, болями в эпигастрии или, реже, диареей.Возможно появление таких симптомов, как шум в ушах, головная боль и желудочно-кишечное кровотечение. В более тяжелых случаях наблюдаются проявления токсичности со стороны центральной нервной системы, в частности, сонливость, изредка — возбуждение, а также дезориентация или кома, в редких случаях возникают судороги. В случае тяжелого отравления может развиться метаболический ацидоз и увеличение протромбинового времени, что, вероятно, связано с взаимодействием препарата и циркулирующих факторов свертывания крови.Может возникнуть острая почечная недостаточность и повреждение печени. У больных бронхиальной астмой возможно обострение этого заболевания. Лечение: симптоматическое и поддерживающее, с обязательным обеспечением свободной проходимости дыхательных путей, мониторингом сердечной деятельности и основных показателей активности до нормализации состояния пациента. Рекомендуется пероральный прием активированного угля в течение одного часа после приема потенциально токсичной дозы препарата. Частые или продолжительные спазмы следует купировать внутривенным введением диазепама или лоразепама.При бронхиальной астме рекомендуется применение бронходилататоров. Форма выпуска и упаковка По 7 таблеток (для дозировки 200 мг) или 10 таблеток (для дозировки 400 мг) помещают в контурную блистерную упаковку из пленки поливинилхлорида и алюминиевой фольги. По 2 блистера вместе с инструкцией по медицинскому применению на казахском и русском языках вкладывают в пачку из картона. Условия хранения хранить в сухом месте, при температуре не выше 25 ° С. Хранить в недоступном для детей месте! Срок хранения 3 года.Не применять по истечении срока годности. Статус рецепта Без рецепта. Производитель ТОО «ВИВА Фарм», Республика Казахстан ул. 2-я Остроумова, 33, г. Алматы Владелец регистрационного удостоверения ТОО «ВИВА Фарм», Республика Казахстан, ул. 2-я Остроумова, 33, г. Алматы Наименование, адрес и контактная информация (тел , факс, e-mail) организации на территории Республики Казахстан, принимающей претензию (оферту) по качеству лекарственных средств и ответственной за пострегистрационное наблюдение за безопасностью лекарственных средств: ТОО «ВИВА Фарм», Республика Казахстан 2 Остроумова ул., 33, Алматы, 050030 тел .: +7 (727) 383 74 63, факс: +7 (727) 383 74 56 e-mail:
Разработать [email protected]

Дополнительная информация

ᐈ Купить Нурофен 12s 200 мг таблетки, покрытые оболочкой онлайн • RxEli

Описание

Инструкция по медицинскому применению

лекарства NUROFEN®

Торговое наименование
Нурофен®

Международная нелицензионная

наименование Ибупрофен Лекарственная форма
Таблетки, покрытые оболочкой 200 мг

Состав
Одна таблетка содержит
активного вещества — 200 ибупрофена.0 мг,
вспомогательные вещества: натрий кроскармеллоза, лаурилсульфат натрия, цитрат натрия, стеариновая кислота, диоксид кремния коллоидный,
состав оболочки: натрий кармеллоза, тальк, камедь акации, сахароза, диоксид титана (E171), макрогол 6000, водоочищенный состав
чернил для нанесения надписи: тушь черная [Опакод С-1-277001], спирт промышленный метилированный.

Описание
Таблетка круглой формы, с двояковыпуклой поверхностью, покрытая оболочкой белого или почти белого цвета с надписью черного цвета Нурофен на одной стороне таблетки.На изломе — белая или почти белая гиря

Фармакотерапевтическая группа
Противовоспалительные и противоревматические средства. Нестероидные противовоспалительные препараты. Производные пропионовой кислоты. Ибупрофен
ATX M01AE01 Код

Фармакологический

Фармакокинетика Более поздние свойства приема внутрь, ибупрофен быстро абсорбируется и распределяется в организме. Абсорбция ибупрофена — высокая, связь с белками плазмы — 90%. Медленно проникает в полость суставов, задерживается в синовиальной ткани, создавая в ней более высокие концентрации, чем в плазме.После абсорбции около 60% фармакологической неактивной R-формы медленно превращаются в активную S-форму.
Максимальные концентрации в плазме крови достигаются через 45 минут после приема на голодный желудок. При приеме препарата с пищей максимальные концентрации в плазме достигаются через 1-2 часа.
Подвергается метаболизму в печени. Препарат быстро и полностью выводится из организма почками (в неизменном виде не более 1%) и, в меньшей степени, с желчью.Период полувыведения составляет около 2 часов.
А Фармакодинамика
Нурофен® — нестероидный противовоспалительный препарат.
Обладает противовоспалительным, анальгезирующим и жаропонижающим действием. Механизм действия заключается в торможении активности циклооксигеназы арахидоновой кислоты, что приводит к подавлению синтеза простагландинов и препятствует высвобождению медиаторов воспаления. Нурофен® уменьшает боль, вызванную воспалением, отеком и повышением температуры. Кроме того, ибупрофен обратимо подавляет агрегацию тромбоцитов.

Показания
— головная и зубная боль
— мигрень
— болезненные периоды
— невралгия
— боли в спине
— мышечные и ревматические боли
— грипп и простудные заболевания.

Способ применения и дозы
Препарат предназначен только для кратковременного применения внутрь.
Взрослым и детям старше 12 лет принимать внутрь по 1-2 таблетки 1-3 раза в день, запивая водой.
Интервал между приемами препарата должен составлять не менее четырех часов.Не принимать более 6 таблеток в течение 24 часов.
Максимальная суточная доза составляет 1200 мг.
Рекомендуется кратковременный прием препарата в минимальной эффективной дозе, необходимой для устранения симптомов. Если при кратковременном приеме препарата симптомы сохраняются или усиливаются, необходимо обратиться к врачу.
При необходимости применения препарата более 10 дней или при усилении выраженности симптомов необходимо проконсультироваться с врачом.

Побочные эффекты
При применении препарата Нурофен® в течение 2–3 дней побочные эффекты практически не наблюдаются.При длительном применении возможно появление следующих побочных эффектов.
Нечасто
— реакции гиперчувствительности, проявляющиеся крапивницей и зудом
— боль в животе, тошнота, диспепсия
— головная боль
— различные виды кожной сыпи
редко
— диарея, повышенное газообразование, запор и рвота
Очень редко
— тяжелые реакции гиперчувствительности, включают отек лица, языка и горла, астму, тахикардию, гипотонию (анафилаксию, отек Квинке или тяжелый анафилактический шок)
— ухудшение течения бронхиальной астмы и бронхоспазм
— пептическая язва, перфорация или желудочно-кишечное кровотечение, мелена, гематемезис, в некоторых случаях со смертельным исходом, чаще у пациентов пожилого возраста
— желудок, гастрит
— обострение неспецифического язвенного колита и болезни Крона
— асептический менингит (в единичных случаях)
— острая почечная недостаточность, папиллонекроз, особенно при длительном применении, в сочетании с повышением лев. эл мочевины в сыворотке крови и появление отеков
— нарушения функции печени
— нарушения кроветворения (анемия, лейкопения, тромбоцитопения, панцитопения, агранулоцитоз).Первыми признаками являются лихорадка, боль в горле, образование язв в полости рта, гриппоподобные симптомы, тяжелые разрывы, беспричинное появление кровотечений и гематом.
— тяжелые формы кожных реакций (синдром Стивенса-Джонсона, мультиформная эритема и токсический эпидермальный некролиз. )
— у пациентов с аутоиммунными нарушениями (системная красная волчанка, смешанное заболевание соединительной ткани) во время лечения ибупрофеном наблюдали единичные случаи появления симптомов асептического менингита, в частности, ригидности шеи, головной боли, тошноты, рвоты, лихорадка или нарушение ориентации
— имеются сообщения о возникновении отека, артериальной гипертонии и сердечной недостаточности, в связи с применением нестероидных противовоспалительных средств (НПВП)
По данным клинических и эпидемиологических исследований и эпидемиологическим данным, затяжные использование ибупрофена, особенно в высоких дозах (2400 мг в сутки), может быть связано с небольшим увеличением риска деформации. развитие тромботических осложнений (например, инфаркт миокарда или инсульт).

Противопоказания
— повышенная чувствительность к ибупрофену или к любому из компонентов препарата
— реакции гиперчувствительности в анамнезе (в частности, бронхиальная астма, ринит, отек Квинке или крапивница), спровоцированные приемом ацетилсалициловой кислоты или других некачественных препаратов. стероидные противовоспалительные препараты
— язвенная болезнь в стадии обострения / хелкомении или указание на наличие язвенной болезни / эпизодов хелкомении в анамнезе (два и более подтвержденных эпизода язвенной болезни или хелкомении)
— кровотечение со стороны пищеварительного тракта или перфорации, НПВП, спровоцированное употреблением, в анамнезе
— тяжелая печеночная недостаточность
— тяжелая почечная недостаточность
— тяжелая сердечная недостаточность
— наследственная непереносимость фруктозы, мальабсорбция глюкозы — галактозы, дефицит фермента сукрази-изомальтазы
— беременность (III триместр) и период лактации
— детский возраст до 12 лет.

Лекарственные взаимодействия
Следует избегать одновременного применения ибупрофена (и других НПВП) со следующими препаратами:
Аспирин: за исключением низких доз аспирина (не более 75 мг в сутки), назначенных врачом в качестве комбинированного применения. может увеличить риск появления побочных эффектов.
Экспериментальные данные демонстрируют, что ибупрофен может снижать дезагрегационный эффект аспирина при одновременном приеме этих препаратов. Однако приведенные к этому ограничения и отсутствие информации об экстраполяции результатов исследований ex Vivo на клиническую ситуацию подтверждают недостоверность появления этого эффекта при регулярном применении ибупрофена, и при случайном применении препарата клинически значимого влияния на дезагрегационную способность аспирина не наблюдается.
Другие НПВП, в частности, селективные ингибиторы циклооксигеназы-2: следует избегать одновременного применения двух и более препаратов из группы НПВП из-за возможного увеличения риска возникновения побочных эффектов.
С осторожностью назначать одновременно со следующими препаратами:
Глюкокортикостероиды: из-за возможного увеличения риска возникновения язв или желудочно-кишечного кровотечения.
Гипотензивные средства и диуретики: НПВП могут снижать эффективность препаратов этих групп. Одновременное применение с диуретиками может привести к увеличению нефротоксичности НПВП.
Антикоагулянты: НПВП может усиливать действие антикоагулянтов, в частности варфарина.
Антиагреганты и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС): повышенный риск возникновения желудочно-кишечного кровотечения.
Сердечные гликозиды: одновременный прием НПВП и сердечных гликозидов может привести к обострению сердечной недостаточности, снижению скорости клубочковой фильтрации и увеличению концентрации сердечных гликозидов в плазме крови.
Препараты лития: данные о вероятности повышения концентрации лития в плазме крови на фоне применения НПВП.
Метотрексат: данные о вероятности повышения концентрации метотрексата в плазме крови на фоне применения НПВП.
Циклоспорин: повышение риска нефротоксичности при одновременном применении НПВП и циклоспорина.
Мифепристон: прием НПВП следует начинать не ранее, чем через 8-12 дней после приема внутрь мифепристона, поскольку НПВП может снизить эффективность мифепристона.
Такролимус: при одновременном применении НПВП и такролимуса возможно повышение риска нефротоксичности.
Зидовудин: одновременное применение НПВП и зидовудина может привести к увеличению гематологической токсичности. Имеются данные о повышенном риске возникновения гемартроза и гематом у ВИЧ-инфицированных пациентов с гемофилией, получающих совместное лечение зидовудином и ибупрофеном.
Антибиотики хинолонового ряда: у пациентов, получающих совместное лечение НПВП и антибиотиками хинолонового ряда, возможно увеличение риска возникновения судорог.

Особые указания
Нежелательные эффекты можно свести к минимуму, если принимать препарат в течение короткого периода, в минимальной эффективной дозе, необходимой для устранения симптомов.
У людей пожилого возраста наблюдается повышенная частота побочных реакций на фоне применения НПВП, особенно желудочно-кишечных кровотечений и перфорации, в некоторых случаях со смертельным исходом.
Воздействие на органы дыхания: у пациентов с бронхиальной астмой или аллергическим заболеванием в стадии обострения, а также у пациентов с анамнезом бронхиальной астмы / аллергического заболевания препарат может спровоцировать бронхоспазм.
Совместное использование с другими НПВП: следует избегать одновременного применения ибупрофена с другими НПВП, в частности, селективными ингибиторами циклооксигеназы-2.
Системная красная волчанка и смешанное заболевание соединительной ткани: применение препарата у пациентов с системной красной волчанкой или смешанным заболеванием соединительной ткани связано с повышенным риском развития асептического менингита.
Влияние на почки: препарат может вызвать ухудшение функции почек с развитием почечной недостаточности.
Воздействие на печень: препарат может вызывать нарушение функции печени.
Влияние на сердечно-сосудистую систему и мозговое кровообращение: рекомендуется с осторожностью применять препарат у пациентов с артериальной гипертензией и / или сердечной недостаточностью (перед применением необходимо проконсультироваться с врачом) из-за имеющихся сообщений о задержке жидкости, повышение артериального давления и появление отеков на фоне применения НПВП.
Согласно данным клинических и эпидемиологических исследований и эпидемиологическим данным, длительное применение ибупрофена, особенно в высоких дозах (2400 мг в сутки), может быть связано с небольшим повышенным риском развития тромботических осложнений (например, миокардиального). инфаркт или инсульт). В целом, эпидемиологические исследования не показывают зависимости между приемом низких доз ибупрофена (то есть 1200 мг в сутки и менее) с повышенным риском развития инфаркта миокарда.
Воздействие на желудочно-кишечный тракт: следует с осторожностью применять препарат у пациентов, имеющих в анамнезе заболевания желудочно-кишечного тракта (неспецифический язвенный колит, болезнь Крона), так как при применении препаратов этой группы возможно обострение этих заболеваний.
Имеются сообщения о случаях возникновения желудочно-кишечного кровотечения, язв и перфорации в любой момент применения любых препаратов из группы НПВП, при наличии или отсутствии предупреждающих симптомов или предшествующего анамнеза подобных осложнений.
Повышенный риск желудочно-кишечного кровотечения или язвы / перфорации связан с применением высоких доз НПВП, наличием в анамнезе пациента язвенной болезни, особенно, осложненным кровотечением или перфорацией, а также применением препарата у людей пожилого возраста. У перечисленных категорий пациентов лечение следует начинать с наименьшей эффективной дозы препарата.
Пациенты с проявлением токсичности со стороны пищеварительного тракта в анамнезе, особенно больные пожилого возраста, должны сообщать о любых необычных симптомах со стороны пищеварительного тракта (в частности, в случае желудочно-кишечного кровотечения), особенно в начале лечения.
Рекомендуется с осторожностью применять препарат у пациентов, одновременно получающих лечение лекарственными средствами, которые могут увеличить риск возникновения язв или кровотечений, в частности, пероральными глюкокортикостероидами, антикоагулянтами (варфарин), селективными ингибиторами обратного захвата серотонина или антиагрегантами. (аспирин).
При возникновении желудочно-кишечного кровотечения или язвы у пациентов, получающих лечение ибупрофеном, прием препарата следует прекратить.
Воздействие на кожу: в редких случаях при применении НПВП сообщалось о развитии тяжелых кожных реакций, в том числе, со смертельным исходом (эксфолиативный дерматит, синдром Стивенса-Джонсона и токсический эпидермальный некролиз).Повышенный риск возникновения подобных реакций наблюдается в начале лечения: в большинстве случаев реакция развивается в течение первого месяца приема препарата. При первых симптомах высыпания на коже, повреждениях слизистой оболочки или других проявлениях гиперчувствительности прием препарата следует прекратить.
Имеются ограниченные данные о том, что лекарственные средства, ингибирующие синтез циклооксигеназ / простагландинов, могут вызывать нарушение репродуктивной функции у женщин вследствие воздействия на процесс овуляции.Этот эффект обратим при прекращении приема препарата.
Перед назначением препарата необходимо установить переносимость фруктозы. В одной таблетке содержится 0,1161 г сахарозы, осторожно назначать больным сахарным диабетом.
Беременность и период лактации
Следует избегать применения Нурофена® в течение первых шести месяцев беременности.
Во время кормления необходимо прекратить грудное вскармливание.
Особенности влияния препарата на способность управлять транспортом и другими потенциально опасными механизмами
Учитывая возможные побочные эффекты, следует соблюдать осторожность при управлении транспортными средствами и потенциально опасными механизмами.

Передозировка
У детей симптомы могут возникать после приема дозы, превышающей 400 мг / кг массы тела. У взрослых дозозависимый эффект менее значим. Период полувыведения препарата при передозировке составляет 1,5 — 3 часа.
Симптомы: у большинства пациентов, применявших клинически значимые дозы НПВП, симптомы передозировки ограничиваются тошнотой, рвотой, болями в эпигастрии или, реже, диареей. Возможно появление таких
симптомов, как шум в ушах, головная боль и желудочно-кишечное кровотечение.В более тяжелых случаях наблюдаются проявления токсичности со стороны центральной нервной системы, в частности, сонливость, изредка — возбуждение, а также дезориентация или кома, в редких случаях возникают судороги. В случае тяжелого отравления может развиться метаболический ацидоз и увеличение протромбинового времени, что, вероятно, связано с взаимодействиями препарата и циркулирующих факторов свертывания крови. Может возникнуть острая почечная недостаточность и повреждение печени. У больных бронхиальной астмой возможно обострение этого заболевания.
Лечение: симптоматическое и поддерживающее, с обязательным обеспечением свободной проходимости дыхательных путей, мониторингом сердечной деятельности и основных показателей активности до нормализации состояния пациента. Рекомендуется пероральный прием активированного угля в течение одного часа после приема потенциально токсичной дозы препарата. Частые или продолжительные спазмы следует купировать внутривенным введением диазепама или лоразепама. При бронхиальной астме рекомендуется применение бронходилататоров.

Форма выпуска и упаковка
По 6 или 12 таблеток в контурной ячейковой упаковке из пленки ПВХ / ПВДХ и алюминиевой фольги.
По 1 (по 6 или 12 таблеток) или 2 (по 12 таблеток) контурной упаковке вместе с инструкцией по медицинскому применению на государственном и русском языках помещают в пачку картонную.

Хранить в сухом месте при температуре не выше 25 ° С.
Хранить в недоступном для детей месте!

3 года
не применять срок хранения по истечении срока годности.

Статус рецепта
По рецепту

компании Proizvoditel Rekitt Benkizer Helsker International Ltd,
Thane Road, Nottingham, NG90 2DB, Великобритания

Владелец регистрационного удостоверения
Rekitt Benkizer Helsker International Ltd,
Thane Road, Nottingham, NG90 2DB, Великобритания

Адрес организации, принимающей на территории Республики Казахстан претензии потребителей по качеству продукции (товаров)
Республика Казахстан, 050010, г. Алматы, ул. Достык., 85 «А», офис 116.
Тел .: +7 (727) 272 88 04, факс: +7 (727) 266 27 96
Тел. Горячей линии: 8-800-505-1-500 (звонок бесплатный. )
Электронная почта:

Разработать [email protected]

Дополнительная информация

Противогрибковые эффекты и механические свойства модифицированного нанокомпозитом бромида серебра / катионного полимера Стоматологическая смола на основе полиметилметакрилата

Приготовление и определение характеристик нанокомпозита AgBr / NPVP (4-винилпиридиний) (PVP, Mw ~ 30,000), п-толуолсульфонат серебра (AgPTS), нитрометан, 1-бромгексан, диэтиловый эфир и диметилсульфоксид (DMSO) были приобретены у Shanghai Aladdin Chemistry Co.Ltd. (Китай), за исключением PVP, который был предоставлен Нанкинским университетом науки и технологий. Все реагенты использовали без дополнительной очистки. AgBr / NPVP был синтезирован по методике исх. 28 и охарактеризован с помощью дифракции рентгеновских лучей (XRD, XRD-7000, Shimadzu, Япония) и просвечивающей электронной микроскопии (TEM, FEI, Hillsboro, OR, США). В то время как PVP и NPVP были охарактеризованы с помощью инфракрасной спектроскопии с преобразованием Фурье (FTIR, IR-prestige 21, Shimadzu, Япония) и ядерного магнитного резонанса

1 H (ЯМР, Bruker AVANCE III HD, Bruker-Biospin, Карлсруэ, Германия).FTIR с разрешением 4 см. -1 был зарегистрирован в областях 4000 см -1 -500 см -1 , и было собрано 32 накопительных сканирования. Пятьсот мегагерц из спектров 1 HNMR были зарегистрированы на спектрометре с преобразованием Фурье ЯМР Bruker AVANCE III с использованием дейтерированного ДМСО в качестве растворителя. Измерения XRD проводились в диапазоне 2θ 10–80 ° с шириной шага 0,05 °.

Приготовление образцов стоматологической смолы на основе полиметилметакрилата (ПММА), содержащих AgBr / NPVP

AgBr / NPVP и порошок ПММА смешивали и гомогенизировали в шаровой мельнице в течение 8 часов для получения маточной смеси противогрибкового порошка ПММА, содержащего AgBr / НПВП при конечной концентрации 1% масс.Затем добавляли различные количества порошка ПММА для получения требуемых концентраций 0,1, 0,2 и 0,3 мас.%. Смола PMMA без AgBr / NPVP служила контролем, а полиэтиленовая (PE) пленка (Interscience, Франция) диаметром 10 мм использовалась в качестве отрицательного контроля. Образцы смолы (диаметр: 10 мм, высота: 1,5 мм) были приготовлены в соответствии с инструкциями производителя и отполированы наждачной бумагой № 600, 1000 и 1500. Образцы очищали ультразвуком в течение 20 мин перед погружением в деионизированную воду на 24 ч при 37 ° C.Старые образцы вымачивали в искусственной слюне при 37 ° C на 1, 2, 3 или 4 недели. Искусственную слюну меняли каждый день. Перед экспериментом образцы промывали стерильной водой, а поверхности протирали 70% -ным раствором этанола. Через 1 мин их промывали стерильной водой и стерилизовали оксидом этилена.

Противогрибковые свойства

Штамм грибов и условия культивирования

C. albicans ATCC культивировали при 37 ° C в декстрозном бульоне Сабуро (Oxoid, Англия) в воздушном инкубаторе.Затем ночную культуру доводили до 0,5 Макфарланда и разбавляли до необходимой концентрации для последующих экспериментов.

Определение MIC и MFC

AgBr / NPVP диспергировали в бульоне декстрозы Сабуро для получения исходной суспензии грибов (концентрация: 10000 мкг / мл). Затем готовили серийные двукратные разведения в 50 мкл бульона декстрозы Сабуро в 96-луночных планшетах (Corning, Нью-Йорк, США). Ночные культуры C. albicans доводили до 2 × 10 5 колониеобразующих единиц (КОЕ) / мл в бульоне декстрозы Сабуро 29 , и 50 мкл посевного материала грибов вносили в каждую лунку, содержащую разведение AgBr / NPVP. бульон.Такое же количество бульона с 50 мкл суспензии грибов служило отрицательным контролем. Положительный контроль содержал противогрибковую суспензию, но это была свободная грибковая суспензия. Такое же количество бульона использовали в качестве холостого контроля. Через 24 часа инкубации лунки проверяли на видимую мутность. Минимальную ингибирующую концентрацию (МИК) определяли как конечную точку, при которой нельзя было обнаружить помутнение по отношению к отрицательному, положительному и холостому контролям. Аликвоту 10 мкл из каждой тестируемой лунки без помутнения наносили на чашки с декстрозным агаром Сабуро (SDA).Через 24 ч инкубации регистрировали чашки, на которых не было грибковых колоний. Значение минимальной фунгицидной концентрации (MFC) определяли как самую низкую концентрацию противогрибкового агента, при которой на чашке не образовывались колонии. Испытания повторяли в трех экземплярах.

Fe-SEM наблюдение

Смеси суспензии AgBr / NPVP с величиной 1 × MFC с C. albicans суспензия ATCC 2 × 10 5 КОЕ / мл экстрагировали через 24 часа. Образцы центрифугировали при 8000 об / мин в течение 3 мин, фиксировали 2.5% глутарового альдегида в течение ночи при 4 ° C, дегидратировали серией градуированных этанолов, сушили в сушилке до критической точки и покрывали золотом. Образцы сканировали с помощью сканирующего электронного микроскопа с полевой эмиссией (Fe-SEM, S-4800, Hitachi, Токио, Япония) для наблюдения за морфологией грибов. При этом суспензия грибов без противогрибкового агента AgBr / NPVP служила контролем. Все анализы были выполнены в трех экземплярах в трех разных случаях для обеспечения воспроизводимости.

Тест прямого контакта (DCT)

Противогрибковая активность образцов смолы на основе PMMA, модифицированной AgBr / NPVP, была обнаружена с помощью DCT.Все образцы до и после старения были погружены в стерильный агар с небольшим давлением, и верхняя поверхность держалась выше, чем поверхность агара, чтобы предотвратить перемещение образцов во время экспериментов. Приблизительно 10 мкл суспензии C. albicans 1 × 10 6 КОЕ / мл вносили на поверхность каждого образца и затем покрывали полиэтиленовой пленкой для предотвращения улетучивания грибковой жидкости и поддержания ее равномерного контакта. Пленка PE служила отрицательным контролем.После 24 часов инкубации при 37 ° C образцы и покрытые пленки были перенесены в стерилизованные пробирки, содержащие 10 мл фосфатно-буферного раствора (PBS) для сбора биопленок с помощью обработки ультразвуком (3510R-MTH, Branson, Danbury, CT) в течение 5 мин, с последующим перемешиванием на вортексе при 2400 об / мин в течение 30 секунд с использованием вихревой мешалки (Fisher Scientific, Питтсбург, Пенсильвания). Для оценки образования колоний суспензии грибов из каждого образца были серийно разведены, и аликвота 100 мкл была засеяна на чашки с SDA.Количество колоний подсчитывали через 24 часа. Противогрибковое соотношение рассчитывалось по следующей формуле:

$$ {\ rm {r}} (\%) = [({\ rm {b}} — {\ rm {c}}) / {\ rm { b}}] \ times 100 \% $$

(1)

где r — противогрибковое соотношение, b — среднее количество КОЕ, выделенных для контрольных групп, а с — среднее количество КОЕ, выделенных для групп, содержащих AgBr / NPVP. Для каждой группы было протестировано по девять образцов.

Формирование грибковой биопленки и анализ живых / мертвых

Все образцы до и после старения были помещены в 24-луночные планшеты и 1 мл 1 × 10 6 КОЕ / мл C.albicans добавляли в каждую лунку. После инкубации при 37 ° C в течение 24 часов образцы переносили в свежие 24-луночные планшеты, заполненные свежей средой, и инкубировали еще 24 часа. Затем грибковые биопленки на образцах осторожно промывали 3 раза PBS и окрашивали с использованием набора для определения жизнеспособности живых / мертвых бактерий BacLight (L13152, Америка). Живые грибы окрашивали Syto 9 для получения зеленой флуоресценции, а грибы с поврежденными мембранами окрашивали йодидом пропидия для получения красной флуоресценции.Живые и зараженные грибы, которые были тесно связаны, были оранжевого или желтого цвета. Образцы исследовали с помощью конфокальной лазерной сканирующей микроскопии (CLSM, FV1000, Olympus Corp, Токио, Япония), и для каждого образца наблюдали 3 случайных поля.

Анализ цитотоксичности

Культура клеток

Клетки пульпы зуба человека (HDPC) были выделены из ткани пульпы некариозных ортодонтических зубов молодых здоровых пациентов в соответствии с протоколом, устно одобренным Комитетом по этике Четвертого военного медицинского университета.Клетки культивировали в среде Игла, модифицированной Дульбекко (DMEM, Gibco, США), содержащей 10% фетальной бычьей сыворотки, 100 МЕ / мл пенициллина и 100 МЕ / мл стрептомицина при 37 ° C и 5% CO 2 . Среду меняли каждые 3 дня. Клетки третьего пассажа использовали для анализа цитотоксичности.

Приготовление экстракта

Экстракт смолы ПММА получали путем вымачивания каждого образца в 2 мл DMEM в 24-луночном планшете для клеток при 37 ° C в течение 24 часов. Элюент фильтровали для стерилизации и затем хранили при 4 ° C перед использованием.Для каждой группы были протестированы пять образцов (контроль, 0,1, 0,2, 0,3% смолы ПММА, модифицированной AgBr / NPVP, до и после выдержки через 1, 2, 3 и 4 недели).

WST-8 Анализ элюента

Анализ WST-8 использовали для оценки жизнеспособности клеток (CCK-8, Dojindo, Kunamoto, Japan). HDPC инокулировали в лунки 96-луночных микропланшетов при плотности 2 × 10 3 клеток на лунку. После 24 ч инкубации культуральную среду в 96-луночных планшетах удаляли и заменяли 100 мкл элюента смолы ПММА.Клетки культивировали еще 24 ч при 37 ° C, среду отсасывали и клетки дважды промывали фосфатно-солевым буфером (PBS). Затем в каждую лунку добавляли среду (100 мкл) и раствор CCK-8 (10 мкл). После инкубации в течение 2 ч оптическую плотность при 450 нм измеряли с помощью считывающего устройства для микропланшетов (Bio-Rad Laboratories, Hercules, CA, USA). Бланк и средний контроль обрабатывали одинаково. Результаты выражаются в виде значений оптической плотности (OD) после коррекции холостого опыта (только среда).Относительную скорость роста (RGR) клеток рассчитывали по следующему уравнению:

$$ {\ rm {RGR}} (\%) = {A} _ {{\ rm {test}}} / {A } _ {{\ rm {blank}}} \ times 100 \% $$

(2)

, где A — значение оптической плотности, считываемое считывателем микропланшетов. Сообщенные значения являются средними для трех повторов.

Механические свойства

Степень превращения (DC)

Степень превращения автополимеризации контрольных и экспериментальных образцов смолы ПММА измеряли с помощью FTIR.FTIR, разрешение которого составляло 4 см -1 , был зарегистрирован в областях 1800 см -1 до 1550 см -1 , и 24 накопительных сканирования были начаты через 5 минут, 10 минут, 20 минут, 30 минут. , 1 ч, 4 ч и 24 ч при смешивании порошка смолы ПММА и жидкости. Высота пика при 1638,6 (C = C) и 1720 см. -1 (C = O) была измерена при комнатной температуре. Значения интенсивности пиков поглощения на ИК-Фурье спектрах рассчитывали с использованием программы OMNIC 8.0 (Spectra Tech, США). DC образцов смолы рассчитывали по следующему уравнению:

$$ {\ rm {DC}} (\%) = 1 — [\ frac {{(({{\ rm {Abs}}} _ {( {\ rm {C}} = {\ rm {C}})} {/ \ mathrm {Abs}} _ {({\ rm {C}} = {\ rm {O}})}))} _ { {\ rm {вылечено}}}} {{(({{\ rm {Abs}}} _ {({\ rm {C}} = {\ rm {C}})} {/ \ mathrm {Abs}} _ {({\ rm {C}} = {\ rm {O}})}))} _ {{\ rm {Uncured}}}}] \ times 100 \% $$

(3)

Прочность на изгиб (FS) и модуль упругости при изгибе (FM)

FS и FM были испытаны в соответствии со стандартами ISO 4049: 2009.Образцы смолы ПММА (2 × 2 × 25 мм) готовили в прямоугольной форме из нержавеющей стали. После отверждения образцы вынимали из формы и помещали в водяную баню при 37 ° C на 24 часа. {3} $$

(5)

где F — максимальная нагрузка (Н), прилагаемая к образцу, L — расстояние (мм) между опорами (20 мм), w — ширина образца, h — толщина образца, k — наклон линейного сегмента графика нагрузки / смещения.Средние значения FS и FM рассчитывались в мегапаскалях (МПа). После испытания микроструктура изломанных поверхностей, полученная в результате механических испытаний, наблюдалась с помощью Fe-SEM.

Микротвердость по Виккерсу

Образцы смолы ПММА (диаметр: 6 мм, высота: 3 мм) получали в цилиндрической форме из нержавеющей стали. После отверждения образцы вынимали из формы и полировали наждачной бумагой № 600, 1200, 2000 и 5000 соответственно. Затем образцы подвергали ультразвуковой очистке в течение 20 минут перед погружением в деионизированную воду на 24 часа при 37 ° C.Микротвердость по Виккерсу измеряли с помощью микротвердомера (HX-1000TM; Taiming, Shanghai, China). Острие индентора удерживали на поверхности образцов в течение 15 секунд с нагрузкой 25 грамм. На каждом образце случайным образом делали по три вдавливания. Описанные выше эксперименты повторяли не менее трех раз.

Статистический анализ

Статистический анализ проводился с использованием программного обеспечения SPSS 19.0. Все данные, собранные в ходе этого исследования, сначала были проверены на нормальное распределение (P = 0.05) с тестом Колмогорова-Смирнова. Противогрибковое соотношение анализировали с помощью H-критерия Краскела-Уоллиса и U-критерия Манна-Уитни на уровне значимости коррекции (α = 0,017). Остальные наборы данных были подвергнуты тесту Левена на однородность дисперсии (P = 0,05) и однофакторному дисперсионному анализу ANOVA и критериям достоверно значимой разницы Тьюки (P = 0,05).

Портфельная компания РОСНАНО «Нанолек»: итоги 2017 года — Пресс-центр

В 2017 году компания продемонстрировала результаты активного роста на рынке.Оборот ООО «Нанолек» в 2017 году был в 3 раза выше, чем в 2016 году, и составил 2,6 млрд рублей. Эксперты Минэкономразвития также положительно оценили динамичный рост компании, поскольку «Нанолек» стал участником приоритетного проекта министерства «Поддержка высокотехнологичных компаний-лидеров в частном секторе» («Национальные чемпионы»).

В 2017 году количество фасованных лекарственных средств, производимых на производственном предприятии «Нанолек» в Кировской области, увеличилось на 20% до 8.1 миллион пакетов. Для удовлетворения потребностей Национальной программы профилактической вакцинации (НПВП) был разработан полный цикл производства инактивированной вакцины против полиомиелита и поставлено 1,5 миллиона вакцин. Кроме того, продолжается поэтапная передача технологии производства комбинированной вакцины 5-в-1 от Sanofi Pasteur. В этом году Минздрав России закупил более 1 миллиона комбинированных вакцин 5-в-1 для вакцинации детей из группы риска.

Рост производственных показателей также можно объяснить тем, что в 2017 году компания запустила две дополнительные производственные линии с целью увеличения производства твердых лекарственных форм, тем самым увеличив свои производственные возможности более чем в 2 раза.Производственные мощности всех линий по производству твердых лекарственных форм составляют 3 миллиарда таблеток в год. Портфель твердых лекарственных форм компании включает продукты полного цикла по контрактам с Merck, OTCPharm и AKRIKHIN, а также собственные противовирусные, антигистаминные и сердечно-сосудистые препараты. В 2018 году компания планирует увеличить как контрактное, так и собственное производство лекарств до 30 миллионов упаковок.

В 2017 году немецкая фармацевтическая компания RIEMSER Pharma GmbH и подразделение Bioscience SK Chemicals, одного из крупнейших южнокорейских производителей и разработчиков вакцин, стали стратегическими партнерами Нанолек в локализации инновационных фармацевтических препаратов в России и обеспечении их доступности на местном рынке. рынок.Nanotek в партнерстве с RIEMSER продвигает лекарство, которое является частью комбинированной лекарственной терапии для трансплантации костного мозга; и с южнокорейским подразделением по разработке и производству вакцин для нужд NPVP. Кроме того, «Нанолек» в партнерстве с южнокорейской компанией Green Cross завершили регистрацию своего инновационного продукта, идурсульфазы бета, для лечения синдрома Хантера (мукополисахаридоза II). Компания видит перспективы роста в новом направлении — орфанных заболеваниях, развитие которых должно принести пользу пациентам.

Повышенный спрос на продукцию компании и расширение ее портфеля привели к увеличению численности персонала с 370 человек в 2016 году до 491 в 2017 году. Около 440 сотрудников работают на биомедицинском комплексе «Нанолек», расположенном в Кировской области. Кроме того, «Нанолек» участвует в развитии Промышленного кластера в Кировской области, направленного на улучшение внутреннего сотрудничества в сферах образования, науки и производства иммунобиологических фармацевтических препаратов.

Владимир Христенко , президент «Нанолек», сказал: «Значительное количество проектов, над которыми мы работали последние 5 лет, начали приносить плоды в 2017 году.Это можно объяснить готовностью нашего производства, так как мы запускали и загружали секции по производству твердых лекарственных форм и биофармацевтических производственных линий, а также спросом на нашу продукцию на рынке и даже в стране. Мы гордимся тем, что являемся надежным партнером нашего правительства и общества, своевременно доставив вакцину против полиомиелита во время ее дефицита во всем мире. В 2018 году мы планируем усилить позиции по выбранным направлениям: вакцины, препараты для лечения орфальных заболеваний и противовирусная терапия.Компания продолжила инвестировать в свой портфель, проводя клинические испытания и регистрируя новые лекарства, при этом объем инвестиций в 2018 году достиг 350 миллионов рублей ».

Повышенная бактерицидная эффективность стабилизированных полимером наночастиц серебра в сочетании с различными классами антибиотиков

В статье представлен механизм взаимодействия наночастиц серебра (AgNP) с различными антибиотиками и антибактериальная эффективность образующихся конъюгатов.AgNP, использованные в этом исследовании, были синтезированы из нитрата серебра с использованием боргидрида натрия в качестве восстанавливающего агента в присутствии PVP в качестве защитного агента. Два антибиотика, амикацин и ванкомицин с различными механизмами действия, были использованы для функционализации синтезированных PVP-кэпированных AgNP. Образование конъюгата антибиотик-AgNPs было подтверждено с помощью УФ-видимой спектроскопии, инфракрасной спектроскопии с преобразованием Фурье (FTIR), динамического рассеяния света (DLS) и дифракции рентгеновских лучей (XRD), и результаты свидетельствуют о конъюгации обоих препаратов с поверхностями наночастиц серебра. .Результаты FTIR показывают, что существует межмолекулярная водородная связь между AgNP, покрытыми PVP, и антибиотиками. Атом кислорода, координированный с ПВП, был доступен для взаимодействия как с аминными, так и с амидными группами лекарств. Кроме того, антибактериальная эффективность этих PVP-кэпированных AgNP с выбранными антибиотиками была оценена против Escherichia coli и Staphylococcus aureus с помощью теста диффузии в лунке агара. Синергетическая бактерицидная активность конъюгата антибиотик-AgNPs наблюдалась против обоих микробов.

Эта статья в открытом доступе

Подождите, пока мы загрузим ваш контент… Что-то пошло не так. Попробуй еще раз? .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *