Разное

Метастазы в позвоночнике продолжительность жизни: Метастазы в позвоночнике | Симптомы, лечение

13.11.1992

Содержание

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

Вот уже почти 70 лет Онкоцентр – это уникальный симбиоз науки и клинической практики, мультидисциплинарный подход к лечению онкологических больных, хирургическая школа, известная далеко за пределами России. Здесь изучаются и совершенствуются морфологические, иммунологические и генетические методы диагностики.

Специалисты Блохина – авторы клинических рекомендаций по онкологии.

Ежегодно в Онкоцентре противоопухолевое лечение проходят более 35 тысяч пациентов всех возрастов. Еще почти 6 000 граждан России получают помощь дистанционно – посредством телемедицинских консультаций.

Онкоцентр – это:
  • Комбинированное лечение пациентов
  • Собственное производство химио- и радиофармацевтических препаратов
  • Собственные методы иммунотерапии опухолей
  • Передовые технологии реабилитации онкопациентов
  • «Центры компетенций» по различным нозологиям, в том числе первый в России центр компетенций по лечению пациентов с опухолями без выявленного первичного очага
  • Собственное отделение переливания крови, доноры которого снабжают кровью и ее компонентами исключительно пациентов Онкоцентра
  • Первый и единственный онкологический центр, имеющий в своем составе специализированное отделение реабилитации для онкопациентов
  • Крупнейшая педагогическая школа в области онкологии в России

На протяжении многих лет Онкоцентр является членом Международного Противоракового Союза (UICC) при Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и членом Ассоциации Европейских Онкологических Институтов (OECI) в Женеве.

В 2019 году НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина стал полноправным членом ведущей мировой организации, которая объединяет трансплантационные центры Европы и мира — Европейской группы по трансплантации крови и костного мозга (EBMT).

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина:

  • Онкологическая помощь мирового уровня, доступная каждому
  • Инновации в онкологии
  • Уникальный опыт для коллег

Можно ли полностью вылечить метастазы в костях?

Доктор Вадим Бережной

Основатель платформы MediGlobus. Медицинский эксперт, Заведующий отделением врачей-координаторов.


  

Время чтения – 11 минут   

Метастазы – это клетки опухоли, которые отделились от ее основной части и начали распространяться по всему телу. Наличие метастаз значительно усложняет процесс лечения. Чтобы помочь человеку, врач должен не только удалить опухоль, но также найти и уничтожить оставшиеся раковые клетки. Распространение опухоли по организму может привести к скорому рецидиву болезни. Кости, легкие, лимфоузлы и мозг – самые частые места распространения раковых клеток. Из этой статьи вы узнаете как проходит борьба с метастазами в костях и какой прогноз жизни этих пациентов.

 

 

Слушать статью:

 

    Метастазы в костях – это результат развития злокачественной опухоли, которую оставили без лечения. Обычно раковые клетки в костной ткани появляются на 4 стадии болезни. Их наличие означает то, что опухоль достигла больших размеров, и ее клетки начали распространяться по всему организму.  

 

 Симптомы метастазов в костях

Признаки наличия метастазов в костной ткани – сильная боль, ломкость, переломы, трещины. Метастазы в позвоночнике могут повлечь за собой опасные неврологические расстройства.

Оставить заявку на лечение метастазов в костях

Некоторые виды рака с большей вероятностью распространятся на кости, чем другие. В их список входят:

 

 

Метастазы в костной ткани не являются новым видом рака. При раке кости опухоль образуется непосредственно в ней, а при метастазах можно наблюдать лишь отдельные клетки внутри костной ткани.

ЧТО ДЕЛАТЬ ПРИ МЕТАСТАЗАХ В КОСТЯХ?


Когда пациенту ставят такой диагноз важно не отчаиваться и продолжать лечение. Важно понимать, что прогноз жизни при метастазах в костях можно улучшить, если продолжать бороться.


Первый шаг в борьбе с раковыми клетками в костной ткани – точная диагностика расположения очагов раковых клеток. Врач должен узнать какие участки поражены и насколько сильны их повреждения.

 

Второй шаг – прохождение комплексного лечения. Врач может прописать химиотерапию для уничтожения раковых клеток в организме, лучевую терапию для замедления их распространения и хирургию для укрепления костной ткани. Ведущие зарубежные клиники предлагают дополнительные методы лечения такие как протонная терапия, радиационная абляция, таргетная терапия. И хотя полностью вылечить метастазы в костях нельзя, адекватная терапия поможет увеличить срок жизни.

 

Обращение к психологу может помочь вернуть веру в лучшее и найти в себе силы продолжать лечение. При онкологических отделениях многих зарубежных клиник работают психологи, которые проводят консультации, тренинги и группы поддержки. Участвуя в них, пациент перестает чувствовать себя потерянным, ставит цель в жизни, встречается с людьми, которые по-настоящему его могут понять.

ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ О ЛЕЧЕНИИ ЗА РУБЕЖОМ

Главное, что вы должны сделать – сохранять решимость замедлить развитие рака и продлить жизнь. Мы готовы помочь и поддержать вас на этом пути. Наш специалист ответит на ваши вопросы о лечении метастазов костях за рубежом, подскажет надежный госпиталь и компетентного онколога. Оставляйте свою заявку, чтобы получить помощь нашего координатора.

Связаться с координатором

    КАК ДИАГНОСТИРОВАТЬ МЕТАСТАЗЫ В КОСТЯХ

    Диагностика метастатического рака проходит при помощи рентгена, компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии, сцинтиграфии. Раковые клетки в скелете хорошо видны на КТ, а МРТ тела поможет узнать, как далеко они распространились по организму.

    КАК БОРОТЬСЯ С МЕТАСТАЗАМИ В КОСТЯХ

    Стратегия лечения раковых клеток в костях предполагает 2 пути – безоперационную терапию и хирургию. Для лучшего эффекта их комбинируют. Таким способом врачам удается уничтожить раковые клетки, замедлить их распространение и укрепить костную ткань.

ЛЕЧЕНИЕ МЕТАСТАЗОВ В КОСТИ БЕЗ ОПЕРАЦИИ

Медикаментозная терапия при костных метастазах

Метастазы проявляют себя очень болезненно, так как разрушают скелет. Для облегчения состояния пациентам назначают обезболивающие и стероидные препараты. Им также показан прием биофосфонатов – лекарств, которые укрепляют костную ткань.

Гормональная терапия при костных метастазах

При раке груди с метастазами в костях назначают гормональную терапию. Она блокирует производство эстрогена. Благодаря этому опухоль уменьшается и распространение метастаз замедляется. Гормональная терапия также помогает мужчинам с раком простаты 4 стадии. Лекарства снижают выработку тестостерона и останавливают рост раковых клеток в костной ткани.

Радионуклидная терапия метастазов скелета

Это метод внутривенного облучения при помощи Радия-223 – Ксофиго. Его обычно назначают мужчинами с раком простаты, которые дал метастазы в кости. Ксофиго помогает ослабить боль и улучшить общее состояние. В зависимости от диагноза и состояния здоровья пациенту могут быть показаны инъекции хлорида строния-89 (Метастрон) и Самария-154 (Квадрамет).

Химиотерапия при метастазах в костях

Это основной метод лечения. Препараты химиотерапии распространяются по всему телу и могут уничтожать раковые клетки в костной ткани. С улучшением протоколов химиотерапии повышается выживаемость пациентов и снижается выраженность побочных эффектов от лекарств.

Лучевая терапия при метастазах костной ткани

Под влиянием радиации рост опухоли и распространение метастаз замедляется. Радиотерапию также назначают пациентам для снятия боли. За один сеанс лучевой терапии можно дать небольшую дозу облучения в несколько зон, где скопились раковые клетки.

Протонная терапия для костных метастазов

Протонная терапия помогает безопасно вылечить часть метастаз в костях. Этот метод точнее и безопаснее лучевой терапии, вызывает меньше побочных эффектов. Протонную терапию можно проводить людям старшего возраста без опасений за негативные последствия лечения.

Фокусированный ультразвук MRI-HIFU в лечении метастазов костей

MRI-HIFU является самым новым методом лечения костных метастазов без операции. Раковые клетки уничтожаются при помощи фокусированного ультразвука. Он получил официальное одобрение FDA, что говорит о безопасности и надежности этого метода.

Таргетная терапия

Таргетная терапия – это изготовление персонализированных лекарств, которые прицельно воздействуют на клетки опухоли. С их помощью возможно находить и уничтожать раковые клетки в костной ткани.

Иммунотерапия при метастатическом раке

Это один из самых новых методов лечения рака. Такие препараты как Герцептинили Кейтруда активно тестируются для оценки их безопасности и эффективности для пациентов с метастатическим раком. На данный момент это самый многообещающий способ спасения людей с метастазами в костях.

ХИРУРГИЯ МЕТАСТАЗОВ В КОСТИ

Метастазы делают кости ломкими и хрупкими, что повышает риск перелома. Чтобы обезопасить пациента от травм, врачи рекомендуют проведение хирургии. В зависимости от места распространения и степени поражения пациентам рекомендуется:

 

Ортопедическая фиксация

Хирург укрепляет кость при помощи металлических пластин. Они делают ее тверже, помогают снизить риск переломов, трещин и других травм.

Восстановление костным цементом

При помощи костного цемента врач может восстановить целостность треснутой кости. Такая стратегия помогает уменьшить выраженность боли.

Замена сустава эндопротезом

УЭндопротезирование сустава применяют при переломах. Чаще всего эту операцию назначают пациентам с метастазами в кости бедра. После вмешательства состояние пациентов немного улучшается.

ЗАПИСАТЬСЯ НА ЛЕЧЕНИЕ МЕТАСТАЗОВ В КОСТЯХ

Если вам требуется химиотерапия, лучевая терапия, хирургия и другое консервативное лечение – оставляйте свою заявку и мы организуем для вас лечение. Но если консервативная терапия вам не помогла – мы готовы предложить лечение метастазов в костях при помощи MRI-HIFU, протонной терапии, иммунотерапии или таргетной терапии. Заполните форму и получите необходимую помощь!

Записаться на лечение

СКОЛЬКО ЖИВУТ ЛЮДИ С МЕТАСТАЗАМИ В КОСТЯХ?

К сожалению, метастазы в костях неизлечимы полностью. Это считается хроническим заболеванием. Однако, многие люди могут жить месяцы и даже годы, поддерживая себе лечением и избегая физических нагрузок. Продолжительность жизни людей с метастатическим раком изменяется в зависимости от вида рака. Согласно результатам исследования, проведенного в Дании, ориентировочный прогноз жизни пациентов с метастазами в костях при раке:

ГДЕ ЛЕЧАТ МЕТАСТАЗЫ В КОСТЯХ

Для лечения рака на последних стадиях, который распространился на костную ткань важно выбрать надежную клинику. В госпитале должно быть сильное отделение онкологии и ортопедии, доступ к новым протоколам, лекарствам и методам терапии. Специалисты MediGlobus проанализировали отзывы пациентов, опытность врачей, качество сервиса и эффективность медицинских услуг более сотни клиник. Из них мы выбрали 10 госпиталей, где можно пройти успешное лечение метастатического рака.

 

    Клиника Лив Улус  

    Читать о клинике →


     

    Турецкая клиника известна тем, что принимает на лечение даже безнадежных пациентов. В госпитале практикует известный радиолог Мердан Файда. Центр имеет сертификат JCI за современное оснащение.

 

    Клиника Асан  

    Читать о клинике →


     

    Онкологическое отделение клиники – одно из сильнейших в Южной Корее. В центре проводят таргетную и гормональную терапию, делают все возможное для снижения рисков рецидива болезни.

 

    Медицинский центр Ихилов  

    Читать о клинике →


     

    В современном израильском центре возможно создание персонализированных таргетных препаратов. Также здесь применяют метод фокусированного ультразвука для уничтожения раковых клеток в организме.

 

    Госпиталь СунЧонХян  

    Читать о клинике →


     

    В корейском госпитале проводят хирургию ослабленного скелета с минимальным риском осложнений. К лечению пациентов привлекаются онкологи, радиологи, ортопеды и хирурги с опытом лечения метастатического рака не менее 10 лет.

 

    Клиника Кирон Барселона  

    Читать о клинике →


     

    В испанской клинике можно пройти лечение метастаз в костях современной иммунотерапией, которую одобрил FDA. Известные европейские хирурги могут провести операции по укреплению скелета и эндопротезированию.

    Клиника Хадасса  

    Читать о клинике →


     

    Израильский центр принимает пациентов из СНГ и предоставляет все условия для комфортного пребывания в клинике. Доктора предлагают современную химиотерапию и радиотерапию для замедления развития рака.

ЗАПИСАТЬСЯ В КЛИНИКУ

При метастазах в костях нельзя медлить! Специалисты MediGlobus оперативно запишут вас в госпиталь на срочную терапию. С нашей помощью вы получите ответ из клиники в течение 3-5 дней. Оставьте свою заявку и координатор свяжется с вами в течение 30 минут.

Записаться в клинику

ЖИЗНЬ С МЕТАСТАЗАМИ В КОСТЯХ


Здоровая диета, физические упражнения, предотвращение падений, прием надлежащих лекарств и регулярные осмотры у врача могут помочь сохранить ваши кости максимально крепкими, уменьшить боль, снизить риск переломов и улучшить качество жизни.


Специалисты советуют придерживаться таких рекомендаций, чтобы продлить жизнь при метастатическом раке:

 

 

Обращение к физиотерапевту поможет пациенту со слабыми костями. Специалист посоветует определенные упражнения, которые помогут сохранить силы и уменьшить боль. При метастазах в костях важно посещать врача каждые 3-6 месяцев, делать рентген и следить за развитием болезни. При соблюдении всех рекомендаций возможна счастливая жизнь вместе со своими родными.

 

    Резюме

    Метастазы в костях появляются, когда клетки опухоли в другом органе начинают распространяться по всему организму. Они истончают кость, делая ее ломкой и причиняя сильную боль. 

    Пациенту с этим диагнозом нельзя отчаиваться несмотря на опасность болезни. В первую очередь важно сделать рентген, пройти КТ или МРТ для того, чтобы оценить повреждения кости. 

    Лечение метастатической опухоли долгое и комплексное. Для уничтожения раковых клеток назначают химиотерапию. Лучевая терапия помогает замедлить развитие опухоли и распространение метастаз по организму. Прием обезболивающих, стероидных препаратов и биофосфатов помогают улучшить состояние пациента.  

    Хирургия помогает укрепить ослабленные кости. Врач может поставить металлическую пластину на поврежденное место, скрепить трещину костным цементом или заменить часть кости и сустава эндопротезом. Эти действия помогут ослабить боль.  

    Иммунотерапия, таргетная терапия, протонная терапия и MRI-HIFU являются самыми новыми и перспективными методами уничтожения раковых клеток в скелете. Их применение помогает улучшить прогноз и повысить качество жизни пациентов. 

    Прогноз жизни пациентов с метастатическим раком зависит от того, где образовалась первичная опухоль. Наилучшие показатели выживаемости у пациентов с раком груди, простаты и почек. Небольшая часть пациентов имеет шанс прожить 5 лет при эффективной тактике лечения.  

    Пройти современную терапию метастатического рака возможно в клиниках Турции, Испании, Израиля, Южной Кореи и Германии.  

    После успешного лечения пациент должен придерживаться рекомендаций врача: соблюдать строгую диету, заниматься физическими упражнениями, регулярно проходить диагностику.  

 

Для записи в клинику оставляйте заявку врачам-координаторам MediGlobus. Наша помощь бесплатна. Мы можем связаться с клиникой и организовать для вас медицинскую поездку в кратчайшие сроки без очередей и ожиданий. Обращайтесь к нам для получения медицинских услуг высшего качества!

Получить бесплатную консультацию


Источники:

 

  1. 1. American Society of Clinical Oncology ASCO
  2. 2. American Cancer Society
  3. 3. Cancer support community
  4. 4.Статья: Targeted Nanomedicine to Treat Bone Metastasis
  5. 5.Статья: Survival after bone metastasis by primary cancer type: a Danish population-based cohort study

Доктор Вадим Бережной

Основатель платформы MediGlobus. Медицинский эксперт, Заведующий отделением врачей-координаторов.

Альбина Головина

Работает в сфере медицинского копирайтинга 2 года. Учится на аспирантуре факультета психологии. Автор нескольких научных публикаций в области клинической психологии. Дополнительно изучает физиологию ЦНС, нейропсихологию и психиатрию. В свободное время изучает практики mindfulness и проводит психологические консультации.

МАТЕРИАЛЫ КОНГРЕССОВ И КОНФЕРЕНЦИЙ: IX РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

IX РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ КОНСЕРВАТИВНОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С МЕТАСТАЗАМИ В КОСТИ

В.Е. Каллистов, А.П. Николаев, С.В. Одинцов, Г.Г. Матякин, Т.П. Чуприк-Малиновская, Н.Н. Виноградова
ФГУ ЦКБ с поликлиникой УДП РФ, Москва

С учетом удельного веса в структуре онкологической заболеваемости и частоты метастазирования в кости особо значимыми для анализа представляются рак молочной и предстательной желез, а также рак легкого и рак почки.

Основными компонентами комплексного лечения метастатического костного поражения являются химиотерапия, гормонотерапия, лучевая терапия, иммунотерапия. Оперативное лечение показано при солитарных метастазах (например, рака почки), либо при угрозе патологического перелома или компрессии спинного мозга.

Костные метастазы рака молочной железы. Рак молочной железы (РМЖ) имеет особенную предрасположенность к развитию метастазов в кости. До 90% умерших пациентов, страдавших РМЖ, имеют метастазы в кости.

За 1980-2004 гг. в Центральной клинической больнице МЦ находились на обследовании и лечении 2075 больных РМЖ (табл. 1). Средний возраст составил 59,2 (25-91) года.

Таблица 1.
Распределение больных РМЖ по степени распространенного процесса (ЦКБ, 1980-2004 гг.).

Показатели
Всего Стадии
I II III IV Инфильтративно-отечная форма
Количество больных 2075 850 802 281 89 53
% от общего числа 100 41,0 38,6 13,5 4,3 2,6

Из этого числа больных у 232 (11,2%) были выявлены метастазы в кости. При длительном наблюдении установлено, что метастазы в кости были диагностированы при всех стадиях РМЖ: при I стадии — в 5% случаев, при II – в 10,5%, при III – в 17,6%, при IV – в 45,6%, при инфильтративно-отечной форме — в 28,5% случаев.

Средний период до определения метастазов в кости у этих больных составил 36,8 (30,9-42,6) мес. Для определения наиболее вероятных сроков выявления костных метастазов РМЖ рассчитан средний период до их установления при различных стадиях первичной опухоли. При первой стадии он составил 53,2 (39,3-67,1) мес., при IIа стадии – 42,9 (23,5-62,2) мес., при IIб – 50,3 (36,3-64,4) мес., при III стадии — 38,7 (26,5-51,0) мес.

Уровень рецепторов стероидных гормонов в опухоли в значительной степени определяет показания для гормонотерапии при метастатическом поражении костей. По нашему мнению, наиболее целесообразно применение гормонотерапии у больных с метастазами в кости в постменопаузе с признаками гормоночувствительности в следующей последовательности: I линия — тамоксифен; II линия — ингибиторы ароматазы; III линия — прогестины, IV линия — андрогены.

У больных репродуктивного периода и пременопаузы: I линия — овариоэктомия, лучевая кастрация или агонисты рилизинг-гормонов (золадекс) + тамоксифен; II линия — ингибиторы ароматазы; III линия — прогестины; IV линия — андрогены.

Постменопаузальные больные, особенно старше 70 лет, с метастазами РМЖ в кости даже с отрицательными рецепторами подлежали гормонотерапии. У больных репродуктивного периода при отсутствии признаков гормоночувствительности опухоли I линией терапии являлась химиотерапия.

У не леченных больных с метастазами РМЖ в кости в качестве I линии химиотерапии мы в основном используем схему CAF (циклофосфан, доксорубицин и 5-фторурацил). В качестве II-III линии химиотерапии использовались таксаны, гемцитабин, винорельбин в различных сочетаниях или в монорежиме.

У больных, получавших адъювантное лечение по поводу первичной опухоли, при выявлении метастазов в кости лечение начинали с применения таксанов в комбинации с антрациклинами либо в монорежиме в зависимости от состояния пациента.

При достижении объективных эффектов или стабилизации процесса больные в дальнейшем получали поддерживающее лечение (бисфосфонаты) и гормонотерапию. Контроль за метастатическим процессом осуществлялся в среднем 1 раз в три месяца и включал сцинтиграфию, рентгенографию, при необходимости – КТ или МРТ. При наличии признаков прогрессирования процесса применялась следующая линия химиотерапии.

Наряду с системной терапией в лечении костных метастазов РМЖ большую роль играет лучевая терапия. В ряде случаев мы проводим ее параллельно с химио- или гормонотерапией.

Как правило, метастазы в кости сочетаются с прогрессированием во внутренние органы. В табл. 2 представлены результаты проведенной диагностики и лечения.

Таблица 2.
Результаты лечения больных РМЖ в ЦКБ за период с 1980 по 2004 гг. в зависимости от стадии заболевания.

Вид прогрессирования I cт. II ст. III ст. IV cт. Инфильтративно-отечная форма Всего
Местный рецидив 3 5 3 11
Метастазы в кости 43 84 49 41 15 232
Метастазы в другие органы
13 73 20 48 38 192
Все случаи прогрессирования 59 162 72 89 53 435

Изучены показатели выживаемости у группы больных с метастазами в кости скелета у больных в зависимости от возраста. Эти данные представлены на рис. 1. 5-летняя выживаемость больных после диагностики и лечения костных метастазов составила около 25%.

Рис. 1. Выживаемость больных РМЖ различных возрастных групп с метастазами в кости.

Костные метастазы рака предстательной железы. У мужчин наиболее часто в кости метастазирует рак предстательной железы (РПЖ). Метастазы в кости выявляются часто параллельно или вскоре после клинической манифестации болезни. Характер метастазов в костях преимущественно множественный, чаще остеобластического типа, хотя встречаются и литические очаги.

Внедрение в практику агонистов гонадотропин-рилизинг-гормонов, особенно имеющих удобную для применения депо-форму (золадекс, диферелин) позволяет заменить хирургическое вмешательство (орхэктомию) химической кастрацией.

Лечение по схеме максимальной андрогенной блокады вытеснило имевшую длительную историю терапию эстрогенами.

В случае исчерпания возможностей антиандрогенов мы использовали химиотерапию таксанами. Химиотерапия при метастазах РПЖ в кости малоэффективна и преимуществ перед гормональной терапией не имеет. Мы используем химиотерапию в основном при генерализованном процессе, когда имеются метастазы в другие органы, и низкодифференцированных формах рака простаты. Наиболее часто применяемые схемы: химиотерапия эстрацитом, хонваном, либо химиотерапия таксанами. Все больные РПЖ с метастатическим поражением скелета также получали бисфосфонаты (зомету).

Гормонотерапия или химиотерапия дополняется лучевой терапией на зоны костного поражения, что позволяет ускорить достижение паллиативного эффекта и увеличить его продолжительность.

За 1980-2004 гг. в Центральной клинической больнице МЦ на обследовании и лечении находились 872 больных РПЖ (табл. 3). Средний возраст заболевших составил 72,5 (39-94) года.

Таблица 3.
Распределение больных РПЖ по степени распространенности процесса (ЦКБ, 1980-2004 гг.).

Всего Стадии
I II III IV
Количество больных 872 299 297 91 185
% от общего числа 100 34,3 34,1 10,4 21,2

Из этого числа больных у 252 (28,9%) пациентов были выявлены метастазы в кости: солитарные — у 43 пациентов, множественные – у 209 больных. Метастазы в кости были диагностированы при всех стадиях РПЖ: при I стадии – в 13,0% случаев, при II – в 15,2%, при III – в 51,6%, при IV – в 65,3% случаев (табл. 4). Средний период до определения метастазов в кости у больных I-III стадий составил 42,8 (39,9-52,6) мес.; при I стадии — 59,9 (40,3-67,1) мес., при II стадии – 47,4 (33,5-60,2) мес., при III стадии — 28,9 (21,5-41,1) мес.

Таблица 4.
Результаты лечения больных РПЖ в ЦКБ за период с 1980 по 2004 гг. в зависимости от стадии заболевания.

Вид прогрессирования I cт. II ст. III ст. IV ст. Всего
Местный рецидив 1 3 3 7
Метастазы в кости 39 45 47 121 252
Метастазы в другие органы 3 7 8 64 82
Все случаи прогрессирования 43 55 58 185 341

5-летняя выживаемость больных после выявления метастазов составила при проведении лечения 35% и без лечения — 21%.

Костные метастазы рака легкого. Метастазы рака легкого (РЛ) в кости имеют в основном остеолитический характер. Они чаще встречаются при мелкоклеточном раке легкого (МРЛ), имеют характер множественного поражения и часто сочетаются с метастазами в лимфоузлах или других органах. При плоскоклеточном раке и аденокарциноме чаще бывают солитарные метастазы. Характер поражения и гистологическая форма опухоли оказывают влияние как на прогноз заболевания, так и на тактику лечения.

При генерализации МРЛ чаще проводилась химиотерапия с использованием различных сочетаний антрациклинов, производных платины, гемцитабина, циклофосфана, метотрексата, винкристина, 5-фторурацила, этопозида и др. Химиотерапию чаще всего сочетали с лучевой терапией на область отдельных метастатических очагов, осложненных болевым синдромом или угрозой переломов.

При солитарных метастазах в кости дифференцированных форм РЛ основным методом лечения являлась лучевая терапия.

За 1980-2004 гг. в Центральной клинической больнице МЦ на обследовании и лечении находились 1229 больных РЛ (табл. 5). Средний возраст заболевших составил 71,3 (35-89) лет. Центральный рак составил 46,7%, периферический — 53,3%; МРЛ выявлен у 17,9% пациентов.

Таблица 5.
Распределение больных РЛ по степени распространенности процесса (ЦКБ, 1980-2004 гг.).

Всего Стадии
I II III IV
Количество больных 1229 245 304 296 384
% от общего числа 100 19,9 24,7 24,1 31,3

У 120 (9,8%) пациентов были выявлены метастазы в кости, которые диагностировались при всех стадиях РЛ (табл. 6): при I стадии — у 6,9% больных, при II стадии — также у 6,9%, при III стадии – у 2,3%, при IV – у 19,5% больных. Наиболее частой локализацией метастазов были пояснично-крестцовый отдел позвоночника и кости таза. Солитарные метастазы выявлены у 28 пациентов, множественные – у 92 больных. Источником костных метастазов чаще был МРЛ (55,8% случаев), реже – железистый и плоскоклеточный. Средний возраст больных с метастазами в кости составил 72,6 года. Средний период до определения метастазов в кости у больных I-III стадий составил 16,2 (9,9-22,1) мес.

Таблица 6.
Результаты лечения больных раком легкого в ЦКБ за период с 1980 по 2004 гг. в зависимости от стадии заболевания.

Вид прогрессирования I cт. II ст. III ст. IV ст. Всего
Местный рецидив 12 9 7 28
Метастазы в кости 17 21 7 75 120
Метастазы в другие органы 78 112 122 221 533
Все случаи прогрессирования 107 142 136 296 681

Средний период до появления костных метастазов при РЛ составил при I стадии 22,0 (29,3-33,1) мес.; при II стадии – 17,8 (21,5-29,2) мес., при III стадии — 10,6 (6,5-19,2) мес.

Основным методом лечения костных метастазов при РЛ паллиативная химиотерапия на основе производных препаратов платины (цисплатин + гемзар либо цисплатин + таксаны, либо цисплатин + навельбин). При наличии множественных метастазов РЛ в кости, особенно сопровождающихся болевым синдромом, мы использовали бисфосфонаты. При упорном болевом синдроме проводилась симптоматическая лучевая терапия.

Хирургическое лечение метастатического РЛ в кости выполнено у 2 больных с локализацией солитарного метастаза в ребре и плечевой кости.

Средняя продолжительность жизни больных с костными метастазами РЛ, получавших лечение, составила 17,7 мес., без лечения — 5,8 мес.

Костные метастазы рака почки. Клинические симптомы, обусловленные метастазами, при раке почки (РП) нередко являются первым проявлением скрыто протекающего опухолевого процесса. При наличии единичных отдаленных метастазов лечение целесообразно начинать с удаления первичной опухоли, решая в последующем вопрос о хирургическом или консервативном лечении метастаза в зависимости от его локализации.

За 1980-2004 гг. в Центральной клинической больнице МЦ на обследовании и лечении находились 833 больных РП (табл. 7). Средний возраст заболевших составил 66,1 (37-94) лет. У 13,4% больных РП впервые был диагностирован уже в диссеминированной стадии.

Таблица 7.
Распределения больных РП по степени распространения процесса (ЦКБ, 1980-2004 гг.).

Всего Стадии
I II III IV
Количество больных 833 238 319 164 112
% от общего числа 100 28,4 38,2 20,0 13,4

Метастазы в кости были выявлены у 70 (8,4%) больных и имели место при всех стадиях (табл. 8): при I стадии – у 5,0%, при II – у 3,1%, при III – у 9,8%, при IV– у 28,6% больных. Наиболее частой локализацией метастазов явились: пояснично-крестцовый отдел позвоночника и кости таза.

Таблица 8.
Результаты лечения больных РП в ЦКБ за период с 1980 по 2004 гг. в зависимости от стадии заболевания.

Вид прогрессирования I cт. II ст. III ст. IV ст. Всего
Местный рецидив 2 4 5 11
Метастазы в кости 12 10 16 32 70
Метастазы в другие органы 15 18 25 80 138
Всего 29 32 46 112 219

Солитарные метастазы обнаружены у 21 пациента, множественные – у 49 больных. Средний период до определения метастазов в кости у этих больных составил 39,6 (31,7-46,5) мес.: при I стадии — 55,9 (41,3-63,1) мес.; при II стадии – 49,9 (33,5-52,2) мес.; при III стадии — 40,7 (29,7-49,0) мес.

В качестве консервативного лечения чаще всего использовались бисфосфонаты (аредия, зомета), а также локальная лучевая терапия на фоне гормональных препаратов (антиэстрогенов, прогестинов или кортикостероидов). При сочетании костных и легочных метастазов наибольшее распространение получило лечение интерфероном (роферон А, интрон А по 3 млн. №10 через 3-4 недели).

Средняя продолжительность жизни больных с костными метастазами РП составила 34,5 мес.

Лучевая терапия метастазов в кости. При возникновении костных метастазов при различных формах злокачественных новообразований лучевая терапия является одним из наиболее эффективных симптоматических лечебных средств. Основные задачи лучевой терапии заключаются в достижении обезболивающего эффекта, профилактике патологических переломов, а также уменьшении признаков компрессии спинного мозга при поражении позвоночника. Уменьшение болевого синдрома наблюдается более чем у 70% больных и сохраняется на протяжении 5-7 мес., полное исчезновение болей — у 36% больных. Наряду с обезболивающим эффектом лучевая терапия способствует профилактике патологических переломов метастатически измененных костей, а также является методом выбора при метастазах в позвоночник со сдавлением спинного мозга перед оперативным вмешательством (ламинэктомия). В результате облучения костных метастазов наблюдается задержка роста опухоли, восстановление костной структуры на месте деструктивного процесса.

При определении показаний к назначению лучевой терапии при поражении позвоночника следует иметь в виду сроки возникновения и степень компрессии спинного мозга (тотальный или субтотальный блок), локализацию и распространенность поражения. Облучение предпочтительно начинать в первые дни повреждения (2-5 дней) при отсутствии признаков тотального поражения спинного мозга. Объем облучения определяется зоной поражения, при этом наряду с метастатически измененными позвонками в поле лучевого воздействия включаются рядом расположенные позвонки. Наиболее часто используется режим фракционирования по 4-5 Гр в сутки, 5-6 фракций до суммарных доз 20-28 Гр, что изоэффективно дозам 36-40 Гр. При локализации метастазов в шейном отделе позвоночника разовая доза уменьшается до 3 Гр и суммарная доза не превышает 18-21 Гр. Важно обеспечить иммобилизацию шейного отдела позвоночника во избежание поражения спинного мозга. Облучение позвоночника целесообразно проводить на фоне дегидратационной терапии кортикостероидами (дексаметазон 8-20 мг/сут.) для профилактики и уменьшения отека спинного мозга. При локализованном единичном поражении позвонка суммарная доза может быть увеличена до суммарных доз 45-50 Гр, при этом предпочтителен режим обычного фракционирования разовой дозой 2 Гр 5 раз в неделю. При множественном поражении позвоночника и выраженных болях у ослабленных больных целесообразно применение ускоренного курса облучения разовыми дозами 6-8 Гр 2-3 фракции с интервалом между ними 2-3 дня. Эти же положения относительно используемого режима фракционирования применимы и к другим локализациям метастазов в кости (ребра, трубчатые кости или кости таза). Чем более обширно поражение, тем крупнее используемые разовые дозы и короче курс облучения. При массивном генерализованном поражении костей скелета возможно применение тотального или субтотального облучения половины тела (СТО) с экранированием жизненно важных органов (легкие, сердце, почки). После проведения суммарных доз 15-20 Гр (при СТО) возможно достижение аналгезирующего эффекта в первые дни после облучения.

При генерализованном поражении костей при РМЖ возможно применение методики последовательного зонного облучения позвоночника, ребер, костей таза и трубчатых костей в сочетании с лучевым воздействием на гипофиз у рецептороположительных больных. Используется режим фракционирования разовой дозой 3-4 Гр 5-6 фракций до суммарных доз 18-24 Гр. При обширном метастатическом поражении костей, особенно при РПЖ, показано использование радиоактивного препарата стронций–89 с периодом полураспада 50,5 дней (метастрон). Введение препарата, содержащего дозу 150 МБк (4 мкюри) в 4 мл раствора приводит к уменьшению или даже полному исчезновению болей у 80% больных на срок 6 мес. Частицы распада радиоактивного стронция с максимальной энергией 1,5 Мэв и проникающей способностью до 8 мм преимущественно накапливаются в патологически измененной кости в местах усиленного обмена. Эффект наступает в сроки от 10 до 20 дней, немаловажным фактором является возможность амбулаторного лечения, а также повторного введения через 3 мес. Токсичность (лейко- и тромбоцитопения) проявляется у 20% больных, носит временный и обратимый характер.

Таким образом, лечение больных с метастатическим поражением костной ткани должно быть комплексным и основываться на рациональном применении системной терапии и локальных воздействий, которые используются в такой последовательности, чтобы, по возможности, достичь максимальной ликвидации симптомов при наименьшей токсичности используемых препаратов. Лучевая терапия при метастатическом поражении костной системы может быть использована практически у всех больных, и, несмотря на симптоматический характер воздействия, может значительно улучшить качество жизни тяжелого контингента онкологических больных.

Список литературы:

1. Алиев М.Д., Болотина Л.В., Тепляков В.В., Королева Л.А., Карпенко Ю.В., Титов Д.А. Применение зометы в лечении метастатического поражения костей скелета (клинический опыт) Актуальные вопросы клинической онкологии, Том 06/N 3/2004.

2. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Злокачественные новообразования в России и странах СНГ в 2000 г.

3. Моисеенко В.М., Семиглазов В.Ф., Тюляндин С.А. Современное лекарственное лечение местно-распространенного и метастатического рака молочной железы. 1997, с. 11–25.

4. Моисеенко В.М. “Естественная история” роста рака молочной железы. Практическая онкология: избранные лекции. Под ред. Тюляндин С.А.а и Моисеенко В.М.. 2004, с. 22.

5. Гарин А.М. Адъювантная и неоадъювантная химиотерапия. Противоопухолевая химиотерапия. Справочник под ред. Н.И. Переводчиковой. 1996, с. 176–7.

6. Тюляндин С.А. Системная терапия операбельного рака молочной железы. Практическая онкология: избранные лекции. Под ред. Тюляндин С.А.а и Моисеенко В.М.. 2004, c. 73–83.

7. Семиглазов В.Ф. Адъювантная химиотерапия рака молочной железы. Материалы IV Российской онкологической конференции. 2000; с 35–40.

8. Fisher B, Osborne K et al. Neoplasms of the Breast. Cancer medicine 3d edition. Ed. by J Holland et al. Philadelpia: Lea et Febiger, 1993.

9. Fleish H. Bisphosphonates in bone disease. Academic press, 2000.

10. Senartne SG, Pirianov G, Mansi JL et al. Bisphosphonates induce apoptosis in human breast cancer cell lines. Br J Cancer 2000; 82: 1459–68.

11. Bruce E Hillner, James N. Ingle, Roman T. Chlebowski, Julie Gralow et all. American Society of clinical oncology 2003 update on the role of bisphosphonates and bone health issues in women with breast cancer. J Clin Oncol November 1, 2003; 21 (21).

12. Boissier S, Ferrers M, Peyruchaud O et al. Bisphosphonates inhibit breast and prostate carcinoma cell invasion an early event in the formation of bone metastases. Cancer Res 2000; 60: 2949–54.

Метастазы в головной мозг — Заболевания

Современные технологии лечения продлевают жизнь онкологическим больным. Это приводит к тому, что пациенты “доживают” до метастазирования в те органы и системы, которые не вполне типичны для данной патологии.

Особенность поражения ЦНС – крайне неблагоприятный прогноз, который вынуждает клиницистов проводить из-за этого ургентные лечебные мероприятия даже при наличии диссеминации процесса и множественном поражении других органов и тканей. Однако своевременное и многокомпонентное лечение с учетом индивидуальных показаний позволяет продлить жизнь больных на многие месяцы и даже годы. При этом особое значение имеют быстрое установление диагноза и выбор тактики воздействия — лучевой и химиотерапии, таргетных средств и ингибиторов ангиогенеза, а также проведение в случае необходимости хирургического вмешательства.

В настоящее время не разработаны стандарты оказания помощи данной категории пациентов, и лечение проводят эмпирически в зависимости от подготовки и индивидуальных особенностей врача.

Для состояния данной категории пациентов характерны нестабильность, высокий риск развития отека головного мозга, особенно в связи с началом лучевой терапии. Это требует превентивного назначения глюкокортикоидов, обычно дексаметазона в дозе 8-36 мг/сут.

При выраженных симптомах назначение по 20 мг и более с последующим снижением до 4 мг 2 раза в сутки сопровождается регрессом неврологической патологии и боли. Однако, несмотря на позитивное влияние в плане купирования неврологических симптомов, выживаемость пациентов и частота ответов на проводимую противоопухолевую терапию не изменяются.

При одной только стероидной терапии продолжительность жизни не превышает 2 мес, лучевая терапия увеличивает ее до 5, а комбинация лучевой и химиотерапии позволяет добиться средней выживаемости порядка 6-9 мес. Средняя продолжительность жизни пациентов с высоким индексом Карновского, отсутствием менингеального и экстракраниального распространения, а также с ограниченным, поддающимся противоопухолевой терапии экстрацеребральным процессом может достигать года и более. Показанием к хирургическому вмешательству служат инфратенториальное поражение с признаками атаксии и солитарные метастазы большого объема (особенно кистозного строения), расположенные в гемисфере. При комбинации лучевой терапии с иссечением метастазов улучшаются показатели длительной выживаемости пациентов, что также наблюдают и в случае использования высокодозного прецизионного облучения (гамма- и кибер-нож). При множественных поражениях и необходимости облучения всего объема головного мозга режимы фракционирования не играют существенной роли.

Основной подход при проведении конвенциональной лучевой терапии по поводу метастазов в головном мозге – облучение всего его объема, обычно в ускоренном режиме, хотя рандомизированные исследования в этом направлении продолжаются. До введения этой высокоэффективной методики лучевой терапии в повседневную клиническую практику на рубеже 50-х годов ХХ в. медиана выживаемости данного контингента пациентов не превышала 1-2 мес. В большинстве ситуаций для профилактики отека в течение первых нескольких суток облучения необходимо назначение дексаметазона по 12-30 мг с последующим резким снижением дозы вдвое.

Используют два боковых противолежащих поля. Особое внимание обращают на адекватность включения в объем воздействия основания черепа и задней черепной ямки. При этом либо экранируют глаза, либо разворачивают поля в соответствии с проекцией основания черепа таким образом, чтобы нижние границы располагались на уровне II шейного позвонка Разовая очаговая доза может составлять от 2,5 до 4-5 Гр, суммарная – 20-35 Гр. Расчет проводят на срединную плоскость. Как правило, наблюдают выраженный регресс метастазов и купирование неврологической симптоматики. При этом в соответствии с рекомендациями МАГАТЭ практикуют увеличение РОД до 4 Гр с точки зрения экономической целесообразности, поскольку режимы фракционирования существенно не влияют на отдаленный прогноз. Следует учитывать, что существенно ускоренное фракционирование, в отличие от традиционного подведения дозы 30 Гр за 10 сеансов, может сопровождаться повышенным риском возникновения новых внутримозговых метастазов ввиду меньшей суммарной физической поглощенной дозы. Однако стандартным подходом в большинстве клиник остается ежедневное облучение всего объема головного мозга в дозе от 3 до 30-33 Гр. Боязнь отдаленных осложнений данного вида лечения часто оказывается гипертрофированной с учетом ожидаемой продолжительности жизни пациентов. Нарушение когнитивных функций у больных при тотальном облучении головного мозга отмечают сразу же после начала лучевой терапии. Это сохраняется после окончания лечения, однако оно ограничено лишь вербальной памятью и не должно служить поводом для отказа от лечения.

Наличие единичных метастазов подразумевает локальную добавку непосредственно на очаги до доз, эквивалентных 50-60 Гр, как правило, в ускоренном режиме фракционирования. При небольшом количестве метастазов (1-3) допустимо локальное конформное гипофракционное облучение (РОД 5-6 Гр, СОД 18-30 Гр). Особое внимание следует уделить одновременной или синхронной химиолучевой терапии. Нарушение проницаемости гематологического барьера ввиду опухолевого роста и/или хирургического вмешательства приводит к быстрому регрессу метастазов при назначении цитостатиков на фоне лучевого лечения. При этом неплохих результатов достигают при использовании препаратов, традиционно применяемых при данных нозологических формах, несмотря на якобы плохое их проникновение через ГЭБ. Активно испытывают в рамках синхронной химиолучевой терапии препараты нитрозомочевины – ломустин, кармустин, фотемустин (мюстофоран). В последние годы обнадеживающие результаты получены при использовании темозоломида (темодала), который изначально предназначался для лечения злокачественных глиом.

В случае стереотаксического лучевого воздействия проводят однократное облучение метастазов в дозе 20-30 Гр. Показания к этому методу – ограниченное количество депозитов (не более 5-10), максимальный их размер не более 3-4 см, отсутствие выраженного масс-эффекта и окклюзионной гидроцефалии. В определенном смысле стереотаксическое облучение конкурирует с оперативным вмешательством при комбинации этих методик с тотальным облучением головного мозга. Наилучших результатов при стереотаксической радиохирургии добиваются в случае небольших очагов, чей диаметр не превышает 1,5-2 см. При этом увеличение отступов от края опухоли свыше 1 мм не ведет к повышению эффективности облучения. Подобную тактику можно использовать даже при увеличении числа метастазов и их локализации в жизненно важных зонах – стволе головного мозга и кавернозном синусе. Медиана выживаемости при облучении на гамма-ноже варьирует от 5-6 мес при метастазах меланомы до года и более в случае почечно-клеточного рака. Очаговое поражение головного мозга без первично выявленной опухоли сопровождается наихудшими результатами лечения, выживаемость не превышает 3 мес. Однако при отсутствии экстракраниальных метастазов и проведении системной химиотерапии иногда добиваются приемлемых показателей. В некоторых центрах хирургическое удаление метастазов сопровождается установкой в послеоперационную полость системы с радиоактивным йодом-125 (GliaSite) или губки с химиопрепаратами (нитрозомочевиной, антрациклинами). При этом весьма перспективной представляют комбинацию данных методик с тотальным облучением головного мозга. Дополнение облучения всего объема головного мозга стереотаксической радиохирургией и/или операцией позволяет увеличить медиану выживаемости в 1,5-2 раза. Однако исследователи не прекращают споры о целесообразности комбинации послеоперационного стереотаксического облучения с тотальным воздействием на головной мозг. Комбинация стереотаксического и тотального облучения головного мозга не очень влияет на выживаемость пациентов по сравнению с одним лишь локальным воздействием, однако частота обнаружения новых очагов снижается примерно в 1,5 раза. Тотальное облучение головного мозга – адекватный метод как самостоятельного лечения метастатического поражения ЦНС, так и в комбинации со стереотаксическим облучением. Оно в первую очередь показано при множественных очагах поражения и неудовлетворительном общем состоянии больного. В случае резекции одиночных метастазов или радиохирургического вмешательства тотальное краниальное облучение служит разумным дополнением в большинстве клинических ситуаций.

При прогрессировании процесса и появлении новых метастазов в головном мозге возможно его повторное тотальное облучение. Показаниями служат хорошая эффективность и переносимость первого курса, срок не менее 6 месяцев после предыдущего лучевого воздействия и удовлетворительное общее состояние больного. При повторном облучении частота полных и частичных ответов может достигать 70%. Некоторые авторы призывают к более широкому применению в этих случаях стереотаксической радиохирургии.

Облучение пациентов с метастатическим поражением спинного мозга и/или позвоночника с переходом на нервные структуры осуществляют по тем же принципам. Обычно применяют заднее прямое вертебральное поле или два паравертебральных под углами с захватом поперечных отростков позвонков и отступами от границ поражения в краниокаудальном направлении порядка 2 см. Лучевую терапию проводят в ускоренном режиме – 3 Гр×10 раз, 4-5 Гр×4-5 раз ежедневно или (в амбулаторном режиме) 2-3 сеанса в 1 неделю. Так как разработаны экономически оправданные режимы фракционирования при метастазах в кости, отчетливо прослеживают тенденцию к однократному облучению спинного мозга в разовой поглощенной дозе 8 Гр. При этом его эффективность по критерию купирования и предупреждения болевого и неврологических (компрессия спинного мозга) синдромов не отличается от фракционированного. В случае необходимости возможно повторное воздействие. Изменение тактики лечения данного неблагоприятного контингента пациентов с использованием комбинации методов привело к увеличению средней продолжительности жизни до 1,5-2 лет и более при относительно торпидном течении основного заболевания. В настоящее время врачи общей лечебной практики должны рассматривать больных с метастатическим поражением головного мозга как подлежащих активному лечению, а не только симптоматической медикаментозной лучевой терапии.

Метастазы Печени: Лечение, Продолжительность Жизни, Специалисты

Безусловно, наиболее распространенными злокачественными новообразованиями в печени являются метастазы. Это раковые поражения, образующиеся из отдаленных опухолей.

Чаще всего в печень метастазируют следующие опухоли (в порядке убывания):

Метастазы в печени называются злокачественными вторичными опухолями, поскольку они удалены от первичных опухолей. Опухоли, которые происходят непосредственно из клеток печени, являются первичными опухолями печени, например, рак печени (гепатоцеллюлярная карцинома). Рассеяние опухолевых клеток происходит частично через кровоток (гематогенное рассеяние), частично через лимфатическую систему (лимфогенное рассеяние).

Опухоли органов пищеварения, такие как рак толстой кишки, желудка или поджелудочной железы, в основном распространяются гематогенно (через кровоток) через воротную вену в печень, главный орган, отвечающий за обмен веществ. При постановке диагноза метастазы в печени обычно уже множественные. Количество, внешний вид, размер и положение опухолевых образований имеют решающее значение, прежде всего, для планирования дальнейшего лечения.

Лечение опухолей печени обычно проводится междисциплинарной командой специалистов. К ним относятся абдоминальные хирурги (висцеральные хирурги), специализирующиеся на хирургии печени, радиологи , онкологи и патологи.

Злокачественные новообразования печени, как правило, подвергают хирургии печени с полным удалением опухолевой ткани. Зачастую, особенно при метастазах, что связано с запущенной стадией болезни, операция уже не вполне возможна. Но существуют различные терапевтические подходы, которые можно использовать для улучшения качества и продолжительности жизни пациента.

Особенно при метастазах прежде чем проводить хирургическое удаление, следует убедиться, что первичная опухоль, например, рак толстой кишки, вылечена и в организме нет других метастазов.

При метастазах в печени, например, при колоректальном раке (рак толстой кишки), у пациентов, у которых нет других проблем со здоровьем, может быть предпринята попытка хирургического удаления даже большого количества метастазов. Поскольку печень обладает очень быстрой способностью к регенерации, такое удаление опухолевых образований может быть выполнено в несколько этапов в случае сильного поражения органа (стадия резекции).

Если метастазы не могут быть полностью удалены в первую очередь из-за их большого количества или размера, можно восстановить резектабельность (полное удаление опухоли) с помощью химиотерапии или частичного удаления. Химиотерапия, которая проводится перед удалением опухоли, чтобы уменьшить новообразование, сделать его более операбельным, называется «неоадъювантной химиотерапией».

Метастазы, которые не удаляются хирургическим путем, обычно подвергают паллиативной химиотерапии (не лечит). Кроме того, существуют методы термоабляции, такие как радиочастотная абляция (РЧА) , при которой локальное повышение тепла уменьшает новообразования.

При так называемой «трансартериальной химиоэмболизации» (TACE) химиотерапевтическое средство вводится непосредственно в опухолевую ткань через катетерную систему в кровеносных сосудах. Это позволяет получить максимальное прямое действие с минимальными побочными эффектами для окружающих тканей и пациента.

Другим методом лечения, которое непосредственно воздействует на печень через катетер является селективная внутренняя лучевая терапия (SIRT). В этом случае радиоактивные частицы специально вводят в опухолевую ткань, чтобы действовать как можно более локально с наименьшим сопутствующим ущербом.

Современным методом уменьшения метастазов в печени является HIFU-терапия (фокусированный ультразвук высокой интенсивности). При таком методе опухолевые клетки нагреваются так сильно, что они «спекаются» и опухоль сжимается. Этот процесс все еще находится в состоянии развития, но многочисленные исследования показали, что терапия HIFU является успешным вариантом лечения с небольшим количеством побочных эффектов.

Согласно современному уровню знаний, особенно многообещающими являются концепции мультимодальной терапии, в которых хирургия печени, химиотерапия и тепловая терапия используются в сочетании.

Без хирургического удаления средний срок жизни при постановке диагноза зависит от первичной опухоли (источника метастазирования) и составляет около 4–8 месяцев. При полном хирургическом удалении метастазов в печени при раке толстой кишки, статистика показывает, что 5-летняя выживаемость достигается у 45 %, т.е. через 5 лет после операции живы 45 % онкологических больных.

Источники :

  • Внутренняя медицина, Герд Герольд и сотрудники, 2014 (Innere Medizin, Gerd Herold und Mitarbeiter, 2014)
  • Хирургия, Зиверт/Штайн, 9-е издание, Springer Verlag (Chirurgie, Siewert/Stein, 9. Auflage, Springer Verlag)

МЕТАСТАТИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПОЗВОНОЧНИКА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ. ФАКТОРЫ ПРОГНОЗА | Алиев

1. American Cancer Society. Cancer Facts & Figures 2012.http://www. cancer.org/acs/groups/content/@epidemiologysurveilance/documents/document/acspc-031941.pdf. Accessed April 1, 2013)

2. Mazeron J.J., Lang P., Simon J.M., Toubiana T., Feuvret L., Boisserie G. New devices in radiation oncology // Bull. Cancer. 2009. Vol. 94 (1). P. 109–113.

3. Coleman R.E. Clinical features of metastatic bone disease and risk of skeletal morbidity // Clin. Cancer. Res. 2006. Vol. 12 (20 Pt 2). 6243s–6249s.

4. Li B.T., Wong M.H., Pavlakis N. Treatment and Prevention of Bone Metastases from Breast Cancer: A Comprehensive Review of Evidence for Clinical Practice // J. Clin. Med. 2014. Vol. 3 (1). P. 1–24. doi:10.3390/jcm3010001

5. Chow E., Finkelstein J.A., Sahgal A., Coleman R.E. Metastatic cancer to the bone / In: V.T. DeVita, T.S. Lawrence, S.A. Rosenberg, eds. DeVita, Hellman, and Rosenberg’s Cancer: Principles & Practice of Oncology. 9th ed. Philadelphia, Pa: Lippincott Williams & Wilkins; 2011. P. 2192–2204.

6. Laufer I., Sciubba D.M., Madera M., Bydon A., Witham T.J., Gokaslan Z.L., Wolinsky J.P. Surgical management of metastatic spinal tumors // Cancer Control. 2012. Vol. 19 (2). P. 122–128.

7. Qu Q., Zong Y., Fei X.C., Chen X.S., Xu C., Lou G.Y., Shen K.W. The importance of biopsy in clinically diagnosed metastatic lesions in patients with breast cancer // World J. Surg. Oncol. 2014. Vol. 12. P. 93. doi: 10.1186/1477-7819-12-93.

8. Kuchuka B., Huttonb P., Morettoa T., Ngc C., Addisond L., Clemonsa M. Incidence, consequences and treatment of bone metastases in breast cancer patients – Experience from a single cancer centre // J. Bone Oncol. 2013. Vol. 2 (4). P. 137–144.

9. Каллистов В.Е., Николаев А.П., Одинцов С.В., Матякин Г.Г., Чуприк-Малиновская Т.П., Виноградова Н.Н. Основные подходы и результаты консервативного лечения больных с метастазами в кости // IX Российский онкологический конгресс. М., 2005.

10. Nishimura R., Arima N. Is triple negative a prognostic factor in breast cancer? // Breast Cancer. 2008. Vol. 29 (4). P. 303–308. doi: 10.1007/s12282-008-0042-3.

11. Ulmar B., Richter M., Cakir B., Brunner A., Puhl W., Huch K. Surgical treatment and prognosis factors in spinal metastases of breast cancer // Z. Orthop. Ihre Grenzgeb. 2005. Vol. 143 (2). P. 186–194.

12. Ripamonti C., Trippa F., Barone G., Maranzano E. Prevention and Treatment of Bone Metastases in Breast Cancer // J. Clin. Med. 2013. Vol. 2. P. 151–175. doi:10.3390/jcm2030151

13. Shehadi J.A., Sciubba D.M., Suk I., Suki D., Maldaun M.V., McCutcheon I.E., Nader R., Theriault R., Rhines L.D., Gokaslan Z.L. Surgical treatment strategies and outcome in patients with breast cancer metastatic to the spine: a review of 87 patients // Eur. Spine J. 2007. Vol. 16 (8). P. 1179–1192.

14. Berry D.A., Cirrincione C., Henderson I.C., Citron M.L., Budman D.R., Goldstein L.J., Martino S., Perez E.A., Muss H.B., Norton L., Hudis C., Winer E.P. Estrogenreceptor status and outcomes of modern chemotherapy for patients with node-positive breast cancer // JAMA. 2009. Vol. 295 (14). P. 1658–1667.

15. Jemal A., Siegel R., Ward E. et al. Cancer statistics // CA Cancer J. Clin. 2011. Vol. 57. P. 43–66.

16. Lin N.U., Thomssen C., Cardoso F., Cameron D., Cufer T., Fallowfield L., Francis P.A., Kyriakides S., Pagani O., Senkus E., Costa A., Winer E.P. International guidelines for management of metastatic breast cancer (MBC) from the European School of Oncology (ESO) – MBC Task Force: Surveillance, Staging, and Evaluation of Patients with Early Stage and Metastatic Breast Cancer // Breast 2013. Vol. 22 (3). P. 203–210. doi: 10.1016/j.breast.2013.03.006.

17. Hims I.K., Ditsch N., Lenhard M.S. et al. Prognostic impact of local therapy of the primary tumor in metastatic breast cancer // ASCO Ann Meet, June 1–5, Chicago: Gen Poster Sess. J. Clin. Oncol. 2012. Vol. 30 (Suppl.) Abstr. 1114.

18. Reips U.D., Funke F. Interval-level measurement with visual analogue scales in Internet-based research: VAS Generator // Behav. Res. Methods. 2008. Vol. 40 (3). P. 699–704.

19. Ahn S.G., Lee H.M., Cho S.H., Lee S.A., Hwang S.H., Jeong J., Lee H.D. Prognostic factors for patients with bone-only metastasis in breast cancer // Yonsei Med. J. 2013. Vol. 54 (5). P. 1168–1177. doi: 10.3349/ymj.2013.54.5.1168.

20. Witham T.F., Khavkin Y.A., Gallia G.L., Wolinsky J.P., Gokaslan Z.L. Surgery insight: current management of epidural spinal cord compression from metastatic spine disease // Nat. Clin. Pract. Neurol. 2006. Vol. 2 (2). P. 87–94.

21. Bentzon N., Düring M., Rasmussen B.B., Mouridsen H., Kroman N. Prognostic effect of estrogen receptor status across age in primary breast cancer // Int. J. Cancer. 2010. Vol. 122 (5). P. 1089–1094.

22. Sun J.M., Han W., Kim D.W. et al. Clinical relevance of Her-2 expression in node-negative breast cancer patients // Proc. ASCO. 2010. Vol. 23. Abstr. 598.

23. Penault-Lorca F., Cayre A., Bouchet Mishellany F., Amat S., Feillel V., Le Bouedec G., Ferrière J.P., De Latour M., Chollet P. Induction chemotherapy for breast carcinoma: predictive markers and relation with outcome // Int. J. Oncol. 2006. Vol. 22 (6). P. 1319–1325.

24. Loehberg C.R., Almstedt K., Jud S.M., Haeberle L., Fasching P.A., Hack C.C., Lux M.P., Thiel F.C., Schrauder M.G., Brunner M., Bayer C.M., Hein A., Heusinger K., Heimrich J., Bani M.R., Renner S.P., Hart- mann A., Beckmann M.W., Wachter D.L. Prognostic relevance of Ki-67 in the primary tumor for survival after a diagnosis of distant metastasis // Breast Cancer Res. Treat. 2013. Vol. 138 (3). P. 899–908. doi: 10.1007/s10549-013-2460-y.

25. DeVita V.T. Jr., Chu E. A history of cancer chemotherapy // Cancer Res. 2008 Vol. 68 (21). P. 8643–8653.

26. Carey L.A., Perou C.M., Livasy C.A., Dressler L.G., Cowan D., Conway K., Karaca G., Troester M.A., Tse C.K., Edmiston S., Deming S.L., Geradts J., Cheang M.C., Nielsen T.O., Moorman P.G., Earp H.S., Millikan R.C. Race, breast cancer subtypes, and survival in the Carolina Breast Cancer Study // JAMA. 2006. Vol. 295 (21). P. 2492–2502.

27. Parker J.S., Mullins M., Cheang M.C., Leung S., Voduc D., Vickery T., Davies S., Fauron C., He X., Hu Z., Quackenbush J.F., Stijleman I.J., Palazzo J., Marron J.S., Nobel A.B.,Mardis E., Nielsen T.O., Ellis M.J., Perou C.M., Bernard P.S. Supervised risk predictor of breast cancer based on intrinsic subtypes // J. Clin. Oncol. 2009. Vol. 27 (8). P. 1160–1167. doi: 10.1200/JCO.2008.18.1370.

Метастазы в позвоночник — причины, симптомы, диагностика и лечение, прогноз

Метастазы в позвоночник – вторичное злокачественное поражение позвоночного столба, возникающее при миграции опухолевых клеток из очага, расположенного в другом органе. Проявляются болями, нарушениями чувствительности и движений, парезами, параличами, тазовыми расстройствами, гиперкальциемией и патологическими переломами. Диагноз «метастазы в позвоночник» устанавливают с учетом анамнеза, общего и неврологического осмотра, рентгенографии позвоночника, КТ позвоночника и других диагностических процедур. Лечение – химиопрепараты, радиотерапия, гормональная терапия, ламинэктомия, стабилизирующая операция.

Общие сведения

Метастазы в позвоночник – вторичные очаги злокачественной опухоли другой локализации, поражающие позвонки и близлежащие анатомические структуры. Являются самым распространенным вторичным злокачественным поражением скелета. Составляют 13% от общего количества онкологических заболеваний. Встречаются чаще первичных неоплазий позвоночного столба. В 80% случаев метастазы в позвоночник диагностируются при раке легких, раке молочной железы и предстательной железы. Нередко обнаруживаются при саркомах и лимфомах. Может поражаться любой отдел позвоночника. Чаще страдают грудной и поясничный отделы, в шейном отделе метастазы в позвоночник выявляются относительно редко. Прогноз неблагоприятный. Лечение проводят специалисты в сфере онкологии и вертебрологии.

Метастазы в позвоночник

Классификация метастазов в позвоночник

С учетом характерных изменений костного вещества выделяют два вида метастазов в позвоночник:

  • Остеолитические (остеокластические) вторичные очаги – характеризуются преимущественной активизацией остеокластов, растворяющих костную ткань. Сопровождаются видимым на рентгенограммах снижением высоты позвонков.
  • Остеобластические (остеосклеротические) метастазы в позвоночник – характеризуются бесконтрольным разрастанием и увеличением плотности костной ткани. На рентгенограммах проявляются «пятнистостью», изменением формы и увеличением объема пораженной кости. Наряду с телами в процесс могут вовлекаться дуги и отростки позвонков.

Морфологическая структура метастазов в позвоночник отличается большой вариабельностью и зависит от типа первичной неоплазии. В процессе гистологического исследования могут выявляться высоко- средне- и низкодифференцированные и анапластические карциномы, плоскоклеточный рак и прочие типы злокачественных новообразований.

Симптомы метастазов в позвоночник

Первым проявлением обычно становится болевой синдром. Боли чаще тупые, ноющие, локальные либо распространяющиеся за пределы уровня поражения. Неинтенсивные боли при метастазах в позвоночник могут напоминать аналогичный симптом при остеохондрозе, однако отличаются от него большей стойкостью и быстрым прогрессированием. На ранних этапах болезненность при метастазах в позвоночник может быть незначительной, провоцироваться постукиванием по позвонкам, поворотами шеи или подъемом выпрямленной нижней конечности.

В последующем боли становятся постоянными, сохраняются в покое. Типичной особенностью метастазов в позвоночник являются ночные боли. Возможна стойкая локальная болезненность, на фоне которых возникает ощущение «ударов током» при движениях. Места «ударов» совпадают с проекцией корешков. При метастазах в позвоночник в области шеи боли иррадиируют в верхние конечности, при поражении грудного отдела опоясывают туловище, при локализации в поясничном либо крестцовом отделе отдают в нижние конечности.

При прогрессировании процесса возникают корешковые расстройства в виде пояснично-крестцового либо шейно-плечевого радикулита. В ходе неврологического осмотра у больных с метастазами в позвоночник выявляются положительные симптомы Нери, Ласега, посадки Минора и т. д. У некоторых пациентов определяются расстройства болевой чувствительности по корешковому типу. Для корешковых болей при метастазах в позвоночник характерна определенная цикличность: на начальном этапе поражения очередного корешка интенсивность болевого синдрома нарастает, после его полного разрушения исчезает, чтобы затем появиться вновь при распространении на следующий корешок.

У больных с метастазами в позвоночник обнаруживаются полиневропатии в виде парестезий, снижения чувствительности по типу чулок и перчаток, гипергидроза и покраснения дистальных отделов конечностей. Парезы и параличи при метастазах в позвоночник развиваются внезапно либо постепенно. Наблюдаются нарушения движений и чувствительности в сочетании с тазовыми расстройствами. Особенности клинической картины определяются уровнем поражения, скоростью прогрессирования компрессии, расположением метастаза по отношению к спинному мозгу и особенностями кровоснабжения пораженной зоны. Синдром Броун-Секара при метастазах в позвоночник встречается редко.

При усиленной резорбции костной ткани может развиваться гиперкальциемия, проявляющаяся сонливостью, заторможенностью, эмоциональной лабильностью, ухудшением памяти, когнитивными расстройствами, мышечно-суставными болями, ухудшением аппетита, нарушениями пищеварения, аритмией, повышением артериального давления, кожным зудом и другими симптомами. Гиперкальциемические расстройства усугубляют состояние больного. Наряду с перечисленными выше проявлениями, вызванными метастазами в позвоночник, у пациента могут выявляться симптомы, обусловленные первичной неоплазией и метастазами, расположенными за пределами позвоночного столба.

Диагностика метастазов в позвоночник

Диагноз выставляется с учетом истории болезни, клинических проявлений и дополнительного обследования. При изучении анамнеза обращают внимание на наличие злокачественных опухолей, способных к метастазированию в область позвоночного столба. При этом онкологи учитывают, что симптомы метастазов в позвоночник могут возникать как одновременно или почти одновременно с проявлениями первичной неоплазии, так и через несколько месяцев либо даже лет после ее радикального лечения. Отсутствие в анамнезе онкологического заболевания не является поводом для исключения метастазов в позвоночник. Иногда определить локализацию первичного процесса не удается, несмотря на проведение комплексного обследования пациента.

О наличии онкологического заболевания свидетельствует положительный анализ крови на онкомаркеры. На начальном этапе диагностики больным с подозрением на метастазы в позвоночник назначают рентгенографию позвоночника. На ранних стадиях метастазирования рентгенологические признаки поражения позвонков могут отсутствовать, поэтому при отрицательном результате исследования пациентов с подозрением на метастазы в позвоночник направляют на сцинтиграфию, КТ и МРТ позвоночника. Для выявления первичной неоплазии и вторичных очагов проводят УЗИ органов брюшной полости, рентгенографию органов грудной клетки, маммографию и другие диагностические процедуры. Дифференциальную диагностику метастазов в позвоночник осуществляют с сосудистыми поражениями, последствиями воспалительных заболеваний, вторичной демиелинизацией и первичными неоплазиями позвоночного столба.

Лечение метастазов в позвоночник

План лечения определяется типом и распространенностью первичного новообразования, общим состоянием пациента, объемом и проявлениями метастазов в позвоночник. Основными целями терапии являются уменьшение болевого синдрома, предотвращение или устранение сдавления спинного мозга, улучшение качества и увеличение продолжительности жизни пациентов. В процессе лечения метастазов в позвоночник используются химиопрепараты, дифосфонаты, лучевая терапия, гормональная терапия и оперативные вмешательства.

Решение о необходимости химио- и радиотерапии при метастазах в позвоночник принимают с учетом чувствительности первичной опухоли. При гормонально зависимых неоплазиях осуществляют гормональную терапию. Для подавления резорбции кости и устранения гиперкальциемии назначают дифосфонаты. Хирургические вмешательства при метастазах в позвоночник обычно носят паллиативный характер. Показаниями к операции являются интенсивные боли, прогрессирующее сдавление спинного мозга, острый корешковый синдром при нестабильности позвоночника и патологический перелом пораженного позвонка со сдавлением спинного мозга. Объем вмешательства зависит от состояния больного с метастазами в позвоночник, прогноза заболевания, типа неоплазии и распространенности поражения в области позвоночного столба. Все операции при метастазах в позвоночник можно разделить на две группы: декомпрессивные и декомпрессивно-стабилизирующие.

Декомпресивные операции (ламинэктомии) относительно просты и легче переносятся больными. Их основным недостатком является высокая вероятность повторного ухудшения состояния пациентов вследствие прогрессирования метастазов и нестабильности позвоночного столба, обусловленной ламинэктомией. Декомпрессивно-стабилизирующие операции (с использованием фиксаторов, имплантатов, ауто- и аллотрансплантатов) позволяют рано активизировать больных, обеспечивают долговременный эффект и существенно улучшают качество жизни пациентов с метастазами в позвоночник. Основными недостатками таких вмешательств являются их высокая травматичность, невозможность проведения при тяжелом состоянии и диссеминированных процессах.

Прогноз при метастазах в позвоночник

Метастазы в позвоночник возникают при IV стадии онкологического процесса, которая считается прогностически неблагоприятной. Вместе с тем, метастазы в кости протекают достаточно благоприятно в сравнении с вторичными поражениями висцеральных органов. Средняя продолжительность жизни при метастазах в позвоночник составляет от 1 до 2 лет. В качестве неблагоприятных прогностических факторов рассматривают быстрый агрессивный рост первичной неоплазии, множественные метастатические поражения различных органов, непродолжительный период времени между терапией первичного новообразования и возникновением метастазов в позвоночник, большой размер метастатической опухоли, отсутствие признаков склероза на рентгенограммах позвонков до и после терапии, тяжелое состояние пациента. Благоприятными прогностическими факторами являются медленный рост первичной опухоли, одиночный характер метастазов в позвоночник, небольшой размер вторичной неоплазии, наличие признаков склероза на рентгенограммах до и после терапии, удовлетворительное состояние больного.

Метастазы в позвоночник: фон, патофизиология, прогноз

Автор

Виктор Це, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук  Клинический профессор (аффилированная линия клинических преподавателей), кафедра нейрохирургии, Медицинская школа Стэнфордского университета; Нейрохирург, Kaiser Neuroscience of Northern California

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Соавтор (ы)

Мазияр Калани, MD  доцент, Медицинская школа Аликс клиники Майо; Консультант по нейрохирургии, Mayo Clinic Arizona

Мазияр Калани, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация неврологических хирургов, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, Конгресс нейрохирургов

Раскрытие информации: Serve(d) as директор, должностное лицо, партнер, сотрудник, советник, консультант или попечитель: CarboFix; Новасив; Medtronic
Получила доход в размере, равном или превышающем 250 долларов США, от: Nuvasive; Медтроник.

Редакционная коллегия специалистов

Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор Фармацевтического колледжа Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получал зарплату от Medscape за трудоустройство. для: Медскейп.

Хорхе С. Катта, доктор медицинских наук  Руководитель, заместитель директора программы, профессор кафедры неврологии Медицинского колледжа Университета Иллинойса в Пеории

Хорхе С. Катта, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Неврологическая ассоциация, Нью-Йоркская академия наук

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

Стивен А. Берман, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования  Профессор неврологии Медицинского колледжа Университета Центральной Флориды Неврология, Phi Beta Kappa

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Прогнозирование выживаемости пациентов с метастазами в позвоночник: результаты рандомизированного исследования лучевой терапии

Задний план: Адекватный прогноз выживаемости важен при принятии решения о лечении пациентов с симптоматическими метастазами в позвоночник.Авторы рассмотрели 342 пациента с болезненными метастазами в позвоночник без неврологических нарушений, получавших консервативное лечение в рамках большого проспективного рандомизированного исследования лучевой терапии. Изучены ответ на лучевую терапию и прогностические факторы выживания.

Методы: Использовалась база данных Голландского исследования метастазов в кости. Ответ на лечение и прогностические факторы общей выживаемости (ОВ) изучали с использованием регрессионной модели Кокса.Для прогнозирования ОВ была разработана система подсчета очков.

Результаты: Ответы были отмечены у 73% пациентов. У 3% пациентов о компрессии спинного мозга сообщалось в среднем через 3,5 месяца после рандомизации. Медиана общей выживаемости составляла 7 месяцев, а значимыми предикторами выживаемости были оценка по шкале Карновского, первичная опухоль (многофакторный анализ; оба P <0,001) и отсутствие висцеральных метастазов (многофакторный анализ; P = 0.02). Была разработана система оценки, основанная на этих предикторах, и 34% пациентов были в группе А (медиана ОВ = 3,0 месяца), 48% пациентов были в группе В (медиана ОВ = 9,0 месяцев) и 18% пациентов находились в группе А. Группа С (медиана ОВ = 18,7 мес). Группу С составили пациентки с карциномой молочной железы, хорошими показателями и отсутствием висцеральных метастазов.

Выводы: Большинство пациентов с метастазами в позвоночник имеют ограниченную продолжительность жизни, и к ним следует относиться с осторожностью в отношении хирургических вмешательств.Лучевая терапия является безопасным и эффективным неинвазивным методом лечения боли. Новая система оценки позволит врачам выбирать пациентов, которые могут прожить достаточно долго, чтобы получить пользу от более радикального лечения.

Общая выживаемость после операции по поводу метастазов в позвоночник улучшилась за последние два десятилетия

Послеоперационная выживаемость после операции по поводу метастазов в позвоночник за последние 20 лет улучшилась, особенно у пациентов с опухолями почек, молочной железы, легких и толстой кишки с метастазами в позвоночник, согласно ретроспективному анализу пациентов, проходивших лечение в Мемориальном онкологическом центре имени Слоана-Кеттеринга (MSK). ).Наши результаты подчеркивают важность квалифицированной онкологической помощи пациентам с метастатическими опухолями позвоночника.

Исследование, опубликованное недавно в журнале Neurosurgery , было первым, в котором изучались продольные тенденции выживаемости после операции у пациентов с метастатическим поражением позвоночника. Мы оценили общую выживаемость (ОВ) у 1515 онкологических больных, перенесших операцию по поводу метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга или механической нестабильности, связанной с опухолью, в период с января 1998 г. по декабрь 2017 г. (1)

Медиана ОВ после операции составила 8,5 месяцев (95% ДИ: 7,6–9,4) для всей когорты, в которую входили пациенты с раком молочной железы, предстательной железы, почечно-клеточного рака, толстой кишки, легких, щитовидной железы и кожи. OS улучшалась на один процент с каждым последующим годом операции (p = 0,12), что в сумме составило 20 процентов за период исследования. (1)

Ни один конкретный год не был связан со значительным улучшением выживаемости для всей когорты. Однако субанализ показал значительное улучшение выживаемости после 2016 г. для пациентов с раком молочной железы и после 2011 г. для пациентов с почечно-клеточным раком.ОВ ежегодно улучшалась у пациентов с почечно-клеточным раком, раком легких и толстой кишки, но не у пациентов с раком щитовидной железы, предстательной железы, саркомой и раком кожи с метастазами в позвоночник. Пациенты с синхронным метастатическим заболеванием имели значительно более высокую медиану общей выживаемости 0,94 года по сравнению с 0,63 года для пациентов с метахронным заболеванием (p = 0,00001). (1)

Несмотря на то, что исследователи добились значительного прогресса в определении специфических для пациента предикторов выживаемости, включая мишени для ингибиторов тирозинкиназы, моноклональных антител и гормональной терапии,   (4) пациента с таргетируемыми драйверами опухоли представляют собой лишь часть населения, перенесшего операцию по поводу метастазов в позвоночник.Таким образом, местонахождение первичной опухоли остается важным предиктором выживаемости, что подтверждается нашим настоящим исследованием. (1)

В центре MSK мы являемся лидерами в лечении метастазов в позвоночник. Многие центры по всему миру приняли наши модели лечения, которые включают минимально инвазивную хирургию позвоночника, передовые методы лучевой терапии и интервенционные процедуры. Два десятилетия назад наша междисциплинарная команда разработала NOMS Framework, научно обоснованный подход к определению оптимальной терапии пациентов с метастазами в позвоночник.Он включает в себя неврологическую, онкологическую, механическую нестабильность и системные заболевания и со временем был адаптирован для интеграции достижений в области лучевой терапии, хирургии и системной терапии. (5)

Позвоночник является одним из наиболее частых мест метастатического поражения. Лечение метастатических опухолей позвоночника выполняет важную паллиативную функцию, улучшая или сохраняя качество жизни, неврологическую функцию и стабильность позвоночника.

В рандомизированном контролируемом исследовании Patchell et al.обнаружили, что хирургическое вмешательство с последующей лучевой терапией приводило к лучшим функциональным результатам и контролю боли по сравнению с только лучевой терапией у пациентов с симптоматическими солидными метастазами в позвоночник. Кроме того, операция привела к более высокой вероятности восстановления способности к передвижению, большей продолжительности сохранения способности к передвижению и небольшому преимуществу в выживаемости. (6)

Хирургическое вмешательство определенно улучшает качество жизни пациентов с симптоматическими метастазами в позвоночник, , неврологический и функциональный статус с выживаемостью. (9) Также появляются данные об улучшении выживаемости при абляционной терапии олигометастатического заболевания. (10)

За последние 20 лет достижения в области ранней диагностики и лечения значительно повысили ОВ у онкологических больных. (11) Например, пятилетняя относительная выживаемость улучшилась с 35 процентов в период с 1950 по 1954 год до 70 процентов в период с 2009 по 2015 год. с минимальной информацией о тенденциях выживаемости, доступной для пациентов с последним.Было неясно, было ли улучшение выживаемости у пациентов, нуждающихся в хирургическом вмешательстве по поводу метастатического поражения позвоночника, потому что пациенты находились на разных этапах лечения. (13)

При принятии решения о лечении пациентов с метастазами в позвоночник необходимо тщательно учитывать ожидаемую выживаемость и качество жизни. Поскольку для пациентов с метастатическим раком становится доступным все больше терапевтических агентов и потенциальной терапии спасения, предполагается, что более длительная выживаемость приводит к более длительной послеоперационной выживаемости, уделяя больше внимания поддержанию качества жизни и прочному локальному контролю опухоли. (14) , (15) , (16) , (17) , (18)

Back to top

Дизайн исследования

Мы проанализировали результаты выживаемости пациентов старше 18 лет, перенесших хирургическое вмешательство по поводу метастатического поражения позвоночника в центре MSK в период с января 1998 г. по декабрь 2017 г.

Система принятия решений NOMS определяла разработку индивидуальных планов лечения для всей когорты. (1)

Первичные хирургические показания включали выраженную метастатическую эпидуральную компрессию спинного мозга и/или механическую нестабильность. Всем пациентам, нуждающимся в декомпрессии спинного мозга, проводилась гибридная терапия, состоящая из операции по разделению и лучевой терапии. Пациентам, которым требовалась стабилизация позвоночника, инструменты устанавливали открытым или малоинвазивным задним доступом. Хирургическая техника была единой и не менялась в зависимости от типа опухоли во времени. Для пациентов, перенесших несколько оперативных вмешательств, первой операцией была индексная операция.Всем пациентам также проводилась лучевая терапия с использованием обычного внешнего луча или стереотаксической лучевой терапии тела. (1)

Синхронное заболевание определялось как операция по поводу метастазов в позвоночник в течение трех месяцев после постановки диагноза первичного рака. Метахронное заболевание определяли как метастазы в позвоночник, возникающие через три месяца или позже после постановки диагноза первичного рака. (1)

В то время как исследователи добились значительного прогресса в определении предикторов выживаемости для конкретных пациентов… пациенты с целевыми факторами опухоли представляют собой лишь часть населения, подвергающегося хирургическому вмешательству по поводу метастазов в позвоночник.Таким образом, локализация первичной опухоли остается важным предиктором выживаемости.

Илья Лауфер Нейрохирург и директор программы малоинвазивной хирургии опухолей позвоночника; Соруководитель отделения нейрореанимации Back to top

Результаты исследования

Средний возраст на момент хирургического вмешательства составил 60 лет (от 18 до 92 лет), при этом мужчины составляли 60 процентов исследуемой популяции. Во всей когорте было 25 различных типов рака, при этом метастатический рак легких, молочной железы, предстательной железы, почки, толстой кишки, кожи, саркома и рак щитовидной железы составляли 75 процентов случаев. (1)

Большинство метастазов локализовались в грудном отделе позвоночника (62%), поясничном (25%), шейном (11%) и крестцовом (1,4%). Объем хирургических вмешательств увеличивался с течением времени, при этом 43 процента операций были проведены в период с 2013 по 2017 год. Мы наблюдали улучшение ОВ на один процент с каждым последующим годом в течение 20 лет (p = 0,12). Рекурсивный анализ разделения (RPA) не выявил разделенного года для улучшения выживаемости. (1)

30-дневная смертность для всей когорты составила 5,5 процента, а 90-дневная смертность — 23,7 процента. Статистически значимого изменения 30- и 90-дневной смертности за период исследования не произошло (p = 0,81 и p = 0,99 соответственно). (1)

Примечательно, что мы обнаружили следующие значительные различия в результатах выживаемости среди первичных опухолей: (1)

Рак почки

В общей сложности 208 пациентов (14 процентов) перенесли операцию по лечению рака почки с метастазами в позвоночник.Медиана ОВ составила 11,6 месяца (95% ДИ: 9,1–13,9). Послеоперационная выживаемость улучшалась на 3% (95% ДИ: 1–6%) с каждым последующим годом (p = 0,01). RPA показал, что у пациентов, перенесших операцию после 2010 г., риск смерти снизился на 41% по сравнению с теми, кто перенес операцию до 2011 г. (95% ДИ: 20–57%). У пациентов, перенесших операцию до 2011 г., медиана ОВ составила 9,4 месяца (95% ДИ: 6,1–12,1), тогда как у тех, кто перенес операцию после 2010 г., ОВ была намного выше — 16,3 месяца (95% ДИ: 10,7–25,9). Наконец, 90-дневная смертность снизилась с 17 процентов до восьми процентов после 2010 года (p = 0.049). Не было статистически значимого изменения 30-дневной смертности. (1)

Рак молочной железы

Медиана общей выживаемости составила 16,6 месяца (95% ДИ: 12–24,5) у 149 пациентов, перенесших операцию по поводу метастатического рака молочной железы в позвоночник. Мы не обнаружили статистически значимой годовой тенденции к улучшению ОС. Тем не менее, RPA выявила статистически значимое 69-процентное (95% ДИ: 23–87%) снижение риска смерти среди пациентов, перенесших операцию после 2016 года, с медианой ОВ 14 месяцев (95% ДИ: 9.3–20,4) среди оперированных до 2015 г. Статистически значимых различий в 30-дневной и 90-дневной летальности не было. (1)

Рак легких

Медиана ОВ составила 4,6 месяца (95% ДИ: 3,7–5,4) у 309 пациентов (20%), перенесших операцию по поводу метастазов рака легких в позвоночник. Наблюдалось двухпроцентное (95% ДИ: 0–5%) улучшение выживаемости с каждым прогрессивным годом операции (p = 0,03). RPA не выявила разделения по году операции и ее связи с ОС. (1)

Рак толстой кишки

Медиана общей выживаемости составила 7 месяцев (95% ДИ: 5,0–8,3) у 99 пациентов (семь процентов), перенесших операцию по поводу метастатического рака толстой кишки в позвоночник. Наблюдалось пятипроцентное (95% ДИ: 2–9%) улучшение ОВ с каждым последующим годом операции (p = 0,005). Как и при раке легкого, РПА не выявила разделения по году операции и его связи с ОС. (1)

Щитовидная железа, простата, саркома и рак кожи

Мы не обнаружили существенных тенденций в ОВ у пациентов с метастазами рака щитовидной железы, предстательной железы, саркомы и рака кожи. (1)

Метахронное и синхронное метастатическое заболевание

Пациенты с синхронными метастазами в позвоночник, нуждающиеся в хирургическом вмешательстве, имели статистически значимо большую медиану общей выживаемости 11,3 месяца (95% ДИ: 9,4–13,4) по сравнению с 7,6 месяца (95% ДИ: 6,7–8,6) у пациентов, перенесших операцию по поводу метахронных метастазов в позвоночник (р < 0,05). (1)

У пациентов с раком легкого, перенесших операцию по поводу синхронного метастатического заболевания, общая выживаемость составила 5 месяцев (95% ДИ: 3.7-6,7), значительно лучше, чем 4,1 месяца (95% ДИ: 3,2-5,4) для их коллег с метахронным метастатическим заболеванием (p = 0,02). У пациентов с синхронными метастазами рака предстательной железы выживаемость значительно улучшилась и составила 20,3 месяца (95% ДИ: 5,4–28) по сравнению с 7,4 месяца (95% ДИ: 5,6–9,8) у пациентов с метахронным заболеванием (р = 0,03). (1)

Интересно, что у пациентов с метахронным раком кожи с метастазами в позвоночник наблюдалась более длительная выживаемость 5,2 месяца (95% ДИ: ¾–7,3) по сравнению с 2,8 месяца (95% ДИ: 1.7–4.1) для пациентов с синхронными метастазами (p = 0,04), что подтверждает потенциальное рассмотрение дополнительных линий системной терапии у отдельных пациентов. Анализ RPA не выявил разделения по году операции и его связи с ОВ у пациентов как с синхронными, так и с метахронными метастазами. Тем не менее, наблюдалось улучшение выживаемости на один процент с каждым прогрессивным годом операции у пациентов, перенесших операцию по поводу метахронных метастазов (p = 0,06). (1)

Back to top

За последние два десятилетия новые гормональные и химиотерапевтические препараты, таргетная терапия и иммунотерапия привели к повышению показателей выживаемости онкологических больных в целом. (19) (20) Достижения в области методов лучевой терапии позволили проводить целенаправленное облучение высокими дозами и абляционное облучение без ущерба для здоровых тканей. (21) Хирургические технологии и методы также улучшились, что привело к лучшей интраоперационной визуализации и навигации, методам резекции опухоли, функциональному восстановлению и минимально инвазивным подходам. Вместе эти достижения привели к повышению выживаемости за счет снижения риска местного рецидива первичной опухоли и улучшения системного и местного контроля метастатического заболевания.

В нашем настоящем исследовании улучшения, которые мы наблюдали в послеоперационной выживаемости пациентов с раком почек, легких и толстой кишки с метастазами в позвоночник, показали изменения, аналогичные улучшениям выживаемости в общей популяции с этими видами рака. (1)

В центре MSK преданные своему делу специалисты многопрофильной службы лечения опухолей позвоночника оценивают и лечат более 1500 опухолей позвоночника в год. Мы создаем индивидуальный план лечения для каждого пациента, чтобы улучшить неврологическую функцию и подвижность, стабилизировать позвоночник, контролировать рост опухоли и улучшить качество жизни.

Каждый хирург оперирует более 150 опухолей позвоночника и спинного мозга ежегодно, но большинство пациентов эффективно лечатся с помощью неинвазивной стереотаксической лучевой терапии или протонно-лучевой терапии. Лучевая терапия иногда сочетается с чрескожной кифопластикой для обеспечения поддержки и облегчения боли. Сочетание разделительной хирургии с радиохирургией произвело революцию в нашей способности обеспечивать эффективный контроль над опухолью, уменьшать количество осложнений, сокращать сроки пребывания в стационаре и быстро возвращать пациентов к системной терапии.

В настоящее время мы проводим четыре клинических испытания для пациентов с метастазами в позвоночник:

Исследование частично финансировалось за счет гранта поддержки NIH/NCI P30 CA008748. Авторы не имеют личной, финансовой или институциональной заинтересованности в каких-либо препаратах, материалах или устройствах, описанных в исследовании. Доктор Лауфер раскрывает информацию о консалтинге для Depuy/Synthes, Medtronic, Spinewave, Brainlab и Globus. Доктор Билски раскрывает лицензионные отчисления для Depuy/Synthes и Globus.

Back to top

Метастатическое заболевание позвоночника: следует ли отказывать пациентам с малой ожидаемой продолжительностью жизни в хирургическом лечении? Международное ретроспективное когортное исследование | Нейрохирургия

Аннотация

ПРЕДПОСЫЛКИ

Несмотря на нашу неспособность точно предсказать выживаемость многих онкологических больных, исторически необходимо учитывать ожидаемую продолжительность жизни не менее 3 месяцев для хирургического лечения метастазов в позвоночник.

ЦЕЛЬ

Сравнить качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL), у пациентов, выживших <3 месяцев после хирургического лечения, с пациентами, выжившими >3 месяцев, чтобы оценить обоснованность этих критериев включения.

МЕТОДЫ

Пациенты, перенесшие операцию по поводу метастазов в позвоночник в период с августа 2013 г. по май 2017 г., были ретроспективно выявлены в международном когортном исследовании. Качество жизни со здоровьем оценивали с использованием общих и специфичных для заболевания инструментов оценки результатов исходно, а также через 6 и 12 недель после операции.Первичным результатом было качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения, измеренное с помощью опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника (SOSGOQ).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего было включено 253 пациента: 40 пациентов умерли в течение первых 3 мес после операции и 213 пациентов прожили более 3 мес. У пациентов, выживших менее 3 месяцев после операции, исходное состояние работоспособности было ниже. Скорректированные анализы исходного состояния работоспособности не выявили существенной разницы в HRQOL между обеими группами через 6 недель после лечения.Между обеими группами не было обнаружено существенной разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель в отношении их лечения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При контроле исходного функционального состояния качество жизни через 6 недель после операции по поводу метастазов в позвоночник не зависит от выживаемости. Чтобы оптимизировать улучшение HRQOL для этой популяции пациентов, исходное функциональное состояние должно иметь приоритет над ожидаемой выживаемостью в процессе принятия хирургического решения.

СОКРАЩЕНИЯ

    сокращения

  • AE

  • AIS

    AIS

    AIS

  • CI

  • CI

  • ECOG

    Восточная кооперативная онкология Группа

  • HRQOL

    Качество здоровья

  • LSG

  • MESCC

    Метастатический эпидуционный спинного мозга компрессия

  • NRS

  • NRS

  • SINS

    SPINAL SINS

    SP-36

    SF-36

    36-пункт короткое представление о здоровье

  • SOSGOQ

    Опросник результатов исследования Spine Oncology Study Group

  •  
  • SSG

ан d качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL). 1-3 Недавние достижения в медицинской онкологии, особенно в области целенаправленного молекулярного лечения, привели к тому, что пациенты с метастатическим поражением позвоночника и кажущимся неблагоприятным прогнозом живут дольше, что затрудняет принятие традиционных хирургических решений. 4 В сочетании с прорывами в лучевой терапии и хирургических технологиях, таких как разделительная хирургия, у онкологов и хирургов появилось больше вариантов лечения для поддержания или улучшения качества жизни, но мало рекомендаций по их применению. 5-7

В течение многих лет обязательным условием любого хирургического показания для пациентов с метастазами в позвоночник была ожидаемая выживаемость не менее 3 мес. 1,8,9 Это хирургическое требование исходит из того, что пациенты с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не должны подвергаться инвазивному хирургическому лечению, поскольку вероятность улучшения качества жизни HRQOL была низкой, профиль нежелательных явлений (НЯ) был высоким, а экономический баланс был неблагоприятным. . Эти предположения, однако, не основаны на фактических данных и, по-видимому, вытекают из критериев включения знаковых исследований. 1 Кроме того, онкологи и хирурги часто ошибаются, когда речь идет о прогнозировании продолжительности жизни онкологического больного. 10 Таким образом, возникают вопросы относительно произвольного хирургического показания к выживанию в течение 3 месяцев. Как мы можем рассматривать только пациентов с ожидаемой продолжительностью жизни более 3 месяцев, когда мы не можем точно предсказать, кто проживет более 3 месяцев? И при наличии большого количества новых хирургических и лучевых технологий, почему людям с инвалидизирующей механической болью и/или прогрессирующим неврологическим дефицитом отказывают в лечении, поскольку предполагается, что их ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 3 месяцев?

Основной целью данной статьи является исследование КЖ после хирургического лечения пациентов с метастатическим поражением позвоночника с короткой выживаемостью; более точно сравнить характер улучшения у пациентов с короткой (менее 3 мес) и длительной (более 3 мес) выживаемостью на основе наблюдаемого времени выживания.Второстепенной целью является сравнение удовлетворенности пациентов лечением между группами короткого (SSG) и длительного выживания (LSG). Более широкая цель состоит в том, чтобы внести свой вклад в процесс переопределения критериев включения для хирургического рассмотрения этих пациентов, в конечном счете, путем включения переменных, которые поддаются измерению во время поступления и не ожидаются на основе неточных прогностических инструментов. 4

МЕТОДЫ

Выбор пациента

Международное многоцентровое проспективное когортное исследование было начато в августе 2013 г. в 10 опытных онкологических центрах позвоночника в Северной Америке и Европе.Критерии включения в это исследование включали диагноз метастатического поражения позвоночника любой первичной опухолью, возраст от 18 до 75 лет и хирургическое лечение или лучевую терапию. Тип операции был оставлен на усмотрение лечащего хирурга и включал операцию по стабилизации, неврологию и хирургию разделения. Пациенты были исключены, если у них была опухоль центральной нервной системы или первичная опухоль позвоночника. Для этого анализа из этой когорты ретроспективно были отобраны последовательные пациенты, получавшие хирургическое лечение, а пациенты, получавшие только лучевую терапию, были исключены.Протокол был одобрен советом по этике каждого участвующего центра. Все пациенты дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Идентификатор ClinicalTrials.gov для этого исследования — NCT01825161.

Оценка результатов

Проспективно были собраны демографические данные, история болезни, диагностика, лечение, состояние работоспособности, удовлетворенность пациентов, нежелательные явления и качество жизни, связанное со здоровьем. Состояние работоспособности оценивали с помощью Восточной кооперативной онкологической группы (ECOG). 11 Показатели качества жизни и боли оценивались исходно, а также через 6, 12, 24, 52 и 104 недели после лечения или до смерти с использованием опросника SOSGOQ (версия 2.0), 12 Краткая форма анкеты исследования медицинских результатов 36 Health Survey (SF-36, версия 2.0; Medical Outcomes Trust, Бостон, Массачусетс), шкале EQ-5D-3 L (© EuroQol Group EQ-5D) и шкале оценки боли (NRS). Удовлетворенность пациентов основывалась на пункте 21 SOSGOQ. «Очень доволен» и «в некоторой степени удовлетворен» были классифицированы как «удовлетворены», «не удовлетворены и не удовлетворены» — как «нейтрально», а «в некоторой степени неудовлетворены» и «очень недовольны» — как «неудовлетворены».НЯ были сгруппированы в интраоперационные НЯ и послеоперационные НЯ. Все данные хранились в защищенном веб-приложении (Research Electronic Data Capture [REDCap]; Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси).

Статистический анализ

Сравнивали две группы: с наблюдаемой выживаемостью менее 3 мес (SSG) и с выживаемостью более 3 мес (LSG). Выживаемость оценивали по доле пациентов, подтвержденных живыми или мертвыми на 105-й день после лечения.Первичной конечной точкой было изучение HRQOL через 6 недель после лечения в каждой группе с использованием инструмента оценки HRQOL для конкретного заболевания (SOSGOQ). Вторичной конечной точкой была оценка удовлетворенности пациентов через 6 недель в обеих группах. Пациенты, которые были потеряны для последующего наблюдения до 3-месячного визита, не связанного со смертью, были исключены из полного анализа. Только пациенты с подтвержденной смертью в течение 3 мес после операции были включены в группу выживания менее 3 мес. Все непрерывные переменные были суммированы с использованием следующей описательной статистики: n (количество достоверных наблюдений), среднее значение, стандартное отклонение, медиана, максимум и минимум.Частота и процент наблюдаемых уровней сообщались для всех категориальных показателей. Группы сравнивали с использованием критерия t или критерия суммы рангов Уилкоксона и критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера, в зависимости от зависимой переменной. Порядковые данные сравнивались с использованием критерия тренда Кокрана-Армитиджа. Для анализа повторных измерений мы использовали нескорректированные модели смешанных эффектов с неструктурированной ковариацией для оптимизации данных, которые будут учитываться для модели. Чтобы контролировать исходные различия, мы использовали скорректированную модель со смешанным эффектом, скорректированную только для исходного функционального состояния (ECOG) из-за небольшого числа пациентов в SSG.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей сложности 277 пациентов соответствовали критериям включения. Двадцать четыре пациента были потеряны для последующего наблюдения до визита через 3 месяца и, таким образом, не были включены в анализ (рис. 1). Подтверждена смерть 40 пациентов в течение первых 3 мес (SSG), а 213 пациентов выжили более 3 мес (LSG). Исходные характеристики населения показаны в таблице 1. Средний возраст составлял 61 год для SSG и 59 лет для LSG ( P  = 0,957), а мужской пол чаще встречался в SSG ( P  < .001). Средняя оценка неопластической нестабильности позвоночника (SINS) была одинаковой в обеих группах (11,2 против 10,3; P  = 0,101). Исходный показатель ECOG был хуже в SSG ( P  = 0,006). Более того, пациенты с короткой выживаемостью чаще имели рак легкого ( P  < 001), более высокую степень эпидурального заболевания ( P  = 001) и худшие показатели оценки нарушений по шкале Американской ассоциации травм позвоночника (AIS) ( P  < 0,001) по сравнению с LSG. В SSG 27,5% получали лучевую терапию в любой момент исследования по сравнению с 55.9% в МСУ. Заднебоковая вертебрэктомия выполнялась реже в ЗСГ (39,4% против 53,8% в МЛС), хотя статистически значимой разницы выявлено не было ( P  = 0,193). Не было различий между обеими группами в отношении использования чрескожной фиксации ( P  = 1,000), и ни один пациент не лечился лазерной внутритканевой термотерапией. Исходные исходы, о которых сообщили пациенты, показаны в таблице 2. Исходная боль (NRS) и качество жизни со здоровьем, измеренные с помощью EQ5D и SOSGOQ2.0 были значительно хуже в SSG. Кривая выживаемости Каплана-Мейера, стратифицированная с помощью ECOG для всей анализируемой популяции, показана на рисунке 2.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

ТАБЛИЦА 1. Исходные характеристики пациентов

9

0

B 9 MILOUS (SD) 0 9 128 (50.6)

9 251

0 D D

5 2 9 103 (41.0) 9 12 (30.0) 9 12 (30.0) 0 97 (26,7) 9 67 (26.7) 9 4 (10.0) 9 46 (21,6) 9 46 (18.2) 0 9 14 (6.6) C C C C C

5 95 (35.5) 9 90 (36,3) 9 136 (64.5) 9 9 70 (32.9) 9 90 (35.6) 94 (33.2) 99 None 95 (77,5) 99 199 (78.7) 3 9 23 (67,6) 9 62 (37,6) 5 9939 9 Move (SD)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
 Пол, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22,5) 119 (55.9)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 49,4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2)
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. И около 50% часов бодрствования 55 (26.1) 67 (26.7)
3 — Способные только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвый 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
Локализация первичного рака, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Грудь 0 (0,0)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 50 ( 19.8)
простата 1 (2.5) 15 (5.9)
почек 3 (7.5) 37 (17.4) 40 15.8)
 Другое 20 (50.0) 82 (38.5) 102 (40.3)
Оригинальный сайт первичного рака остается контролируемым, N (%) 37 211 248

40

NO
15 (40.5) 75 (35.5)
Да 22 (59.5) 158 (63,7)
Время с момента постановки диагноза первичной опухоли (месяцев) .161 E E
Среднее (SD) 28.5 (41.9) 41.0 (50.0) 39.0 (48.9)
Другие сайты (ы) метастазов, N (%) A 40 213 213 253 253
None 9 (22.5) 9 84 (39.4) 93 (36.8)
6 (15,0) 10 (4,7) 16 (6.3)
Visceral 20 (50,0)
Осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 15 (37,5) 69 (32.4) 84 (33.2)
5 (12.5) 30 (14.1) 30 (14.1) 35 (13.8)
Другие 6 (15.0) 30 (14.1) 36 (14.2)
Боль, N (%) A 40 213 253
1 (2.5 ) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 9 34 (85,0) 165 (77,5)
Лучевая боль 17 (42,5) 104 (48.8) 121 (47.8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
9 Механический 131 (79.4) 154 (77.4)
Биологический 20 (58,8) 62 (37,6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для наиболее сильного сжатия (повторно сгруппировано), n (%) 40 205 245 .001 C C C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 113 (55.1) 124 (50.6)
Bilsky 2-3 29 (72,5) 92 ( 44.9) 121 (494)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 0 (0,0)  1 (0,0.4)
B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 (2.0)
C 6 (15,0) 8 (3.8) 14 ( 5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) 92 (28.5)
E 9 18 (45.0) 143 (67.1) 161 ( 63.6)   
Сумма баллов по SINS        .101 B B
N 40 212 212 252 252
11.2 (3.0) 10.3 (3.2) 10.4 (3.2)
9

0

B 9 MILOUS (SD)

95) 9

5 9 0 — полностью активный 9 67 (26.7) 9 9 4 (10.0) C 2 0 2 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
Пол, N (%) 40 213 213 253 253 <0 119 (55.9) 128 (50.6) 5
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N ( %) 40 211 211 251 .038 D d 0 (0,0) 24 (11.4) 24 (9.6)
1-Ограничены в физических нагрузках, но способны передвигаться и выполнять легкую или сидячую работу 14 (35.0) 89 (42.2)  103 (41.0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен.Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
сайт первичного рака, N (%) 40 213 253 253 C
Грудь 0 (0,0) 46 (21,6 ) 46 (18.2)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 14 (6.6) 15 5.9)
почка 3 (7.5) 37 (17.4) 40 (15.8) 40 (15.8)
Другие 20 (50,0) 82 (38.5) 102 40.3)  
Исходная локализация первичного рака остается контролируемой, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)
. Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P . Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2) 9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6) Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4) Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D D D

5 9 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6) 1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)    2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1) 9 67 (26.7) 9 3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)  4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6) 5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253

9 <2001 C C C Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)  Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8) Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9) 3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4) 97 (17.4) 90 (15.8) Другое 20 (50,0) 9 82 (38.5) 9 102 (40.3) Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C № 15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3) Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9) Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253 None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8) 93 (36.8) мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3) 9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6) осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 9 (37.5) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2) Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8) 9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2) Боль, N (%) 40 213 253 5) 7 (3.3) 8 (3.2) осевой боли 34 (85,0) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8) Тип осевой боли, N (%) A 3 34 165 199 23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4) Биологический Биологический 9 20 (58.8) 62 (37.6) 82 (41.2) Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C C C C 5 Bilsky 0-1C 11 (27.5) 9 113 (55.1) 124 (50.6)  Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4) AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4) 9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5) D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2) D D

5 9 0 (0,0) 9 67 (26.7) 9

9 <2001 C C C 97 (17.4) 90 (15.8) 9 82 (38.5) 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b
Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0)
сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253
Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)
 Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9)
3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4)
Другое 20 (50,0) 9 102 (40.3)
Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)  
ТАБЛИЦА 2.

исходных результатов, о которых сообщают пациенты (PRO)

9.3 (SD)

0

5 9 9 26.3 (8.6) 9 39.7 (12.8) 2

5 30 9 199 9 Move (SD)
исходных данных PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Индекс NRS боли .044 A
N 32 204 236 236
7.3 (2.5) 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N
9 30 9 199 229
Среднее (SD) 0 .31 (0.24) 0,49 (0.28) 0.47 (0.28)
N 32 201 233 233
Среднее (SD) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Суммар на содержание   .095 B B
N 32 201 9 233 5
39.7 (12.8) 43.6 (12,0) 43,0 (12.2)
SOSGOQ Общий балл (версия 2)
N
229
45.0 (13,9) 51,7 (18,1) 50,8 (17,7)
2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 45.0 (13.9) 95.0 (13.9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 229 229
(18.1)
Таблица 2.

Базовые результаты для пациентов ( PRO)

2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 95.0 (13.9)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
Среднее (SD) 45.0 (13.9) 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
2 2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 9 2 9 95.0 (13.9) 95.0 (13,9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый Pro . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
45.0 (13,9)

Регулированный смешанный эффект был выполнен для настройки для базового состояния производительности (таблица 3).В этой модели у SSG наблюдалось статистически незначимое уменьшение боли на 1,4 балла ( P  = 0,415) по сравнению с 2,7 балла у LSG ( P  < 001) через 6 недель. Внутригрупповое улучшение КЖСЗ по сравнению с исходным уровнем до 6 недель не было значимым ни для одного из инструментов оценки результатов в SSG. В LSG значительное улучшение КЖСЗ через 6 недель после лечения было обнаружено при использовании EQ-5D ( P  < 001) и SOSGOQ2.0 ( P  < 001), но не оценки физического компонента SF-36v2. (PCS) или оценка ментального компонента (MCS) ( P  = .345 и P  = 0,239). Межгрупповое сравнение показало лучшие показатели боли через 6 недель в LSG (5,7 против 3,6; P  = 0,010). Что касается основного результата, не было статистических различий в КЖСЗ через 6 недель между обеими группами, измеренными с помощью SOSGOQ2.0 (48,1 против 61,4; P  = 0,101), а также с помощью EQ-5D ( P  = 0,189), SF-36 PCS ( P  = 0,866) и SF-36 MCS ( P  = 0,453). EQ-5D улучшился почти одинаково в обеих группах, 0,16 в SSG по сравнению с 0.15 в МСУ. У выживших пациентов улучшение качества жизни сохранялось до последнего доступного наблюдения.

ТАБЛИЦА 3. Скорректированные модели смешанных эффектов

, полученные оценки различий в средних баллах конечных точек эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, скорректированные для исходного уровня ECOG

90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <.001
9 0 9 9 9 9 9 9 2 9 5.7 (4.6; 6,9) 0 9 127 9 EQ-5d (3 л) 9 9 .089 422 0 9 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK 0
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
боли NRS
32 32 7.1 (6.2; 8.0) 202 6.2 (5.8; 6,6) . 606
6 WK 15 -1.4 (-3.4; 0,6) .415 163 163 3.6 (3.2; 3.9) -2,7 (-3,3; -2,0) <.001 .010
12 WK 3 6,1 (3,9; 8,3) –1,0 (–4,6; 2,6) .990 155 155 3.2 (2.8; 3.6) -3.0 (-3.8; -2.3) <.001 .164
26 WK 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
9    
 Исходный уровень 30  0.32 (0.23; 0,41) 197 197 0,45 (0,42; 0,49) 9 .089
6 WK 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 ( -0.03; 0,35) .146 160 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189
12 WK 3 0,37 ( 0,20; 0,54) 0.06 (-0.23; 0,34) .999 .99 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 126 126 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
     
 Исходный уровень 32  26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22,8) <.001
Таблица 3.

Регулированные модели смешанного эффекта, полученные оценки различий в средних оценках Конечные точки эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, с поправкой на базовый уровень ECOG

0 0 9 9 EQ- 9 5D (3 л) 0 440 9 440 9 9 9 0 9 9 126 0 0 0 9 0 0 0 9 2 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
6 WK 15 15 5.7 (4.6; 6,9) -1,4 (-3,4; 0,6) .415 . 415 163 3.6 (3.2; 3.9) -2.7 (-3.3 ; -2.0) <.001 .010 .010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 155 3.2 (2,8; 3,6) –3,0 (–3,8; –2,3) <0,001 .164
26 WK 127 127 3,3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3,7; -2.2) <22)
30435 30 0,32 (0,23; 0,41) 197 0.45 (0,42; 0,49) .089 .089
6 WK 15 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 160 0.61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189 .189
12 WK 3 0,37 (0.20; 0,54) 0,06 (-0,23; 0,34) 0,999 152 0,68 (0,65; 0.71) 91) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0.28) <.001
SF-36V2 PCS
Базовый уровень 32 26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22.8) <.001
90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <0,001

Не было никакой разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель после лечения, 8 P 604 = 90,4 (90). В обеих группах более 3/4 пациентов были очень или частично удовлетворены лечением метастазов в позвоночник. В SSG 76,9% были удовлетворены лечением опухоли позвоночника по сравнению с 78,8% в LSG. Ни один пациент не был удовлетворен в SSG по сравнению с 8.1% в МСУ.

Сводка НЯ показана в таблице 4. Не было различий в частоте возникновения интраоперационных НЯ между обеими группами (10% против 11,3%; P  = 1,000), но послеоперационных НЯ было больше в SSG (55 % против 35,2%; P  = 0,018), и возникновение любых НЯ также было более частым в SSG (57,5% против 39,0%; P  = 029). Кроме того, возникновение НЯ было связано с более коротким выживанием ( P  = 0,005). Однако объем операции, измеряемый кровопотерей и временем операции, не влиял на выживаемость в этом исследовании.

ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  
9 36 (90,0) 9 225 (88,9) 9 225 (88.9) 9 18 (45.0) 9 138 (64.8) 9 130 (61.0) 9 147 (58.1) 23 (57.5) 106 (41.9)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1 000 1.000
189 (88.7)
Да 4 (10.0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Какие-либо послеоперационные нежелательные явления? N (%) .018 .018
156 (61,7)
Да 22 (55,0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029
NO 17 (42.5)
Да
9 83 (39.0)  
ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 189 (88,7) 9 Да 9 156 (61.7) 22 (55,0) 9 75 (35.2)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1.000
36 (90,0) 225 (88.9) 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)
Любые послеоперационные нежелательные явления? n (%) .018
18 (45.0) 138 (64.8)
Да
22 (55.0)  
Любое нежелательное явление? n (%) 9 .029 .029
17 (42.5) 130 (61,0) 147 (58.1)
23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)
9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы обнаружили, что улучшение боли и улучшение качества жизни через 6 недель после операции было более значительным у пациентов, выживших более 3 месяцев.Тем не менее, пациенты с короткой выживаемостью были значительно хуже на исходном уровне, о чем свидетельствует значительно худшее функциональное состояние, более высокий уровень боли и более низкое качество жизни, что делает две группы очень сложными для сравнения. При контроле исходного функционального состояния мы обнаружили, что качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения было одинаковым, независимо от выживаемости пациентов, что опровергает догму о том, что пациентам с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не помогает хирургическое вмешательство, когда желательным результатом является качество жизни HRQOL. Это первое исследование, оспаривающее концепцию о том, что пациенту с короткой выживаемостью не следует рассматривать вопрос о хирургическом вмешательстве.Другие факторы, такие как исходное функциональное состояние, объем хирургического вмешательства и, конечно, предпочтения пациента, могут быть более важными, чем произвольный 3-месячный порог.

Пациенты обеих групп были в равной степени удовлетворены лечением. Совместное принятие решений и ожидания вызвали громкий резонанс в этой популяции пациентов. Тот факт, что в последние месяцы жизни 75% пациентов были удовлетворены своим лечением, имеет клиническое значение. Однако, несмотря на то, что удовлетворенность оценивалась специально для лечения опухоли позвоночника, вполне возможно, что этот высокий уровень удовлетворенности может быть частично результатом интенсивного медицинского ухода, полученного пациентами в последние недели их жизни, а не просто результатом хирургической процедуры.Доля пациентов, страдающих послеоперационными НЯ, оказалась выше в SSG. Однако этот биномиальный анализ трудно интерпретировать из-за небольшого числа пациентов и общего числа НЯ в SSG.

Благодаря постоянному развитию таргетной молекулярной терапии и онкологической помощи в целом становится все труднее точно предсказать ожидаемую продолжительность жизни онкологического больного. 13 В нынешнюю эру метастатического заболевания больше нет широких категорий гистологии; например, рак легких не одинаков и не должен рассматриваться как таковой. 14 Две наиболее известные прогностические системы оценки пациентов с метастатическим поражением позвоночника (шкалы Токухаши и Томита) не включают в свои системы оценки молекулярные сигнатуры и не отражают современные методы лечения. 15,16 Многие разные авторы подвергают сомнению текущую достоверность этих систем оценки 10,17-19 и сообщают об общей точности от умеренной до низкой от 33% до 64%. 4 В недавней международной когорте MESCC, в которой критерии включения включали ожидаемую продолжительность жизни более 3 мес., уровень смертности в течение 3 мес. составил 28%, что еще раз подтверждает проблемы, связанные с отбором пациентов на основе ожидаемой выживаемости. 9 Тем не менее, даже включая этих краткосрочных выживших, авторы сообщили о значительном улучшении КЖСЗ в каждый момент времени.

Насколько нам известно, только в одном другом исследовании изучалось качество жизни, связанное со здоровьем, на основе выживаемости. 20 Они обнаружили улучшение КЖСЗ только у пациентов, проживших более 6 месяцев после операции. Расхождение с нашими результатами может быть связано с отбором пациентов. Они включали только пациентов с острыми симптомами компрессии спинного мозга, в то время как только у 56% нашей хирургической когорты была эпидуральная болезнь высокой степени.Их предоперационный средний балл EQ5D составлял 0,28, что значительно хуже, чем у нашей популяции (0,47). Более того, их когорта имела общую медиану выживаемости всего 108 дней, а 34% нашей когорты были еще живы через 1 год, что указывает на заметные различия между двумя когортами. Кроме того, мы использовали опросник HRQOL для конкретного заболевания, который оказался наиболее эффективным для измерения качества жизни в этой популяции пациентов, 21 , в отличие от общего инструмента оценки результатов. В другом исследовании, посвященном отбору пациентов для операции, Verlaan et al. 22 обнаружили, что плохое функциональное состояние при поступлении было самым сильным показателем плохой краткосрочной выживаемости, но изменения качества жизни в этом SSG не оценивались.

Затраты

Важность расходов на лечение онкологических заболеваний вызывает все большую озабоченность, особенно в связи с нехваткой ресурсов. 23 Онкологические операции на позвоночнике могут быть чрезмерно дорогими, особенно в странах с развивающейся экономикой, и поэтому существует острая необходимость в анализе экономической эффективности этих вмешательств. Большое количество недавно опубликованных экономических анализов подтверждает важность этого вопроса. Систематический обзор, оценивающий экономическую эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга, пришел к выводу, что операция была более эффективной, но более дорогостоящей, и что отсутствовал должным образом проведенный анализ экономической эффективности. 3 Затраты на онкологию позвоночника коррелируют с хирургической инвазивностью. 24 Таким образом, менее инвазивные варианты потенциально могут быть более рентабельными, особенно для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни. Сравнивая высокие затраты на госпитализацию и лечение по месту жительства, любое вмешательство, способное уменьшить стационарное лечение, оказывает влияние на экономическую эффективность. Экономия затрат на лечение по месту жительства может полностью компенсировать затраты на хирургическое вмешательство у этой группы пациентов. 25 Следовательно, мы можем ожидать значительного влияния на экономическую эффективность ограниченного вмешательства, которое может позволить пациенту выписаться домой раньше. Поскольку стоимость дополнительного дня амбулаторного лечения составляет 60 долларов, легко предсказать экономическую эффективность даже в коротком плече выживания. 2 Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, необходимы более качественные исследования с социальной точки зрения с использованием данных на уровне пациентов.

Другая проблема, связанная с высокими расходами на лечение онкологии позвоночника, — это альтернативные издержки.Каждый доллар, потраченный на пациента с раком, не тратится на другого пациента с большей продолжительностью жизни. Этот сложный и деликатный этический вопрос должен возникнуть в отношении лечения рака, и в конечном итоге юрисдикции и плательщики должны будут принять важные решения. Оптимальная помощь при раке, особенно с дорогостоящим системным лечением, иммунотерапией и сложными операциями, может быть недостижимой целью. 26

Преимущества и недостатки

Наш анализ имеет множество ограничений.Во-первых, небольшое количество пациентов с выживаемостью менее 3 мес ограничивало возможность выявления статистически значимых предикторов и возможности демонстрации внутригрупповой значимости, а также ограничивало корректирующий параметр до 1 (ECOG). Это может объяснить отсутствие статистически значимого улучшения КЖСЗ в группе с короткой выживаемостью, хотя величина улучшения была клинически значимой и почти одинаковой в обеих группах для EQ-5D. Он также мог быть недостаточным для выявления статистически значимой разницы в SOSGOQ через 6 недель, несмотря на клинически значимую разницу.Это также затрудняет интерпретацию и анализ данных АЭ. Во-вторых, 24 пациента были исключены из анализа, поскольку они были потеряны для последующего наблюдения в течение 3 месяцев по причинам, не связанным со смертью. Это могло привести к недооценке пациентов в SSG. В-третьих, ожидаемая продолжительность жизни не была собрана в базе данных. Предполагалось, что пролеченные хирургическим путем пациенты, включенные в это исследование, имели ожидаемую продолжительность жизни более 3 месяцев в соответствии с историческими критериями включения. В-четвертых, хирургическое вмешательство само по себе, откладывая системное лечение, может отрицательно сказаться на выживаемости в отдельных случаях.Это не было определено в этом исследовании. В-пятых, чтобы ответить на этот вопрос исследования, были включены только хирургические пациенты, что вносит погрешность отбора. Из этого анализа невозможно сделать вывод о пациентах, получавших только лучевую терапию. Наконец, состояние производительности на презентации может быть трудно интерпретировать. Пациенты с плохой ECOG при поступлении вторично по поводу острой компрессии или нестабильности спинного мозга могут отличаться от пациентов с длительно сохраняющимся плохим функциональным статусом. Было бы полезно лучше определить, как развивается ECOG до операции, и это станет предметом дальнейших исследований.

Результаты этого исследования не должны быть неверно истолкованы как одобрение операции для каждого пациента с ожидаемой выживаемостью менее 3 месяцев; тем не менее, они доверяют тому, чтобы не отказывать пациентам в операции только на основании ожидаемой выживаемости. Более того, если придерживаться ожидаемых критериев выживаемости, недооценка ожидаемой продолжительности жизни и последующее неадекватное лечение метастазов в позвоночник могут лишить пациентов заслуживающего лечения. Мы подтвердили, что пациенты с хорошим исходным функциональным состоянием действительно получают пользу и удовлетворены хирургическим лечением независимо от выживаемости, и поэтому им не следует отказываться от лечения из-за отсутствия ожидаемой пользы.Кроме того, доступность более ограниченных вмешательств, таких как хирургия сепарации, цементная аугментация, минимально инвазивная аппаратура и спинальная лазерная внутритканевая термальная терапия, существенно изменила болезненность того, что может быть предложено этим пациентам. Такие менее инвазивные и потенциально менее дорогостоящие варианты следует рассматривать для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пациентам с хорошим исходным общим состоянием может помочь хирургическое лечение, даже если они выживают менее 3 мес.Однако хирургический подход должен быть адаптирован с учетом состояния здоровья пациента и ожидаемой выживаемости. С поправкой на исходное функциональное состояние, HRQOL через 6 недель после лечения не зависит от выживаемости. Объем хирургического вмешательства, исходное состояние здоровья и предпочтения пациента должны быть в центре внимания процесса принятия решения. Даже если бы мы могли точно предсказать выживаемость, ожидаемая продолжительность жизни сама по себе не должна быть критерием исключения для хирургического вмешательства.

Раскрытие информации

Это исследование было организовано и профинансировано AOSpine International через AOSpine Knowledge Forum Tumor, специализированную группу международных экспертов в области онкологии позвоночника, действующих от имени AOSpine. Поддержка исследования оказывалась непосредственно через Исследовательский отдел AOSpine и Отдел клинических исследований и документации АО. Исследовательский грант для этого исследования был получен от Фонда ортопедических исследований и образования (OREF). Авторы не имеют личной, финансовой или институциональной заинтересованности в каких-либо препаратах, материалах или устройствах, описанных в этой статье.У Dr Dea есть соглашение о консультационных услугах со Stryker and Baxter; он получил гонорар за выступления и владеет акциями Medtronic. Д-р Versteeg получил плату за консультации, проезд и проживание от AOSpine International. Д-р Сахгал проводил образовательные семинары в компаниях Elekta AB, Accuray Inc и Varian medical systems; получил исследовательский грант от Elekta AB; получил путевые расходы и расходы от Elekta и Varian; и принадлежит исследовательскому консорциуму Elekta MR Linac. У доктора Райнса есть образовательные обязательства перед компанией Stryker.Доктор Скиубба получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от компаний Medtronic, DePuy Synthes, Stryker, NuVasive и K2M. Д-р Арнольд получил оплату проезда и расходов от AOSpine North America; владеет правами и интересами интеллектуальной собственности, акционерным капиталом и ответственным положением в Evoke Medical; получил капитал от Z-Plasty; получал гонорары за консультации от Stryker Orthopaedics, Ulrich, Spinguard, In Vivo Therapeutics и In Vivo; и получал гонорары за консультации, путевые расходы и расходы от Stryker Spine, Spinewave и Medtronic.Доктор Лауфер получал гонорары за консультации от Globus, DePuy Synthes и SpineWave. Доктор Гокаслан получил исследовательскую поддержку от AOSpine North America и владеет акциями Spinal Kinetics. Д-р Фишер получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от Medtronic, исследовательские гранты от OREF и стипендии, выплачиваемые учреждению от AOSpine и Medtronic.

Примечания

Резюме этого исследования было представлено 26 сентября 2019 г. на 34-м ежегодном собрании Североамериканского общества позвоночника в Чикаго, штат Иллинойс.

ССЫЛКИ

1.

Patchell

RA

,

Tibbs

PA

,

Regine

WF

и др. .

Прямая декомпрессивная хирургическая резекция при лечении компрессии спинного мозга, вызванной метастатическим раком: рандомизированное исследование

.

Ланцет

.

2005

;

366

(

9486

):

643

648

.2.

Томас

КС

,

Носик

Б

,

Фишер

CG

и др..

Экономическая эффективность операции в сочетании с лучевой терапией по сравнению с одной лучевой терапией при метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Int J Radiat Oncol Biol Phys

.

2006

;

66

(

4

):

1212

1218

.3.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Holmer

H

.

Экономическая эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Позвоночник

.

2014

;

39

:

S99

S105

.4.

Choi

D

,

Ricciardi

F

,

Arts

M

и др. .

Точность прогнозирования общих прогностических систем оценки метастатического заболевания позвоночника: результаты проспективного международного многоцентрового исследования 1469 пациентов

.

Позвоночник (Фила Па, 1976)

.

2018

;

43

(

23

):

1678

1684

.5.

Laufer

I

,

Iorgulescu

JB

,

Chapman

T

и др. .

Местный контроль метастазов в позвоночник после «операции по разделению» и адъювантной гипофракционированной или высокодозной однофракционной стереотаксической радиохирургии: анализ результатов у 186 пациентов

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2013

;

18

(

3

):

207

214

.6.

Redmond

KJ

,

Lo

SS

,

Soltys

SG

и др..

Согласованные рекомендации по послеоперационной стереотаксической лучевой терапии метастазов в позвоночник: результаты международного исследования

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2017

;

26

(

3

):

299

306

.7.

Молдинг

HD

,

Elder

JB

,

Lis

E

и др. .

Местный контроль заболевания после декомпрессивной хирургии и адъювантной высокодозной однофракционной радиохирургии при метастазах в позвоночник

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2010

;

13

(

1

):

87

93

.8.

Choi

D

,

Crockard

A

,

Bunger

C

и др. .

Обзор классификации метастатических опухолей позвоночника и показаний к операции: консенсусное заявление Глобальной исследовательской группы по опухолям позвоночника

.

Евро Позвоночник J

.

2010

;

19

(

2

):

215

222

.9.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Tetreault

L

и др. .

Выживаемость и клинические исходы у хирургически леченных пациентов с метастатической эпидуральной компрессией спинного мозга: результаты проспективного многоцентрового исследования AOSpine

.

J Клин Онкол

.

2016

;

34

(

3

):

268

276

.10.

Morgen

SS

,

Nielsen

DH

,

DH

,

,

CF

,

Søgaard

R

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Умеренная точность прогностических систем оценки в последовательной проспективной когорте из 544 пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

J Cancer Res Clin Oncol

.

2014

;

140

(

12

):

2059

2064

.11.

Oken

MM

,

Creech

RH

,

Tormey

DC

и др. .

Критерии токсичности и ответа Восточной кооперативной онкологической группы

.

Am J Clin Oncol

.

1982

;

5

(

6

):

649

656

.12.

Versteeg

AL

,

Sahgal

A

,

Рейнс

LD

и др. .

Психометрическая оценка и адаптация опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника для оценки связанного со здоровьем качества жизни у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Рак

.

2018

;

124

(

8

):

1828

1838

.13.

Goodwin

CR

,

Abu-Bonsrah

N

,

Рейнс

LD

и др. .

Молекулярные маркеры и таргетная терапия при метастатических опухолях позвоночника

.

Позвоночник

.

2016

;

41

:

S218

S223

.14.

Batista

N

,

Тройник

J

,

Sciubba

D

и др. .

Новые и установленные клинические, гистопатологические и молекулярно-параметрические прогностические факторы метастатического поражения позвоночника, вторичного по отношению к раку легкого: помощь хирургам в принятии решений

.

J Clin Neurosci

.

2016

;

34

:

15

22

.15.

Tokuhashi

Y

,

y

,

Matsuzaki

H

,

ODA

H

,

Oshima

M

,

RYU

J

.

Пересмотренная система баллов для предоперационной оценки прогноза метастатической опухоли позвоночника

.

Позвоночник

.

2005

;

30

(

19

):

2186

2191

.16.

Tomita

K

,

Kawahara

N

,

Kobayashi

T

,

Йошида

A

,

Murakami

H

,

Akamaru

T

.

Хирургическая тактика при метастазах в позвоночник

.

Позвоночник

.

2001

;

26

(

3

):

298

306

.17.

Morgen

SS

,

Lund-andersen

,

C

,

C

,

Larsen

CF

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Прогноз у пациентов с симптоматической метастатической компрессией спинного мозга: выживаемость при различных диагнозах рака в когорте из 2321 пациента

.

Позвоночник

.

2013

;

38

(

16

):

1362

1367

.18.

Yamashita

T

,

T

,

Siemionow

Kb

,

MROZ

TE

,

Podichetty

V

,

Leyberman

IH

.

Проспективный анализ прогностических факторов у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Позвоночник

.

2011

;

36

(

11

):

910

917

.19.

Wang

M

,

Bünger

CE

,

Li

H

и др. .

Прогностическая ценность системы оценки Токухаши при метастазах в позвоночник с акцентом на различные группы первичных опухолей

.

Позвоночник

.

2012

;

37

(

7

):

573

582

.20.

Morgen

SS

,

Engelholm

SA

,

SA

,

Larsen

CF

,

Søgaard

R

,

DAHL

B

.

Качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

Ортоп Хирург

.

2016

;

8

(

3

):

309

315

.21.

Паулино Перейра

NR

,

Janssen

SJ

,

Раскин

KA

и др. .

Наиболее эффективные опросники для измерения качества жизни, физических функций и боли у пациентов с метастатическим поражением позвоночника: перекрестное проспективное исследование

.

Позвоночник J

.

2017

;

17

(

7

):

953

961

.22.

Verlaan

J-J

,

Choi

D

,

Versteeg

A

и др. .

Характеристики пациентов, выживших менее 3 месяцев или >2 лет после операции по поводу метастазов в позвоночник: можем ли мы избежать неправильного отбора пациентов?

Дж Клин Онкол

.

2016

;

34

(

25

):

3054

3061

.23.

Bosanquet

N

,

Sikora

K.

Экономика лечения рака в Великобритании

.

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

568

574

.24.

Tipsmark

LS

,

BÜNGER

CE

,

Wang

M

,

Morgen

SS

,

DAHL

B

,

Søgaard

R

.

Медицинские расходы, связанные с лечением пациентов с метастазами в позвоночник: когортное исследование с последующим 8-летним наблюдением

.

BMC Рак

.

2015

;

15

(

1

):

628

.25.

Turner

I

,

KENNEDY

J

,

J

,

MORRIS

S

,

CROKKARD

A

,

CHOI

D

.

Хирургия и лучевая терапия при симптоматических метастазах в позвоночник более эффективны с точки зрения затрат, чем только лучевая терапия: анализ полезности затрат в U.К. Центр позвоночника

.

Всемирный нейрохирург

.

2018

;

109

:

e389

e397

.26.

Торат

М

.

Оптимальное лечение рака — недостижимая цель?

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

530

.

Благодарности

Мы особенно хотели бы поблагодарить г-на Кристиана Нолла за статистический анализ. Мы хотели бы выразить благодарность каждому научному сотруднику и вспомогательному персоналу сотрудничающих центров за их помощь.

© Конгресс нейрохирургов, 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), который разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение произведения на любом носителе, при условии, что оригинальное произведение не изменено и не трансформировано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с журналами.разрешения@oup.com

Метастатическое заболевание позвоночника: следует ли отказывать пациентам с малой ожидаемой продолжительностью жизни в хирургическом лечении? Международное ретроспективное когортное исследование | Нейрохирургия

Аннотация

ПРЕДПОСЫЛКИ

Несмотря на нашу неспособность точно предсказать выживаемость многих онкологических больных, исторически необходимо учитывать ожидаемую продолжительность жизни не менее 3 месяцев для хирургического лечения метастазов в позвоночник.

ЦЕЛЬ

Сравнить качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL), у пациентов, выживших <3 месяцев после хирургического лечения, с пациентами, выжившими >3 месяцев, чтобы оценить обоснованность этих критериев включения.

МЕТОДЫ

Пациенты, перенесшие операцию по поводу метастазов в позвоночник в период с августа 2013 г. по май 2017 г., были ретроспективно выявлены в международном когортном исследовании. Качество жизни со здоровьем оценивали с использованием общих и специфичных для заболевания инструментов оценки результатов исходно, а также через 6 и 12 недель после операции. Первичным результатом было качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения, измеренное с помощью опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника (SOSGOQ).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего было включено 253 пациента: 40 пациентов умерли в течение первых 3 мес после операции и 213 пациентов прожили более 3 мес.У пациентов, выживших менее 3 месяцев после операции, исходное состояние работоспособности было ниже. Скорректированные анализы исходного состояния работоспособности не выявили существенной разницы в HRQOL между обеими группами через 6 недель после лечения. Между обеими группами не было обнаружено существенной разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель в отношении их лечения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При контроле исходного функционального состояния качество жизни через 6 недель после операции по поводу метастазов в позвоночник не зависит от выживаемости.Чтобы оптимизировать улучшение HRQOL для этой популяции пациентов, исходное функциональное состояние должно иметь приоритет над ожидаемой выживаемостью в процессе принятия хирургического решения.

СОКРАЩЕНИЯ

    сокращения

  • AE

  • AIS

    AIS

    AIS

  • CI

  • CI

  • ECOG

    Восточная кооперативная онкология Группа

  • HRQOL

    Качество здоровья

  • LSG

  • MESCC

    Метастатический эпидуционный спинного мозга компрессия

  • NRS

  • NRS

  • SINS

    SPINAL SINS

    SP-36

    SF-36

    36-пункт короткое представление о здоровье

  • SOSGOQ

    Опросник результатов исследования Spine Oncology Study Group

  •  
  • SSG

ан d качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL). 1-3 Недавние достижения в медицинской онкологии, особенно в области целенаправленного молекулярного лечения, привели к тому, что пациенты с метастатическим поражением позвоночника и кажущимся неблагоприятным прогнозом живут дольше, что затрудняет принятие традиционных хирургических решений. 4 В сочетании с прорывами в лучевой терапии и хирургических технологиях, таких как разделительная хирургия, у онкологов и хирургов появилось больше вариантов лечения для поддержания или улучшения качества жизни, но мало рекомендаций по их применению. 5-7

В течение многих лет обязательным условием любого хирургического показания для пациентов с метастазами в позвоночник была ожидаемая выживаемость не менее 3 мес. 1,8,9 Это хирургическое требование исходит из того, что пациенты с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не должны подвергаться инвазивному хирургическому лечению, поскольку вероятность улучшения качества жизни HRQOL была низкой, профиль нежелательных явлений (НЯ) был высоким, а экономический баланс был неблагоприятным. . Эти предположения, однако, не основаны на фактических данных и, по-видимому, вытекают из критериев включения знаковых исследований. 1 Кроме того, онкологи и хирурги часто ошибаются, когда речь идет о прогнозировании продолжительности жизни онкологического больного. 10 Таким образом, возникают вопросы относительно произвольного хирургического показания к выживанию в течение 3 месяцев. Как мы можем рассматривать только пациентов с ожидаемой продолжительностью жизни более 3 месяцев, когда мы не можем точно предсказать, кто проживет более 3 месяцев? И при наличии большого количества новых хирургических и лучевых технологий, почему людям с инвалидизирующей механической болью и/или прогрессирующим неврологическим дефицитом отказывают в лечении, поскольку предполагается, что их ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 3 месяцев?

Основной целью данной статьи является исследование КЖ после хирургического лечения пациентов с метастатическим поражением позвоночника с короткой выживаемостью; более точно сравнить характер улучшения у пациентов с короткой (менее 3 мес) и длительной (более 3 мес) выживаемостью на основе наблюдаемого времени выживания.Второстепенной целью является сравнение удовлетворенности пациентов лечением между группами короткого (SSG) и длительного выживания (LSG). Более широкая цель состоит в том, чтобы внести свой вклад в процесс переопределения критериев включения для хирургического рассмотрения этих пациентов, в конечном счете, путем включения переменных, которые поддаются измерению во время поступления и не ожидаются на основе неточных прогностических инструментов. 4

МЕТОДЫ

Выбор пациента

Международное многоцентровое проспективное когортное исследование было начато в августе 2013 г. в 10 опытных онкологических центрах позвоночника в Северной Америке и Европе.Критерии включения в это исследование включали диагноз метастатического поражения позвоночника любой первичной опухолью, возраст от 18 до 75 лет и хирургическое лечение или лучевую терапию. Тип операции был оставлен на усмотрение лечащего хирурга и включал операцию по стабилизации, неврологию и хирургию разделения. Пациенты были исключены, если у них была опухоль центральной нервной системы или первичная опухоль позвоночника. Для этого анализа из этой когорты ретроспективно были отобраны последовательные пациенты, получавшие хирургическое лечение, а пациенты, получавшие только лучевую терапию, были исключены.Протокол был одобрен советом по этике каждого участвующего центра. Все пациенты дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Идентификатор ClinicalTrials.gov для этого исследования — NCT01825161.

Оценка результатов

Проспективно были собраны демографические данные, история болезни, диагностика, лечение, состояние работоспособности, удовлетворенность пациентов, нежелательные явления и качество жизни, связанное со здоровьем. Состояние работоспособности оценивали с помощью Восточной кооперативной онкологической группы (ECOG). 11 Показатели качества жизни и боли оценивались исходно, а также через 6, 12, 24, 52 и 104 недели после лечения или до смерти с использованием опросника SOSGOQ (версия 2.0), 12 Краткая форма анкеты исследования медицинских результатов 36 Health Survey (SF-36, версия 2.0; Medical Outcomes Trust, Бостон, Массачусетс), шкале EQ-5D-3 L (© EuroQol Group EQ-5D) и шкале оценки боли (NRS). Удовлетворенность пациентов основывалась на пункте 21 SOSGOQ. «Очень доволен» и «в некоторой степени удовлетворен» были классифицированы как «удовлетворены», «не удовлетворены и не удовлетворены» — как «нейтрально», а «в некоторой степени неудовлетворены» и «очень недовольны» — как «неудовлетворены».НЯ были сгруппированы в интраоперационные НЯ и послеоперационные НЯ. Все данные хранились в защищенном веб-приложении (Research Electronic Data Capture [REDCap]; Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси).

Статистический анализ

Сравнивали две группы: с наблюдаемой выживаемостью менее 3 мес (SSG) и с выживаемостью более 3 мес (LSG). Выживаемость оценивали по доле пациентов, подтвержденных живыми или мертвыми на 105-й день после лечения.Первичной конечной точкой было изучение HRQOL через 6 недель после лечения в каждой группе с использованием инструмента оценки HRQOL для конкретного заболевания (SOSGOQ). Вторичной конечной точкой была оценка удовлетворенности пациентов через 6 недель в обеих группах. Пациенты, которые были потеряны для последующего наблюдения до 3-месячного визита, не связанного со смертью, были исключены из полного анализа. Только пациенты с подтвержденной смертью в течение 3 мес после операции были включены в группу выживания менее 3 мес. Все непрерывные переменные были суммированы с использованием следующей описательной статистики: n (количество достоверных наблюдений), среднее значение, стандартное отклонение, медиана, максимум и минимум.Частота и процент наблюдаемых уровней сообщались для всех категориальных показателей. Группы сравнивали с использованием критерия t или критерия суммы рангов Уилкоксона и критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера, в зависимости от зависимой переменной. Порядковые данные сравнивались с использованием критерия тренда Кокрана-Армитиджа. Для анализа повторных измерений мы использовали нескорректированные модели смешанных эффектов с неструктурированной ковариацией для оптимизации данных, которые будут учитываться для модели. Чтобы контролировать исходные различия, мы использовали скорректированную модель со смешанным эффектом, скорректированную только для исходного функционального состояния (ECOG) из-за небольшого числа пациентов в SSG.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей сложности 277 пациентов соответствовали критериям включения. Двадцать четыре пациента были потеряны для последующего наблюдения до визита через 3 месяца и, таким образом, не были включены в анализ (рис. 1). Подтверждена смерть 40 пациентов в течение первых 3 мес (SSG), а 213 пациентов выжили более 3 мес (LSG). Исходные характеристики населения показаны в таблице 1. Средний возраст составлял 61 год для SSG и 59 лет для LSG ( P  = 0,957), а мужской пол чаще встречался в SSG ( P  < .001). Средняя оценка неопластической нестабильности позвоночника (SINS) была одинаковой в обеих группах (11,2 против 10,3; P  = 0,101). Исходный показатель ECOG был хуже в SSG ( P  = 0,006). Более того, пациенты с короткой выживаемостью чаще имели рак легкого ( P  < 001), более высокую степень эпидурального заболевания ( P  = 001) и худшие показатели оценки нарушений по шкале Американской ассоциации травм позвоночника (AIS) ( P  < 0,001) по сравнению с LSG. В SSG 27,5% получали лучевую терапию в любой момент исследования по сравнению с 55.9% в МСУ. Заднебоковая вертебрэктомия выполнялась реже в ЗСГ (39,4% против 53,8% в МЛС), хотя статистически значимой разницы выявлено не было ( P  = 0,193). Не было различий между обеими группами в отношении использования чрескожной фиксации ( P  = 1,000), и ни один пациент не лечился лазерной внутритканевой термотерапией. Исходные исходы, о которых сообщили пациенты, показаны в таблице 2. Исходная боль (NRS) и качество жизни со здоровьем, измеренные с помощью EQ5D и SOSGOQ2.0 были значительно хуже в SSG. Кривая выживаемости Каплана-Мейера, стратифицированная с помощью ECOG для всей анализируемой популяции, показана на рисунке 2.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

ТАБЛИЦА 1. Исходные характеристики пациентов

9

0

B 9 MILOUS (SD) 0 9 128 (50.6)

9 251

0 D D

5 2 9 103 (41.0) 9 12 (30.0) 9 12 (30.0) 0 97 (26,7) 9 67 (26.7) 9 4 (10.0) 9 46 (21,6) 9 46 (18.2) 0 9 14 (6.6) C C C C C

5 95 (35.5) 9 90 (36,3) 9 136 (64.5) 9 9 70 (32.9) 9 90 (35.6) 94 (33.2) 99 None 95 (77,5) 99 199 (78.7) 3 9 23 (67,6) 9 62 (37,6) 5 9939 9 Move (SD)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
 Пол, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22,5) 119 (55.9)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 49,4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2)
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. И около 50% часов бодрствования 55 (26.1) 67 (26.7)
3 — Способные только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвый 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
Локализация первичного рака, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Грудь 0 (0,0)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 50 ( 19.8)
простата 1 (2.5) 15 (5.9)
почек 3 (7.5) 37 (17.4) 40 15.8)
 Другое 20 (50.0) 82 (38.5) 102 (40.3)
Оригинальный сайт первичного рака остается контролируемым, N (%) 37 211 248

40

NO
15 (40.5) 75 (35.5)
Да 22 (59.5) 158 (63,7)
Время с момента постановки диагноза первичной опухоли (месяцев) .161 E E
Среднее (SD) 28.5 (41.9) 41.0 (50.0) 39.0 (48.9)
Другие сайты (ы) метастазов, N (%) A 40 213 213 253 253
None 9 (22.5) 9 84 (39.4) 93 (36.8)
6 (15,0) 10 (4,7) 16 (6.3)
Visceral 20 (50,0)
Осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 15 (37,5) 69 (32.4) 84 (33.2)
5 (12.5) 30 (14.1) 30 (14.1) 35 (13.8)
Другие 6 (15.0) 30 (14.1) 36 (14.2)
Боль, N (%) A 40 213 253
1 (2.5 ) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 9 34 (85,0) 165 (77,5)
Лучевая боль 17 (42,5) 104 (48.8) 121 (47.8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
9 Механический 131 (79.4) 154 (77.4)
Биологический 20 (58,8) 62 (37,6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для наиболее сильного сжатия (повторно сгруппировано), n (%) 40 205 245 .001 C C C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 113 (55.1) 124 (50.6)
Bilsky 2-3 29 (72,5) 92 ( 44.9) 121 (494)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 0 (0,0)  1 (0,0.4)
B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 (2.0)
C 6 (15,0) 8 (3.8) 14 ( 5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) 92 (28.5)
E 9 18 (45.0) 143 (67.1) 161 ( 63.6)   
Сумма баллов по SINS        .101 B B
N 40 212 212 252 252
11.2 (3.0) 10.3 (3.2) 10.4 (3.2)
9

0

B 9 MILOUS (SD)

95) 9

5 9 0 — полностью активный 9 67 (26.7) 9 9 4 (10.0) C 2 0 2 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
Пол, N (%) 40 213 213 253 253 <0 119 (55.9) 128 (50.6) 5
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N ( %) 40 211 211 251 .038 D d 0 (0,0) 24 (11.4) 24 (9.6)
1-Ограничены в физических нагрузках, но способны передвигаться и выполнять легкую или сидячую работу 14 (35.0) 89 (42.2)  103 (41.0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен.Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
сайт первичного рака, N (%) 40 213 253 253 C
Грудь 0 (0,0) 46 (21,6 ) 46 (18.2)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 14 (6.6) 15 5.9)
почка 3 (7.5) 37 (17.4) 40 (15.8) 40 (15.8)
Другие 20 (50,0) 82 (38.5) 102 40.3)  
Исходная локализация первичного рака остается контролируемой, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)
. Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P . Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2) 9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6) Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4) Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D D D

5 9 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6) 1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)    2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1) 9 67 (26.7) 9 3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)  4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6) 5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253

9 <2001 C C C Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)  Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8) Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9) 3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4) 97 (17.4) 90 (15.8) Другое 20 (50,0) 9 82 (38.5) 9 102 (40.3) Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C № 15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3) Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9) Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253 None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8) 93 (36.8) мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3) 9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6) осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 9 (37.5) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2) Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8) 9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2) Боль, N (%) 40 213 253 5) 7 (3.3) 8 (3.2) осевой боли 34 (85,0) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8) Тип осевой боли, N (%) A 3 34 165 199 23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4) Биологический Биологический 9 20 (58.8) 62 (37.6) 82 (41.2) Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C C C C 5 Bilsky 0-1C 11 (27.5) 9 113 (55.1) 124 (50.6)  Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4) AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4) 9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5) D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2) D D

5 9 0 (0,0) 9 67 (26.7) 9

9 <2001 C C C 97 (17.4) 90 (15.8) 9 82 (38.5) 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b
Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0)
сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253
Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)
 Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9)
3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4)
Другое 20 (50,0) 9 102 (40.3)
Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)  
ТАБЛИЦА 2.

исходных результатов, о которых сообщают пациенты (PRO)

9.3 (SD)

0

5 9 9 26.3 (8.6) 9 39.7 (12.8) 2

5 30 9 199 9 Move (SD)
исходных данных PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Индекс NRS боли .044 A
N 32 204 236 236
7.3 (2.5) 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N
9 30 9 199 229
Среднее (SD) 0 .31 (0.24) 0,49 (0.28) 0.47 (0.28)
N 32 201 233 233
Среднее (SD) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Суммар на содержание   .095 B B
N 32 201 9 233 5
39.7 (12.8) 43.6 (12,0) 43,0 (12.2)
SOSGOQ Общий балл (версия 2)
N
229
45.0 (13,9) 51,7 (18,1) 50,8 (17,7)
2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 45.0 (13.9) 95.0 (13.9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 229 229
(18.1)
Таблица 2.

Базовые результаты для пациентов ( PRO)

2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 95.0 (13.9)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
Среднее (SD) 45.0 (13.9) 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
2 2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 9 2 9 95.0 (13.9) 95.0 (13,9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый Pro . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
45.0 (13,9)

Регулированный смешанный эффект был выполнен для настройки для базового состояния производительности (таблица 3).В этой модели у SSG наблюдалось статистически незначимое уменьшение боли на 1,4 балла ( P  = 0,415) по сравнению с 2,7 балла у LSG ( P  < 001) через 6 недель. Внутригрупповое улучшение КЖСЗ по сравнению с исходным уровнем до 6 недель не было значимым ни для одного из инструментов оценки результатов в SSG. В LSG значительное улучшение КЖСЗ через 6 недель после лечения было обнаружено при использовании EQ-5D ( P  < 001) и SOSGOQ2.0 ( P  < 001), но не оценки физического компонента SF-36v2. (PCS) или оценка ментального компонента (MCS) ( P  = .345 и P  = 0,239). Межгрупповое сравнение показало лучшие показатели боли через 6 недель в LSG (5,7 против 3,6; P  = 0,010). Что касается основного результата, не было статистических различий в КЖСЗ через 6 недель между обеими группами, измеренными с помощью SOSGOQ2.0 (48,1 против 61,4; P  = 0,101), а также с помощью EQ-5D ( P  = 0,189), SF-36 PCS ( P  = 0,866) и SF-36 MCS ( P  = 0,453). EQ-5D улучшился почти одинаково в обеих группах, 0,16 в SSG по сравнению с 0.15 в МСУ. У выживших пациентов улучшение качества жизни сохранялось до последнего доступного наблюдения.

ТАБЛИЦА 3. Скорректированные модели смешанных эффектов

, полученные оценки различий в средних баллах конечных точек эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, скорректированные для исходного уровня ECOG

90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <.001
9 0 9 9 9 9 9 9 2 9 5.7 (4.6; 6,9) 0 9 127 9 EQ-5d (3 л) 9 9 .089 422 0 9 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK 0
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
боли NRS
32 32 7.1 (6.2; 8.0) 202 6.2 (5.8; 6,6) . 606
6 WK 15 -1.4 (-3.4; 0,6) .415 163 163 3.6 (3.2; 3.9) -2,7 (-3,3; -2,0) <.001 .010
12 WK 3 6,1 (3,9; 8,3) –1,0 (–4,6; 2,6) .990 155 155 3.2 (2.8; 3.6) -3.0 (-3.8; -2.3) <.001 .164
26 WK 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
9    
 Исходный уровень 30  0.32 (0.23; 0,41) 197 197 0,45 (0,42; 0,49) 9 .089
6 WK 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 ( -0.03; 0,35) .146 160 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189
12 WK 3 0,37 ( 0,20; 0,54) 0.06 (-0.23; 0,34) .999 .99 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 126 126 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
     
 Исходный уровень 32  26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22,8) <.001
Таблица 3.

Регулированные модели смешанного эффекта, полученные оценки различий в средних оценках Конечные точки эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, с поправкой на базовый уровень ECOG

0 0 9 9 EQ- 9 5D (3 л) 0 440 9 440 9 9 9 0 9 9 126 0 0 0 9 0 0 0 9 2 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
6 WK 15 15 5.7 (4.6; 6,9) -1,4 (-3,4; 0,6) .415 . 415 163 3.6 (3.2; 3.9) -2.7 (-3.3 ; -2.0) <.001 .010 .010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 155 3.2 (2,8; 3,6) –3,0 (–3,8; –2,3) <0,001 .164
26 WK 127 127 3,3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3,7; -2.2) <22)
30435 30 0,32 (0,23; 0,41) 197 0.45 (0,42; 0,49) .089 .089
6 WK 15 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 160 0.61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189 .189
12 WK 3 0,37 (0.20; 0,54) 0,06 (-0,23; 0,34) 0,999 152 0,68 (0,65; 0.71) 91) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0.28) <.001
SF-36V2 PCS
Базовый уровень 32 26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22.8) <.001
90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <0,001

Не было никакой разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель после лечения, 8 P 604 = 90,4 (90). В обеих группах более 3/4 пациентов были очень или частично удовлетворены лечением метастазов в позвоночник. В SSG 76,9% были удовлетворены лечением опухоли позвоночника по сравнению с 78,8% в LSG. Ни один пациент не был удовлетворен в SSG по сравнению с 8.1% в МСУ.

Сводка НЯ показана в таблице 4. Не было различий в частоте возникновения интраоперационных НЯ между обеими группами (10% против 11,3%; P  = 1,000), но послеоперационных НЯ было больше в SSG (55 % против 35,2%; P  = 0,018), и возникновение любых НЯ также было более частым в SSG (57,5% против 39,0%; P  = 029). Кроме того, возникновение НЯ было связано с более коротким выживанием ( P  = 0,005). Однако объем операции, измеряемый кровопотерей и временем операции, не влиял на выживаемость в этом исследовании.

ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  
9 36 (90,0) 9 225 (88,9) 9 225 (88.9) 9 18 (45.0) 9 138 (64.8) 9 130 (61.0) 9 147 (58.1) 23 (57.5) 106 (41.9)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1 000 1.000
189 (88.7)
Да 4 (10.0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Какие-либо послеоперационные нежелательные явления? N (%) .018 .018
156 (61,7)
Да 22 (55,0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029
NO 17 (42.5)
Да
9 83 (39.0)  
ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 189 (88,7) 9 Да 9 156 (61.7) 22 (55,0) 9 75 (35.2)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1.000
36 (90,0) 225 (88.9) 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)
Любые послеоперационные нежелательные явления? n (%) .018
18 (45.0) 138 (64.8)
Да
22 (55.0)  
Любое нежелательное явление? n (%) 9 .029 .029
17 (42.5) 130 (61,0) 147 (58.1)
23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)
9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы обнаружили, что улучшение боли и улучшение качества жизни через 6 недель после операции было более значительным у пациентов, выживших более 3 месяцев.Тем не менее, пациенты с короткой выживаемостью были значительно хуже на исходном уровне, о чем свидетельствует значительно худшее функциональное состояние, более высокий уровень боли и более низкое качество жизни, что делает две группы очень сложными для сравнения. При контроле исходного функционального состояния мы обнаружили, что качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения было одинаковым, независимо от выживаемости пациентов, что опровергает догму о том, что пациентам с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не помогает хирургическое вмешательство, когда желательным результатом является качество жизни HRQOL. Это первое исследование, оспаривающее концепцию о том, что пациенту с короткой выживаемостью не следует рассматривать вопрос о хирургическом вмешательстве.Другие факторы, такие как исходное функциональное состояние, объем хирургического вмешательства и, конечно, предпочтения пациента, могут быть более важными, чем произвольный 3-месячный порог.

Пациенты обеих групп были в равной степени удовлетворены лечением. Совместное принятие решений и ожидания вызвали громкий резонанс в этой популяции пациентов. Тот факт, что в последние месяцы жизни 75% пациентов были удовлетворены своим лечением, имеет клиническое значение. Однако, несмотря на то, что удовлетворенность оценивалась специально для лечения опухоли позвоночника, вполне возможно, что этот высокий уровень удовлетворенности может быть частично результатом интенсивного медицинского ухода, полученного пациентами в последние недели их жизни, а не просто результатом хирургической процедуры.Доля пациентов, страдающих послеоперационными НЯ, оказалась выше в SSG. Однако этот биномиальный анализ трудно интерпретировать из-за небольшого числа пациентов и общего числа НЯ в SSG.

Благодаря постоянному развитию таргетной молекулярной терапии и онкологической помощи в целом становится все труднее точно предсказать ожидаемую продолжительность жизни онкологического больного. 13 В нынешнюю эру метастатического заболевания больше нет широких категорий гистологии; например, рак легких не одинаков и не должен рассматриваться как таковой. 14 Две наиболее известные прогностические системы оценки пациентов с метастатическим поражением позвоночника (шкалы Токухаши и Томита) не включают в свои системы оценки молекулярные сигнатуры и не отражают современные методы лечения. 15,16 Многие разные авторы подвергают сомнению текущую достоверность этих систем оценки 10,17-19 и сообщают об общей точности от умеренной до низкой от 33% до 64%. 4 В недавней международной когорте MESCC, в которой критерии включения включали ожидаемую продолжительность жизни более 3 мес., уровень смертности в течение 3 мес. составил 28%, что еще раз подтверждает проблемы, связанные с отбором пациентов на основе ожидаемой выживаемости. 9 Тем не менее, даже включая этих краткосрочных выживших, авторы сообщили о значительном улучшении КЖСЗ в каждый момент времени.

Насколько нам известно, только в одном другом исследовании изучалось качество жизни, связанное со здоровьем, на основе выживаемости. 20 Они обнаружили улучшение КЖСЗ только у пациентов, проживших более 6 месяцев после операции. Расхождение с нашими результатами может быть связано с отбором пациентов. Они включали только пациентов с острыми симптомами компрессии спинного мозга, в то время как только у 56% нашей хирургической когорты была эпидуральная болезнь высокой степени.Их предоперационный средний балл EQ5D составлял 0,28, что значительно хуже, чем у нашей популяции (0,47). Более того, их когорта имела общую медиану выживаемости всего 108 дней, а 34% нашей когорты были еще живы через 1 год, что указывает на заметные различия между двумя когортами. Кроме того, мы использовали опросник HRQOL для конкретного заболевания, который оказался наиболее эффективным для измерения качества жизни в этой популяции пациентов, 21 , в отличие от общего инструмента оценки результатов. В другом исследовании, посвященном отбору пациентов для операции, Verlaan et al. 22 обнаружили, что плохое функциональное состояние при поступлении было самым сильным показателем плохой краткосрочной выживаемости, но изменения качества жизни в этом SSG не оценивались.

Затраты

Важность расходов на лечение онкологических заболеваний вызывает все большую озабоченность, особенно в связи с нехваткой ресурсов. 23 Онкологические операции на позвоночнике могут быть чрезмерно дорогими, особенно в странах с развивающейся экономикой, и поэтому существует острая необходимость в анализе экономической эффективности этих вмешательств. Большое количество недавно опубликованных экономических анализов подтверждает важность этого вопроса. Систематический обзор, оценивающий экономическую эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга, пришел к выводу, что операция была более эффективной, но более дорогостоящей, и что отсутствовал должным образом проведенный анализ экономической эффективности. 3 Затраты на онкологию позвоночника коррелируют с хирургической инвазивностью. 24 Таким образом, менее инвазивные варианты потенциально могут быть более рентабельными, особенно для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни. Сравнивая высокие затраты на госпитализацию и лечение по месту жительства, любое вмешательство, способное уменьшить стационарное лечение, оказывает влияние на экономическую эффективность. Экономия затрат на лечение по месту жительства может полностью компенсировать затраты на хирургическое вмешательство у этой группы пациентов. 25 Следовательно, мы можем ожидать значительного влияния на экономическую эффективность ограниченного вмешательства, которое может позволить пациенту выписаться домой раньше. Поскольку стоимость дополнительного дня амбулаторного лечения составляет 60 долларов, легко предсказать экономическую эффективность даже в коротком плече выживания. 2 Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, необходимы более качественные исследования с социальной точки зрения с использованием данных на уровне пациентов.

Другая проблема, связанная с высокими расходами на лечение онкологии позвоночника, — это альтернативные издержки.Каждый доллар, потраченный на пациента с раком, не тратится на другого пациента с большей продолжительностью жизни. Этот сложный и деликатный этический вопрос должен возникнуть в отношении лечения рака, и в конечном итоге юрисдикции и плательщики должны будут принять важные решения. Оптимальная помощь при раке, особенно с дорогостоящим системным лечением, иммунотерапией и сложными операциями, может быть недостижимой целью. 26

Преимущества и недостатки

Наш анализ имеет множество ограничений.Во-первых, небольшое количество пациентов с выживаемостью менее 3 мес ограничивало возможность выявления статистически значимых предикторов и возможности демонстрации внутригрупповой значимости, а также ограничивало корректирующий параметр до 1 (ECOG). Это может объяснить отсутствие статистически значимого улучшения КЖСЗ в группе с короткой выживаемостью, хотя величина улучшения была клинически значимой и почти одинаковой в обеих группах для EQ-5D. Он также мог быть недостаточным для выявления статистически значимой разницы в SOSGOQ через 6 недель, несмотря на клинически значимую разницу.Это также затрудняет интерпретацию и анализ данных АЭ. Во-вторых, 24 пациента были исключены из анализа, поскольку они были потеряны для последующего наблюдения в течение 3 месяцев по причинам, не связанным со смертью. Это могло привести к недооценке пациентов в SSG. В-третьих, ожидаемая продолжительность жизни не была собрана в базе данных. Предполагалось, что пролеченные хирургическим путем пациенты, включенные в это исследование, имели ожидаемую продолжительность жизни более 3 месяцев в соответствии с историческими критериями включения. В-четвертых, хирургическое вмешательство само по себе, откладывая системное лечение, может отрицательно сказаться на выживаемости в отдельных случаях.Это не было определено в этом исследовании. В-пятых, чтобы ответить на этот вопрос исследования, были включены только хирургические пациенты, что вносит погрешность отбора. Из этого анализа невозможно сделать вывод о пациентах, получавших только лучевую терапию. Наконец, состояние производительности на презентации может быть трудно интерпретировать. Пациенты с плохой ECOG при поступлении вторично по поводу острой компрессии или нестабильности спинного мозга могут отличаться от пациентов с длительно сохраняющимся плохим функциональным статусом. Было бы полезно лучше определить, как развивается ECOG до операции, и это станет предметом дальнейших исследований.

Результаты этого исследования не должны быть неверно истолкованы как одобрение операции для каждого пациента с ожидаемой выживаемостью менее 3 месяцев; тем не менее, они доверяют тому, чтобы не отказывать пациентам в операции только на основании ожидаемой выживаемости. Более того, если придерживаться ожидаемых критериев выживаемости, недооценка ожидаемой продолжительности жизни и последующее неадекватное лечение метастазов в позвоночник могут лишить пациентов заслуживающего лечения. Мы подтвердили, что пациенты с хорошим исходным функциональным состоянием действительно получают пользу и удовлетворены хирургическим лечением независимо от выживаемости, и поэтому им не следует отказываться от лечения из-за отсутствия ожидаемой пользы.Кроме того, доступность более ограниченных вмешательств, таких как хирургия сепарации, цементная аугментация, минимально инвазивная аппаратура и спинальная лазерная внутритканевая термальная терапия, существенно изменила болезненность того, что может быть предложено этим пациентам. Такие менее инвазивные и потенциально менее дорогостоящие варианты следует рассматривать для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пациентам с хорошим исходным общим состоянием может помочь хирургическое лечение, даже если они выживают менее 3 мес.Однако хирургический подход должен быть адаптирован с учетом состояния здоровья пациента и ожидаемой выживаемости. С поправкой на исходное функциональное состояние, HRQOL через 6 недель после лечения не зависит от выживаемости. Объем хирургического вмешательства, исходное состояние здоровья и предпочтения пациента должны быть в центре внимания процесса принятия решения. Даже если бы мы могли точно предсказать выживаемость, ожидаемая продолжительность жизни сама по себе не должна быть критерием исключения для хирургического вмешательства.

Раскрытие информации

Это исследование было организовано и профинансировано AOSpine International через AOSpine Knowledge Forum Tumor, специализированную группу международных экспертов в области онкологии позвоночника, действующих от имени AOSpine. Поддержка исследования оказывалась непосредственно через Исследовательский отдел AOSpine и Отдел клинических исследований и документации АО. Исследовательский грант для этого исследования был получен от Фонда ортопедических исследований и образования (OREF). Авторы не имеют личной, финансовой или институциональной заинтересованности в каких-либо препаратах, материалах или устройствах, описанных в этой статье.У Dr Dea есть соглашение о консультационных услугах со Stryker and Baxter; он получил гонорар за выступления и владеет акциями Medtronic. Д-р Versteeg получил плату за консультации, проезд и проживание от AOSpine International. Д-р Сахгал проводил образовательные семинары в компаниях Elekta AB, Accuray Inc и Varian medical systems; получил исследовательский грант от Elekta AB; получил путевые расходы и расходы от Elekta и Varian; и принадлежит исследовательскому консорциуму Elekta MR Linac. У доктора Райнса есть образовательные обязательства перед компанией Stryker.Доктор Скиубба получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от компаний Medtronic, DePuy Synthes, Stryker, NuVasive и K2M. Д-р Арнольд получил оплату проезда и расходов от AOSpine North America; владеет правами и интересами интеллектуальной собственности, акционерным капиталом и ответственным положением в Evoke Medical; получил капитал от Z-Plasty; получал гонорары за консультации от Stryker Orthopaedics, Ulrich, Spinguard, In Vivo Therapeutics и In Vivo; и получал гонорары за консультации, путевые расходы и расходы от Stryker Spine, Spinewave и Medtronic.Доктор Лауфер получал гонорары за консультации от Globus, DePuy Synthes и SpineWave. Доктор Гокаслан получил исследовательскую поддержку от AOSpine North America и владеет акциями Spinal Kinetics. Д-р Фишер получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от Medtronic, исследовательские гранты от OREF и стипендии, выплачиваемые учреждению от AOSpine и Medtronic.

Примечания

Резюме этого исследования было представлено 26 сентября 2019 г. на 34-м ежегодном собрании Североамериканского общества позвоночника в Чикаго, штат Иллинойс.

ССЫЛКИ

1.

Patchell

RA

,

Tibbs

PA

,

Regine

WF

и др. .

Прямая декомпрессивная хирургическая резекция при лечении компрессии спинного мозга, вызванной метастатическим раком: рандомизированное исследование

.

Ланцет

.

2005

;

366

(

9486

):

643

648

.2.

Томас

КС

,

Носик

Б

,

Фишер

CG

и др..

Экономическая эффективность операции в сочетании с лучевой терапией по сравнению с одной лучевой терапией при метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Int J Radiat Oncol Biol Phys

.

2006

;

66

(

4

):

1212

1218

.3.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Holmer

H

.

Экономическая эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Позвоночник

.

2014

;

39

:

S99

S105

.4.

Choi

D

,

Ricciardi

F

,

Arts

M

и др. .

Точность прогнозирования общих прогностических систем оценки метастатического заболевания позвоночника: результаты проспективного международного многоцентрового исследования 1469 пациентов

.

Позвоночник (Фила Па, 1976)

.

2018

;

43

(

23

):

1678

1684

.5.

Laufer

I

,

Iorgulescu

JB

,

Chapman

T

и др. .

Местный контроль метастазов в позвоночник после «операции по разделению» и адъювантной гипофракционированной или высокодозной однофракционной стереотаксической радиохирургии: анализ результатов у 186 пациентов

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2013

;

18

(

3

):

207

214

.6.

Redmond

KJ

,

Lo

SS

,

Soltys

SG

и др..

Согласованные рекомендации по послеоперационной стереотаксической лучевой терапии метастазов в позвоночник: результаты международного исследования

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2017

;

26

(

3

):

299

306

.7.

Молдинг

HD

,

Elder

JB

,

Lis

E

и др. .

Местный контроль заболевания после декомпрессивной хирургии и адъювантной высокодозной однофракционной радиохирургии при метастазах в позвоночник

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2010

;

13

(

1

):

87

93

.8.

Choi

D

,

Crockard

A

,

Bunger

C

и др. .

Обзор классификации метастатических опухолей позвоночника и показаний к операции: консенсусное заявление Глобальной исследовательской группы по опухолям позвоночника

.

Евро Позвоночник J

.

2010

;

19

(

2

):

215

222

.9.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Tetreault

L

и др. .

Выживаемость и клинические исходы у хирургически леченных пациентов с метастатической эпидуральной компрессией спинного мозга: результаты проспективного многоцентрового исследования AOSpine

.

J Клин Онкол

.

2016

;

34

(

3

):

268

276

.10.

Morgen

SS

,

Nielsen

DH

,

DH

,

,

CF

,

Søgaard

R

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Умеренная точность прогностических систем оценки в последовательной проспективной когорте из 544 пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

J Cancer Res Clin Oncol

.

2014

;

140

(

12

):

2059

2064

.11.

Oken

MM

,

Creech

RH

,

Tormey

DC

и др. .

Критерии токсичности и ответа Восточной кооперативной онкологической группы

.

Am J Clin Oncol

.

1982

;

5

(

6

):

649

656

.12.

Versteeg

AL

,

Sahgal

A

,

Рейнс

LD

и др. .

Психометрическая оценка и адаптация опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника для оценки связанного со здоровьем качества жизни у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Рак

.

2018

;

124

(

8

):

1828

1838

.13.

Goodwin

CR

,

Abu-Bonsrah

N

,

Рейнс

LD

и др. .

Молекулярные маркеры и таргетная терапия при метастатических опухолях позвоночника

.

Позвоночник

.

2016

;

41

:

S218

S223

.14.

Batista

N

,

Тройник

J

,

Sciubba

D

и др. .

Новые и установленные клинические, гистопатологические и молекулярно-параметрические прогностические факторы метастатического поражения позвоночника, вторичного по отношению к раку легкого: помощь хирургам в принятии решений

.

J Clin Neurosci

.

2016

;

34

:

15

22

.15.

Tokuhashi

Y

,

y

,

Matsuzaki

H

,

ODA

H

,

Oshima

M

,

RYU

J

.

Пересмотренная система баллов для предоперационной оценки прогноза метастатической опухоли позвоночника

.

Позвоночник

.

2005

;

30

(

19

):

2186

2191

.16.

Tomita

K

,

Kawahara

N

,

Kobayashi

T

,

Йошида

A

,

Murakami

H

,

Akamaru

T

.

Хирургическая тактика при метастазах в позвоночник

.

Позвоночник

.

2001

;

26

(

3

):

298

306

.17.

Morgen

SS

,

Lund-andersen

,

C

,

C

,

Larsen

CF

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Прогноз у пациентов с симптоматической метастатической компрессией спинного мозга: выживаемость при различных диагнозах рака в когорте из 2321 пациента

.

Позвоночник

.

2013

;

38

(

16

):

1362

1367

.18.

Yamashita

T

,

T

,

Siemionow

Kb

,

MROZ

TE

,

Podichetty

V

,

Leyberman

IH

.

Проспективный анализ прогностических факторов у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Позвоночник

.

2011

;

36

(

11

):

910

917

.19.

Wang

M

,

Bünger

CE

,

Li

H

и др. .

Прогностическая ценность системы оценки Токухаши при метастазах в позвоночник с акцентом на различные группы первичных опухолей

.

Позвоночник

.

2012

;

37

(

7

):

573

582

.20.

Morgen

SS

,

Engelholm

SA

,

SA

,

Larsen

CF

,

Søgaard

R

,

DAHL

B

.

Качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

Ортоп Хирург

.

2016

;

8

(

3

):

309

315

.21.

Паулино Перейра

NR

,

Janssen

SJ

,

Раскин

KA

и др. .

Наиболее эффективные опросники для измерения качества жизни, физических функций и боли у пациентов с метастатическим поражением позвоночника: перекрестное проспективное исследование

.

Позвоночник J

.

2017

;

17

(

7

):

953

961

.22.

Verlaan

J-J

,

Choi

D

,

Versteeg

A

и др. .

Характеристики пациентов, выживших менее 3 месяцев или >2 лет после операции по поводу метастазов в позвоночник: можем ли мы избежать неправильного отбора пациентов?

Дж Клин Онкол

.

2016

;

34

(

25

):

3054

3061

.23.

Bosanquet

N

,

Sikora

K.

Экономика лечения рака в Великобритании

.

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

568

574

.24.

Tipsmark

LS

,

BÜNGER

CE

,

Wang

M

,

Morgen

SS

,

DAHL

B

,

Søgaard

R

.

Медицинские расходы, связанные с лечением пациентов с метастазами в позвоночник: когортное исследование с последующим 8-летним наблюдением

.

BMC Рак

.

2015

;

15

(

1

):

628

.25.

Turner

I

,

KENNEDY

J

,

J

,

MORRIS

S

,

CROKKARD

A

,

CHOI

D

.

Хирургия и лучевая терапия при симптоматических метастазах в позвоночник более эффективны с точки зрения затрат, чем только лучевая терапия: анализ полезности затрат в U.К. Центр позвоночника

.

Всемирный нейрохирург

.

2018

;

109

:

e389

e397

.26.

Торат

М

.

Оптимальное лечение рака — недостижимая цель?

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

530

.

Благодарности

Мы особенно хотели бы поблагодарить г-на Кристиана Нолла за статистический анализ. Мы хотели бы выразить благодарность каждому научному сотруднику и вспомогательному персоналу сотрудничающих центров за их помощь.

© Конгресс нейрохирургов, 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), который разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение произведения на любом носителе, при условии, что оригинальное произведение не изменено и не трансформировано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с журналами.разрешения@oup.com

Метастатическое заболевание позвоночника: следует ли отказывать пациентам с малой ожидаемой продолжительностью жизни в хирургическом лечении? Международное ретроспективное когортное исследование | Нейрохирургия

Аннотация

ПРЕДПОСЫЛКИ

Несмотря на нашу неспособность точно предсказать выживаемость многих онкологических больных, исторически необходимо учитывать ожидаемую продолжительность жизни не менее 3 месяцев для хирургического лечения метастазов в позвоночник.

ЦЕЛЬ

Сравнить качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL), у пациентов, выживших <3 месяцев после хирургического лечения, с пациентами, выжившими >3 месяцев, чтобы оценить обоснованность этих критериев включения.

МЕТОДЫ

Пациенты, перенесшие операцию по поводу метастазов в позвоночник в период с августа 2013 г. по май 2017 г., были ретроспективно выявлены в международном когортном исследовании. Качество жизни со здоровьем оценивали с использованием общих и специфичных для заболевания инструментов оценки результатов исходно, а также через 6 и 12 недель после операции. Первичным результатом было качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения, измеренное с помощью опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника (SOSGOQ).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего было включено 253 пациента: 40 пациентов умерли в течение первых 3 мес после операции и 213 пациентов прожили более 3 мес.У пациентов, выживших менее 3 месяцев после операции, исходное состояние работоспособности было ниже. Скорректированные анализы исходного состояния работоспособности не выявили существенной разницы в HRQOL между обеими группами через 6 недель после лечения. Между обеими группами не было обнаружено существенной разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель в отношении их лечения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При контроле исходного функционального состояния качество жизни через 6 недель после операции по поводу метастазов в позвоночник не зависит от выживаемости.Чтобы оптимизировать улучшение HRQOL для этой популяции пациентов, исходное функциональное состояние должно иметь приоритет над ожидаемой выживаемостью в процессе принятия хирургического решения.

СОКРАЩЕНИЯ

    сокращения

  • AE

  • AIS

    AIS

    AIS

  • CI

  • CI

  • ECOG

    Восточная кооперативная онкология Группа

  • HRQOL

    Качество здоровья

  • LSG

  • MESCC

    Метастатический эпидуционный спинного мозга компрессия

  • NRS

  • NRS

  • SINS

    SPINAL SINS

    SP-36

    SF-36

    36-пункт короткое представление о здоровье

  • SOSGOQ

    Опросник результатов исследования Spine Oncology Study Group

  •  
  • SSG

ан d качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL). 1-3 Недавние достижения в медицинской онкологии, особенно в области целенаправленного молекулярного лечения, привели к тому, что пациенты с метастатическим поражением позвоночника и кажущимся неблагоприятным прогнозом живут дольше, что затрудняет принятие традиционных хирургических решений. 4 В сочетании с прорывами в лучевой терапии и хирургических технологиях, таких как разделительная хирургия, у онкологов и хирургов появилось больше вариантов лечения для поддержания или улучшения качества жизни, но мало рекомендаций по их применению. 5-7

В течение многих лет обязательным условием любого хирургического показания для пациентов с метастазами в позвоночник была ожидаемая выживаемость не менее 3 мес. 1,8,9 Это хирургическое требование исходит из того, что пациенты с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не должны подвергаться инвазивному хирургическому лечению, поскольку вероятность улучшения качества жизни HRQOL была низкой, профиль нежелательных явлений (НЯ) был высоким, а экономический баланс был неблагоприятным. . Эти предположения, однако, не основаны на фактических данных и, по-видимому, вытекают из критериев включения знаковых исследований. 1 Кроме того, онкологи и хирурги часто ошибаются, когда речь идет о прогнозировании продолжительности жизни онкологического больного. 10 Таким образом, возникают вопросы относительно произвольного хирургического показания к выживанию в течение 3 месяцев. Как мы можем рассматривать только пациентов с ожидаемой продолжительностью жизни более 3 месяцев, когда мы не можем точно предсказать, кто проживет более 3 месяцев? И при наличии большого количества новых хирургических и лучевых технологий, почему людям с инвалидизирующей механической болью и/или прогрессирующим неврологическим дефицитом отказывают в лечении, поскольку предполагается, что их ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 3 месяцев?

Основной целью данной статьи является исследование КЖ после хирургического лечения пациентов с метастатическим поражением позвоночника с короткой выживаемостью; более точно сравнить характер улучшения у пациентов с короткой (менее 3 мес) и длительной (более 3 мес) выживаемостью на основе наблюдаемого времени выживания.Второстепенной целью является сравнение удовлетворенности пациентов лечением между группами короткого (SSG) и длительного выживания (LSG). Более широкая цель состоит в том, чтобы внести свой вклад в процесс переопределения критериев включения для хирургического рассмотрения этих пациентов, в конечном счете, путем включения переменных, которые поддаются измерению во время поступления и не ожидаются на основе неточных прогностических инструментов. 4

МЕТОДЫ

Выбор пациента

Международное многоцентровое проспективное когортное исследование было начато в августе 2013 г. в 10 опытных онкологических центрах позвоночника в Северной Америке и Европе.Критерии включения в это исследование включали диагноз метастатического поражения позвоночника любой первичной опухолью, возраст от 18 до 75 лет и хирургическое лечение или лучевую терапию. Тип операции был оставлен на усмотрение лечащего хирурга и включал операцию по стабилизации, неврологию и хирургию разделения. Пациенты были исключены, если у них была опухоль центральной нервной системы или первичная опухоль позвоночника. Для этого анализа из этой когорты ретроспективно были отобраны последовательные пациенты, получавшие хирургическое лечение, а пациенты, получавшие только лучевую терапию, были исключены.Протокол был одобрен советом по этике каждого участвующего центра. Все пациенты дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Идентификатор ClinicalTrials.gov для этого исследования — NCT01825161.

Оценка результатов

Проспективно были собраны демографические данные, история болезни, диагностика, лечение, состояние работоспособности, удовлетворенность пациентов, нежелательные явления и качество жизни, связанное со здоровьем. Состояние работоспособности оценивали с помощью Восточной кооперативной онкологической группы (ECOG). 11 Показатели качества жизни и боли оценивались исходно, а также через 6, 12, 24, 52 и 104 недели после лечения или до смерти с использованием опросника SOSGOQ (версия 2.0), 12 Краткая форма анкеты исследования медицинских результатов 36 Health Survey (SF-36, версия 2.0; Medical Outcomes Trust, Бостон, Массачусетс), шкале EQ-5D-3 L (© EuroQol Group EQ-5D) и шкале оценки боли (NRS). Удовлетворенность пациентов основывалась на пункте 21 SOSGOQ. «Очень доволен» и «в некоторой степени удовлетворен» были классифицированы как «удовлетворены», «не удовлетворены и не удовлетворены» — как «нейтрально», а «в некоторой степени неудовлетворены» и «очень недовольны» — как «неудовлетворены».НЯ были сгруппированы в интраоперационные НЯ и послеоперационные НЯ. Все данные хранились в защищенном веб-приложении (Research Electronic Data Capture [REDCap]; Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси).

Статистический анализ

Сравнивали две группы: с наблюдаемой выживаемостью менее 3 мес (SSG) и с выживаемостью более 3 мес (LSG). Выживаемость оценивали по доле пациентов, подтвержденных живыми или мертвыми на 105-й день после лечения.Первичной конечной точкой было изучение HRQOL через 6 недель после лечения в каждой группе с использованием инструмента оценки HRQOL для конкретного заболевания (SOSGOQ). Вторичной конечной точкой была оценка удовлетворенности пациентов через 6 недель в обеих группах. Пациенты, которые были потеряны для последующего наблюдения до 3-месячного визита, не связанного со смертью, были исключены из полного анализа. Только пациенты с подтвержденной смертью в течение 3 мес после операции были включены в группу выживания менее 3 мес. Все непрерывные переменные были суммированы с использованием следующей описательной статистики: n (количество достоверных наблюдений), среднее значение, стандартное отклонение, медиана, максимум и минимум.Частота и процент наблюдаемых уровней сообщались для всех категориальных показателей. Группы сравнивали с использованием критерия t или критерия суммы рангов Уилкоксона и критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера, в зависимости от зависимой переменной. Порядковые данные сравнивались с использованием критерия тренда Кокрана-Армитиджа. Для анализа повторных измерений мы использовали нескорректированные модели смешанных эффектов с неструктурированной ковариацией для оптимизации данных, которые будут учитываться для модели. Чтобы контролировать исходные различия, мы использовали скорректированную модель со смешанным эффектом, скорректированную только для исходного функционального состояния (ECOG) из-за небольшого числа пациентов в SSG.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей сложности 277 пациентов соответствовали критериям включения. Двадцать четыре пациента были потеряны для последующего наблюдения до визита через 3 месяца и, таким образом, не были включены в анализ (рис. 1). Подтверждена смерть 40 пациентов в течение первых 3 мес (SSG), а 213 пациентов выжили более 3 мес (LSG). Исходные характеристики населения показаны в таблице 1. Средний возраст составлял 61 год для SSG и 59 лет для LSG ( P  = 0,957), а мужской пол чаще встречался в SSG ( P  < .001). Средняя оценка неопластической нестабильности позвоночника (SINS) была одинаковой в обеих группах (11,2 против 10,3; P  = 0,101). Исходный показатель ECOG был хуже в SSG ( P  = 0,006). Более того, пациенты с короткой выживаемостью чаще имели рак легкого ( P  < 001), более высокую степень эпидурального заболевания ( P  = 001) и худшие показатели оценки нарушений по шкале Американской ассоциации травм позвоночника (AIS) ( P  < 0,001) по сравнению с LSG. В SSG 27,5% получали лучевую терапию в любой момент исследования по сравнению с 55.9% в МСУ. Заднебоковая вертебрэктомия выполнялась реже в ЗСГ (39,4% против 53,8% в МЛС), хотя статистически значимой разницы выявлено не было ( P  = 0,193). Не было различий между обеими группами в отношении использования чрескожной фиксации ( P  = 1,000), и ни один пациент не лечился лазерной внутритканевой термотерапией. Исходные исходы, о которых сообщили пациенты, показаны в таблице 2. Исходная боль (NRS) и качество жизни со здоровьем, измеренные с помощью EQ5D и SOSGOQ2.0 были значительно хуже в SSG. Кривая выживаемости Каплана-Мейера, стратифицированная с помощью ECOG для всей анализируемой популяции, показана на рисунке 2.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

ТАБЛИЦА 1. Исходные характеристики пациентов

9

0

B 9 MILOUS (SD) 0 9 128 (50.6)

9 251

0 D D

5 2 9 103 (41.0) 9 12 (30.0) 9 12 (30.0) 0 97 (26,7) 9 67 (26.7) 9 4 (10.0) 9 46 (21,6) 9 46 (18.2) 0 9 14 (6.6) C C C C C

5 95 (35.5) 9 90 (36,3) 9 136 (64.5) 9 9 70 (32.9) 9 90 (35.6) 94 (33.2) 99 None 95 (77,5) 99 199 (78.7) 3 9 23 (67,6) 9 62 (37,6) 5 9939 9 Move (SD)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
 Пол, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22,5) 119 (55.9)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 49,4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2)
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. И около 50% часов бодрствования 55 (26.1) 67 (26.7)
3 — Способные только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвый 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
Локализация первичного рака, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Грудь 0 (0,0)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 50 ( 19.8)
простата 1 (2.5) 15 (5.9)
почек 3 (7.5) 37 (17.4) 40 15.8)
 Другое 20 (50.0) 82 (38.5) 102 (40.3)
Оригинальный сайт первичного рака остается контролируемым, N (%) 37 211 248

40

NO
15 (40.5) 75 (35.5)
Да 22 (59.5) 158 (63,7)
Время с момента постановки диагноза первичной опухоли (месяцев) .161 E E
Среднее (SD) 28.5 (41.9) 41.0 (50.0) 39.0 (48.9)
Другие сайты (ы) метастазов, N (%) A 40 213 213 253 253
None 9 (22.5) 9 84 (39.4) 93 (36.8)
6 (15,0) 10 (4,7) 16 (6.3)
Visceral 20 (50,0)
Осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 15 (37,5) 69 (32.4) 84 (33.2)
5 (12.5) 30 (14.1) 30 (14.1) 35 (13.8)
Другие 6 (15.0) 30 (14.1) 36 (14.2)
Боль, N (%) A 40 213 253
1 (2.5 ) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 9 34 (85,0) 165 (77,5)
Лучевая боль 17 (42,5) 104 (48.8) 121 (47.8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
9 Механический 131 (79.4) 154 (77.4)
Биологический 20 (58,8) 62 (37,6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для наиболее сильного сжатия (повторно сгруппировано), n (%) 40 205 245 .001 C C C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 113 (55.1) 124 (50.6)
Bilsky 2-3 29 (72,5) 92 ( 44.9) 121 (494)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 0 (0,0)  1 (0,0.4)
B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 (2.0)
C 6 (15,0) 8 (3.8) 14 ( 5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) 92 (28.5)
E 9 18 (45.0) 143 (67.1) 161 ( 63.6)   
Сумма баллов по SINS        .101 B B
N 40 212 212 252 252
11.2 (3.0) 10.3 (3.2) 10.4 (3.2)
9

0

B 9 MILOUS (SD)

95) 9

5 9 0 — полностью активный 9 67 (26.7) 9 9 4 (10.0) C 2 0 2 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
Пол, N (%) 40 213 213 253 253 <0 119 (55.9) 128 (50.6) 5
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N ( %) 40 211 211 251 .038 D d 0 (0,0) 24 (11.4) 24 (9.6)
1-Ограничены в физических нагрузках, но способны передвигаться и выполнять легкую или сидячую работу 14 (35.0) 89 (42.2)  103 (41.0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен.Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
сайт первичного рака, N (%) 40 213 253 253 C
Грудь 0 (0,0) 46 (21,6 ) 46 (18.2)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 14 (6.6) 15 5.9)
почка 3 (7.5) 37 (17.4) 40 (15.8) 40 (15.8)
Другие 20 (50,0) 82 (38.5) 102 40.3)  
Исходная локализация первичного рака остается контролируемой, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)
. Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P . Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2) 9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6) Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4) Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D D D

5 9 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6) 1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)    2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1) 9 67 (26.7) 9 3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)  4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6) 5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253

9 <2001 C C C Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)  Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8) Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9) 3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4) 97 (17.4) 90 (15.8) Другое 20 (50,0) 9 82 (38.5) 9 102 (40.3) Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C № 15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3) Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9) Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253 None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8) 93 (36.8) мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3) 9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6) осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 9 (37.5) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2) Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8) 9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2) Боль, N (%) 40 213 253 5) 7 (3.3) 8 (3.2) осевой боли 34 (85,0) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8) Тип осевой боли, N (%) A 3 34 165 199 23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4) Биологический Биологический 9 20 (58.8) 62 (37.6) 82 (41.2) Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C C C C 5 Bilsky 0-1C 11 (27.5) 9 113 (55.1) 124 (50.6)  Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4) AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4) 9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5) D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2) D D

5 9 0 (0,0) 9 67 (26.7) 9

9 <2001 C C C 97 (17.4) 90 (15.8) 9 82 (38.5) 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b
Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0)
сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253
Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)
 Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9)
3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4)
Другое 20 (50,0) 9 102 (40.3)
Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)  
ТАБЛИЦА 2.

исходных результатов, о которых сообщают пациенты (PRO)

9.3 (SD)

0

5 9 9 26.3 (8.6) 9 39.7 (12.8) 2

5 30 9 199 9 Move (SD)
исходных данных PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Индекс NRS боли .044 A
N 32 204 236 236
7.3 (2.5) 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N
9 30 9 199 229
Среднее (SD) 0 .31 (0.24) 0,49 (0.28) 0.47 (0.28)
N 32 201 233 233
Среднее (SD) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Суммар на содержание   .095 B B
N 32 201 9 233 5
39.7 (12.8) 43.6 (12,0) 43,0 (12.2)
SOSGOQ Общий балл (версия 2)
N
229
45.0 (13,9) 51,7 (18,1) 50,8 (17,7)
2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 45.0 (13.9) 95.0 (13.9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 229 229
(18.1)
Таблица 2.

Базовые результаты для пациентов ( PRO)

2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 95.0 (13.9)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
Среднее (SD) 45.0 (13.9) 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
2 2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 9 2 9 95.0 (13.9) 95.0 (13,9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый Pro . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
45.0 (13,9)

Регулированный смешанный эффект был выполнен для настройки для базового состояния производительности (таблица 3).В этой модели у SSG наблюдалось статистически незначимое уменьшение боли на 1,4 балла ( P  = 0,415) по сравнению с 2,7 балла у LSG ( P  < 001) через 6 недель. Внутригрупповое улучшение КЖСЗ по сравнению с исходным уровнем до 6 недель не было значимым ни для одного из инструментов оценки результатов в SSG. В LSG значительное улучшение КЖСЗ через 6 недель после лечения было обнаружено при использовании EQ-5D ( P  < 001) и SOSGOQ2.0 ( P  < 001), но не оценки физического компонента SF-36v2. (PCS) или оценка ментального компонента (MCS) ( P  = .345 и P  = 0,239). Межгрупповое сравнение показало лучшие показатели боли через 6 недель в LSG (5,7 против 3,6; P  = 0,010). Что касается основного результата, не было статистических различий в КЖСЗ через 6 недель между обеими группами, измеренными с помощью SOSGOQ2.0 (48,1 против 61,4; P  = 0,101), а также с помощью EQ-5D ( P  = 0,189), SF-36 PCS ( P  = 0,866) и SF-36 MCS ( P  = 0,453). EQ-5D улучшился почти одинаково в обеих группах, 0,16 в SSG по сравнению с 0.15 в МСУ. У выживших пациентов улучшение качества жизни сохранялось до последнего доступного наблюдения.

ТАБЛИЦА 3. Скорректированные модели смешанных эффектов

, полученные оценки различий в средних баллах конечных точек эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, скорректированные для исходного уровня ECOG

90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <.001
9 0 9 9 9 9 9 9 2 9 5.7 (4.6; 6,9) 0 9 127 9 EQ-5d (3 л) 9 9 .089 422 0 9 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK 0
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
боли NRS
32 32 7.1 (6.2; 8.0) 202 6.2 (5.8; 6,6) . 606
6 WK 15 -1.4 (-3.4; 0,6) .415 163 163 3.6 (3.2; 3.9) -2,7 (-3,3; -2,0) <.001 .010
12 WK 3 6,1 (3,9; 8,3) –1,0 (–4,6; 2,6) .990 155 155 3.2 (2.8; 3.6) -3.0 (-3.8; -2.3) <.001 .164
26 WK 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
9    
 Исходный уровень 30  0.32 (0.23; 0,41) 197 197 0,45 (0,42; 0,49) 9 .089
6 WK 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 ( -0.03; 0,35) .146 160 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189
12 WK 3 0,37 ( 0,20; 0,54) 0.06 (-0.23; 0,34) .999 .99 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 126 126 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
     
 Исходный уровень 32  26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22,8) <.001
Таблица 3.

Регулированные модели смешанного эффекта, полученные оценки различий в средних оценках Конечные точки эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, с поправкой на базовый уровень ECOG

0 0 9 9 EQ- 9 5D (3 л) 0 440 9 440 9 9 9 0 9 9 126 0 0 0 9 0 0 0 9 2 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
6 WK 15 15 5.7 (4.6; 6,9) -1,4 (-3,4; 0,6) .415 . 415 163 3.6 (3.2; 3.9) -2.7 (-3.3 ; -2.0) <.001 .010 .010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 155 3.2 (2,8; 3,6) –3,0 (–3,8; –2,3) <0,001 .164
26 WK 127 127 3,3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3,7; -2.2) <22)
30435 30 0,32 (0,23; 0,41) 197 0.45 (0,42; 0,49) .089 .089
6 WK 15 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 160 0.61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189 .189
12 WK 3 0,37 (0.20; 0,54) 0,06 (-0,23; 0,34) 0,999 152 0,68 (0,65; 0.71) 91) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0.28) <.001
SF-36V2 PCS
Базовый уровень 32 26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22.8) <.001
90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <0,001

Не было никакой разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель после лечения, 8 P 604 = 90,4 (90). В обеих группах более 3/4 пациентов были очень или частично удовлетворены лечением метастазов в позвоночник. В SSG 76,9% были удовлетворены лечением опухоли позвоночника по сравнению с 78,8% в LSG. Ни один пациент не был удовлетворен в SSG по сравнению с 8.1% в МСУ.

Сводка НЯ показана в таблице 4. Не было различий в частоте возникновения интраоперационных НЯ между обеими группами (10% против 11,3%; P  = 1,000), но послеоперационных НЯ было больше в SSG (55 % против 35,2%; P  = 0,018), и возникновение любых НЯ также было более частым в SSG (57,5% против 39,0%; P  = 029). Кроме того, возникновение НЯ было связано с более коротким выживанием ( P  = 0,005). Однако объем операции, измеряемый кровопотерей и временем операции, не влиял на выживаемость в этом исследовании.

ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  
9 36 (90,0) 9 225 (88,9) 9 225 (88.9) 9 18 (45.0) 9 138 (64.8) 9 130 (61.0) 9 147 (58.1) 23 (57.5) 106 (41.9)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1 000 1.000
189 (88.7)
Да 4 (10.0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Какие-либо послеоперационные нежелательные явления? N (%) .018 .018
156 (61,7)
Да 22 (55,0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029
NO 17 (42.5)
Да
9 83 (39.0)  
ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 189 (88,7) 9 Да 9 156 (61.7) 22 (55,0) 9 75 (35.2)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1.000
36 (90,0) 225 (88.9) 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)
Любые послеоперационные нежелательные явления? n (%) .018
18 (45.0) 138 (64.8)
Да
22 (55.0)  
Любое нежелательное явление? n (%) 9 .029 .029
17 (42.5) 130 (61,0) 147 (58.1)
23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)
9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы обнаружили, что улучшение боли и улучшение качества жизни через 6 недель после операции было более значительным у пациентов, выживших более 3 месяцев.Тем не менее, пациенты с короткой выживаемостью были значительно хуже на исходном уровне, о чем свидетельствует значительно худшее функциональное состояние, более высокий уровень боли и более низкое качество жизни, что делает две группы очень сложными для сравнения. При контроле исходного функционального состояния мы обнаружили, что качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения было одинаковым, независимо от выживаемости пациентов, что опровергает догму о том, что пациентам с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не помогает хирургическое вмешательство, когда желательным результатом является качество жизни HRQOL. Это первое исследование, оспаривающее концепцию о том, что пациенту с короткой выживаемостью не следует рассматривать вопрос о хирургическом вмешательстве.Другие факторы, такие как исходное функциональное состояние, объем хирургического вмешательства и, конечно, предпочтения пациента, могут быть более важными, чем произвольный 3-месячный порог.

Пациенты обеих групп были в равной степени удовлетворены лечением. Совместное принятие решений и ожидания вызвали громкий резонанс в этой популяции пациентов. Тот факт, что в последние месяцы жизни 75% пациентов были удовлетворены своим лечением, имеет клиническое значение. Однако, несмотря на то, что удовлетворенность оценивалась специально для лечения опухоли позвоночника, вполне возможно, что этот высокий уровень удовлетворенности может быть частично результатом интенсивного медицинского ухода, полученного пациентами в последние недели их жизни, а не просто результатом хирургической процедуры.Доля пациентов, страдающих послеоперационными НЯ, оказалась выше в SSG. Однако этот биномиальный анализ трудно интерпретировать из-за небольшого числа пациентов и общего числа НЯ в SSG.

Благодаря постоянному развитию таргетной молекулярной терапии и онкологической помощи в целом становится все труднее точно предсказать ожидаемую продолжительность жизни онкологического больного. 13 В нынешнюю эру метастатического заболевания больше нет широких категорий гистологии; например, рак легких не одинаков и не должен рассматриваться как таковой. 14 Две наиболее известные прогностические системы оценки пациентов с метастатическим поражением позвоночника (шкалы Токухаши и Томита) не включают в свои системы оценки молекулярные сигнатуры и не отражают современные методы лечения. 15,16 Многие разные авторы подвергают сомнению текущую достоверность этих систем оценки 10,17-19 и сообщают об общей точности от умеренной до низкой от 33% до 64%. 4 В недавней международной когорте MESCC, в которой критерии включения включали ожидаемую продолжительность жизни более 3 мес., уровень смертности в течение 3 мес. составил 28%, что еще раз подтверждает проблемы, связанные с отбором пациентов на основе ожидаемой выживаемости. 9 Тем не менее, даже включая этих краткосрочных выживших, авторы сообщили о значительном улучшении КЖСЗ в каждый момент времени.

Насколько нам известно, только в одном другом исследовании изучалось качество жизни, связанное со здоровьем, на основе выживаемости. 20 Они обнаружили улучшение КЖСЗ только у пациентов, проживших более 6 месяцев после операции. Расхождение с нашими результатами может быть связано с отбором пациентов. Они включали только пациентов с острыми симптомами компрессии спинного мозга, в то время как только у 56% нашей хирургической когорты была эпидуральная болезнь высокой степени.Их предоперационный средний балл EQ5D составлял 0,28, что значительно хуже, чем у нашей популяции (0,47). Более того, их когорта имела общую медиану выживаемости всего 108 дней, а 34% нашей когорты были еще живы через 1 год, что указывает на заметные различия между двумя когортами. Кроме того, мы использовали опросник HRQOL для конкретного заболевания, который оказался наиболее эффективным для измерения качества жизни в этой популяции пациентов, 21 , в отличие от общего инструмента оценки результатов. В другом исследовании, посвященном отбору пациентов для операции, Verlaan et al. 22 обнаружили, что плохое функциональное состояние при поступлении было самым сильным показателем плохой краткосрочной выживаемости, но изменения качества жизни в этом SSG не оценивались.

Затраты

Важность расходов на лечение онкологических заболеваний вызывает все большую озабоченность, особенно в связи с нехваткой ресурсов. 23 Онкологические операции на позвоночнике могут быть чрезмерно дорогими, особенно в странах с развивающейся экономикой, и поэтому существует острая необходимость в анализе экономической эффективности этих вмешательств. Большое количество недавно опубликованных экономических анализов подтверждает важность этого вопроса. Систематический обзор, оценивающий экономическую эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга, пришел к выводу, что операция была более эффективной, но более дорогостоящей, и что отсутствовал должным образом проведенный анализ экономической эффективности. 3 Затраты на онкологию позвоночника коррелируют с хирургической инвазивностью. 24 Таким образом, менее инвазивные варианты потенциально могут быть более рентабельными, особенно для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни. Сравнивая высокие затраты на госпитализацию и лечение по месту жительства, любое вмешательство, способное уменьшить стационарное лечение, оказывает влияние на экономическую эффективность. Экономия затрат на лечение по месту жительства может полностью компенсировать затраты на хирургическое вмешательство у этой группы пациентов. 25 Следовательно, мы можем ожидать значительного влияния на экономическую эффективность ограниченного вмешательства, которое может позволить пациенту выписаться домой раньше. Поскольку стоимость дополнительного дня амбулаторного лечения составляет 60 долларов, легко предсказать экономическую эффективность даже в коротком плече выживания. 2 Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, необходимы более качественные исследования с социальной точки зрения с использованием данных на уровне пациентов.

Другая проблема, связанная с высокими расходами на лечение онкологии позвоночника, — это альтернативные издержки.Каждый доллар, потраченный на пациента с раком, не тратится на другого пациента с большей продолжительностью жизни. Этот сложный и деликатный этический вопрос должен возникнуть в отношении лечения рака, и в конечном итоге юрисдикции и плательщики должны будут принять важные решения. Оптимальная помощь при раке, особенно с дорогостоящим системным лечением, иммунотерапией и сложными операциями, может быть недостижимой целью. 26

Преимущества и недостатки

Наш анализ имеет множество ограничений.Во-первых, небольшое количество пациентов с выживаемостью менее 3 мес ограничивало возможность выявления статистически значимых предикторов и возможности демонстрации внутригрупповой значимости, а также ограничивало корректирующий параметр до 1 (ECOG). Это может объяснить отсутствие статистически значимого улучшения КЖСЗ в группе с короткой выживаемостью, хотя величина улучшения была клинически значимой и почти одинаковой в обеих группах для EQ-5D. Он также мог быть недостаточным для выявления статистически значимой разницы в SOSGOQ через 6 недель, несмотря на клинически значимую разницу.Это также затрудняет интерпретацию и анализ данных АЭ. Во-вторых, 24 пациента были исключены из анализа, поскольку они были потеряны для последующего наблюдения в течение 3 месяцев по причинам, не связанным со смертью. Это могло привести к недооценке пациентов в SSG. В-третьих, ожидаемая продолжительность жизни не была собрана в базе данных. Предполагалось, что пролеченные хирургическим путем пациенты, включенные в это исследование, имели ожидаемую продолжительность жизни более 3 месяцев в соответствии с историческими критериями включения. В-четвертых, хирургическое вмешательство само по себе, откладывая системное лечение, может отрицательно сказаться на выживаемости в отдельных случаях.Это не было определено в этом исследовании. В-пятых, чтобы ответить на этот вопрос исследования, были включены только хирургические пациенты, что вносит погрешность отбора. Из этого анализа невозможно сделать вывод о пациентах, получавших только лучевую терапию. Наконец, состояние производительности на презентации может быть трудно интерпретировать. Пациенты с плохой ECOG при поступлении вторично по поводу острой компрессии или нестабильности спинного мозга могут отличаться от пациентов с длительно сохраняющимся плохим функциональным статусом. Было бы полезно лучше определить, как развивается ECOG до операции, и это станет предметом дальнейших исследований.

Результаты этого исследования не должны быть неверно истолкованы как одобрение операции для каждого пациента с ожидаемой выживаемостью менее 3 месяцев; тем не менее, они доверяют тому, чтобы не отказывать пациентам в операции только на основании ожидаемой выживаемости. Более того, если придерживаться ожидаемых критериев выживаемости, недооценка ожидаемой продолжительности жизни и последующее неадекватное лечение метастазов в позвоночник могут лишить пациентов заслуживающего лечения. Мы подтвердили, что пациенты с хорошим исходным функциональным состоянием действительно получают пользу и удовлетворены хирургическим лечением независимо от выживаемости, и поэтому им не следует отказываться от лечения из-за отсутствия ожидаемой пользы.Кроме того, доступность более ограниченных вмешательств, таких как хирургия сепарации, цементная аугментация, минимально инвазивная аппаратура и спинальная лазерная внутритканевая термальная терапия, существенно изменила болезненность того, что может быть предложено этим пациентам. Такие менее инвазивные и потенциально менее дорогостоящие варианты следует рассматривать для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пациентам с хорошим исходным общим состоянием может помочь хирургическое лечение, даже если они выживают менее 3 мес.Однако хирургический подход должен быть адаптирован с учетом состояния здоровья пациента и ожидаемой выживаемости. С поправкой на исходное функциональное состояние, HRQOL через 6 недель после лечения не зависит от выживаемости. Объем хирургического вмешательства, исходное состояние здоровья и предпочтения пациента должны быть в центре внимания процесса принятия решения. Даже если бы мы могли точно предсказать выживаемость, ожидаемая продолжительность жизни сама по себе не должна быть критерием исключения для хирургического вмешательства.

Раскрытие информации

Это исследование было организовано и профинансировано AOSpine International через AOSpine Knowledge Forum Tumor, специализированную группу международных экспертов в области онкологии позвоночника, действующих от имени AOSpine. Поддержка исследования оказывалась непосредственно через Исследовательский отдел AOSpine и Отдел клинических исследований и документации АО. Исследовательский грант для этого исследования был получен от Фонда ортопедических исследований и образования (OREF). Авторы не имеют личной, финансовой или институциональной заинтересованности в каких-либо препаратах, материалах или устройствах, описанных в этой статье.У Dr Dea есть соглашение о консультационных услугах со Stryker and Baxter; он получил гонорар за выступления и владеет акциями Medtronic. Д-р Versteeg получил плату за консультации, проезд и проживание от AOSpine International. Д-р Сахгал проводил образовательные семинары в компаниях Elekta AB, Accuray Inc и Varian medical systems; получил исследовательский грант от Elekta AB; получил путевые расходы и расходы от Elekta и Varian; и принадлежит исследовательскому консорциуму Elekta MR Linac. У доктора Райнса есть образовательные обязательства перед компанией Stryker.Доктор Скиубба получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от компаний Medtronic, DePuy Synthes, Stryker, NuVasive и K2M. Д-р Арнольд получил оплату проезда и расходов от AOSpine North America; владеет правами и интересами интеллектуальной собственности, акционерным капиталом и ответственным положением в Evoke Medical; получил капитал от Z-Plasty; получал гонорары за консультации от Stryker Orthopaedics, Ulrich, Spinguard, In Vivo Therapeutics и In Vivo; и получал гонорары за консультации, путевые расходы и расходы от Stryker Spine, Spinewave и Medtronic.Доктор Лауфер получал гонорары за консультации от Globus, DePuy Synthes и SpineWave. Доктор Гокаслан получил исследовательскую поддержку от AOSpine North America и владеет акциями Spinal Kinetics. Д-р Фишер получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от Medtronic, исследовательские гранты от OREF и стипендии, выплачиваемые учреждению от AOSpine и Medtronic.

Примечания

Резюме этого исследования было представлено 26 сентября 2019 г. на 34-м ежегодном собрании Североамериканского общества позвоночника в Чикаго, штат Иллинойс.

ССЫЛКИ

1.

Patchell

RA

,

Tibbs

PA

,

Regine

WF

и др. .

Прямая декомпрессивная хирургическая резекция при лечении компрессии спинного мозга, вызванной метастатическим раком: рандомизированное исследование

.

Ланцет

.

2005

;

366

(

9486

):

643

648

.2.

Томас

КС

,

Носик

Б

,

Фишер

CG

и др..

Экономическая эффективность операции в сочетании с лучевой терапией по сравнению с одной лучевой терапией при метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Int J Radiat Oncol Biol Phys

.

2006

;

66

(

4

):

1212

1218

.3.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Holmer

H

.

Экономическая эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Позвоночник

.

2014

;

39

:

S99

S105

.4.

Choi

D

,

Ricciardi

F

,

Arts

M

и др. .

Точность прогнозирования общих прогностических систем оценки метастатического заболевания позвоночника: результаты проспективного международного многоцентрового исследования 1469 пациентов

.

Позвоночник (Фила Па, 1976)

.

2018

;

43

(

23

):

1678

1684

.5.

Laufer

I

,

Iorgulescu

JB

,

Chapman

T

и др. .

Местный контроль метастазов в позвоночник после «операции по разделению» и адъювантной гипофракционированной или высокодозной однофракционной стереотаксической радиохирургии: анализ результатов у 186 пациентов

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2013

;

18

(

3

):

207

214

.6.

Redmond

KJ

,

Lo

SS

,

Soltys

SG

и др..

Согласованные рекомендации по послеоперационной стереотаксической лучевой терапии метастазов в позвоночник: результаты международного исследования

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2017

;

26

(

3

):

299

306

.7.

Молдинг

HD

,

Elder

JB

,

Lis

E

и др. .

Местный контроль заболевания после декомпрессивной хирургии и адъювантной высокодозной однофракционной радиохирургии при метастазах в позвоночник

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2010

;

13

(

1

):

87

93

.8.

Choi

D

,

Crockard

A

,

Bunger

C

и др. .

Обзор классификации метастатических опухолей позвоночника и показаний к операции: консенсусное заявление Глобальной исследовательской группы по опухолям позвоночника

.

Евро Позвоночник J

.

2010

;

19

(

2

):

215

222

.9.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Tetreault

L

и др. .

Выживаемость и клинические исходы у хирургически леченных пациентов с метастатической эпидуральной компрессией спинного мозга: результаты проспективного многоцентрового исследования AOSpine

.

J Клин Онкол

.

2016

;

34

(

3

):

268

276

.10.

Morgen

SS

,

Nielsen

DH

,

DH

,

,

CF

,

Søgaard

R

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Умеренная точность прогностических систем оценки в последовательной проспективной когорте из 544 пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

J Cancer Res Clin Oncol

.

2014

;

140

(

12

):

2059

2064

.11.

Oken

MM

,

Creech

RH

,

Tormey

DC

и др. .

Критерии токсичности и ответа Восточной кооперативной онкологической группы

.

Am J Clin Oncol

.

1982

;

5

(

6

):

649

656

.12.

Versteeg

AL

,

Sahgal

A

,

Рейнс

LD

и др. .

Психометрическая оценка и адаптация опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника для оценки связанного со здоровьем качества жизни у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Рак

.

2018

;

124

(

8

):

1828

1838

.13.

Goodwin

CR

,

Abu-Bonsrah

N

,

Рейнс

LD

и др. .

Молекулярные маркеры и таргетная терапия при метастатических опухолях позвоночника

.

Позвоночник

.

2016

;

41

:

S218

S223

.14.

Batista

N

,

Тройник

J

,

Sciubba

D

и др. .

Новые и установленные клинические, гистопатологические и молекулярно-параметрические прогностические факторы метастатического поражения позвоночника, вторичного по отношению к раку легкого: помощь хирургам в принятии решений

.

J Clin Neurosci

.

2016

;

34

:

15

22

.15.

Tokuhashi

Y

,

y

,

Matsuzaki

H

,

ODA

H

,

Oshima

M

,

RYU

J

.

Пересмотренная система баллов для предоперационной оценки прогноза метастатической опухоли позвоночника

.

Позвоночник

.

2005

;

30

(

19

):

2186

2191

.16.

Tomita

K

,

Kawahara

N

,

Kobayashi

T

,

Йошида

A

,

Murakami

H

,

Akamaru

T

.

Хирургическая тактика при метастазах в позвоночник

.

Позвоночник

.

2001

;

26

(

3

):

298

306

.17.

Morgen

SS

,

Lund-andersen

,

C

,

C

,

Larsen

CF

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Прогноз у пациентов с симптоматической метастатической компрессией спинного мозга: выживаемость при различных диагнозах рака в когорте из 2321 пациента

.

Позвоночник

.

2013

;

38

(

16

):

1362

1367

.18.

Yamashita

T

,

T

,

Siemionow

Kb

,

MROZ

TE

,

Podichetty

V

,

Leyberman

IH

.

Проспективный анализ прогностических факторов у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Позвоночник

.

2011

;

36

(

11

):

910

917

.19.

Wang

M

,

Bünger

CE

,

Li

H

и др. .

Прогностическая ценность системы оценки Токухаши при метастазах в позвоночник с акцентом на различные группы первичных опухолей

.

Позвоночник

.

2012

;

37

(

7

):

573

582

.20.

Morgen

SS

,

Engelholm

SA

,

SA

,

Larsen

CF

,

Søgaard

R

,

DAHL

B

.

Качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

Ортоп Хирург

.

2016

;

8

(

3

):

309

315

.21.

Паулино Перейра

NR

,

Janssen

SJ

,

Раскин

KA

и др. .

Наиболее эффективные опросники для измерения качества жизни, физических функций и боли у пациентов с метастатическим поражением позвоночника: перекрестное проспективное исследование

.

Позвоночник J

.

2017

;

17

(

7

):

953

961

.22.

Verlaan

J-J

,

Choi

D

,

Versteeg

A

и др. .

Характеристики пациентов, выживших менее 3 месяцев или >2 лет после операции по поводу метастазов в позвоночник: можем ли мы избежать неправильного отбора пациентов?

Дж Клин Онкол

.

2016

;

34

(

25

):

3054

3061

.23.

Bosanquet

N

,

Sikora

K.

Экономика лечения рака в Великобритании

.

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

568

574

.24.

Tipsmark

LS

,

BÜNGER

CE

,

Wang

M

,

Morgen

SS

,

DAHL

B

,

Søgaard

R

.

Медицинские расходы, связанные с лечением пациентов с метастазами в позвоночник: когортное исследование с последующим 8-летним наблюдением

.

BMC Рак

.

2015

;

15

(

1

):

628

.25.

Turner

I

,

KENNEDY

J

,

J

,

MORRIS

S

,

CROKKARD

A

,

CHOI

D

.

Хирургия и лучевая терапия при симптоматических метастазах в позвоночник более эффективны с точки зрения затрат, чем только лучевая терапия: анализ полезности затрат в U.К. Центр позвоночника

.

Всемирный нейрохирург

.

2018

;

109

:

e389

e397

.26.

Торат

М

.

Оптимальное лечение рака — недостижимая цель?

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

530

.

Благодарности

Мы особенно хотели бы поблагодарить г-на Кристиана Нолла за статистический анализ. Мы хотели бы выразить благодарность каждому научному сотруднику и вспомогательному персоналу сотрудничающих центров за их помощь.

© Конгресс нейрохирургов, 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), который разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение произведения на любом носителе, при условии, что оригинальное произведение не изменено и не трансформировано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с журналами.разрешения@oup.com

Метастатическое заболевание позвоночника: следует ли отказывать пациентам с малой ожидаемой продолжительностью жизни в хирургическом лечении? Международное ретроспективное когортное исследование | Нейрохирургия

Аннотация

ПРЕДПОСЫЛКИ

Несмотря на нашу неспособность точно предсказать выживаемость многих онкологических больных, исторически необходимо учитывать ожидаемую продолжительность жизни не менее 3 месяцев для хирургического лечения метастазов в позвоночник.

ЦЕЛЬ

Сравнить качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL), у пациентов, выживших <3 месяцев после хирургического лечения, с пациентами, выжившими >3 месяцев, чтобы оценить обоснованность этих критериев включения.

МЕТОДЫ

Пациенты, перенесшие операцию по поводу метастазов в позвоночник в период с августа 2013 г. по май 2017 г., были ретроспективно выявлены в международном когортном исследовании. Качество жизни со здоровьем оценивали с использованием общих и специфичных для заболевания инструментов оценки результатов исходно, а также через 6 и 12 недель после операции. Первичным результатом было качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения, измеренное с помощью опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника (SOSGOQ).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего было включено 253 пациента: 40 пациентов умерли в течение первых 3 мес после операции и 213 пациентов прожили более 3 мес.У пациентов, выживших менее 3 месяцев после операции, исходное состояние работоспособности было ниже. Скорректированные анализы исходного состояния работоспособности не выявили существенной разницы в HRQOL между обеими группами через 6 недель после лечения. Между обеими группами не было обнаружено существенной разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель в отношении их лечения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При контроле исходного функционального состояния качество жизни через 6 недель после операции по поводу метастазов в позвоночник не зависит от выживаемости.Чтобы оптимизировать улучшение HRQOL для этой популяции пациентов, исходное функциональное состояние должно иметь приоритет над ожидаемой выживаемостью в процессе принятия хирургического решения.

СОКРАЩЕНИЯ

    сокращения

  • AE

  • AIS

    AIS

    AIS

  • CI

  • CI

  • ECOG

    Восточная кооперативная онкология Группа

  • HRQOL

    Качество здоровья

  • LSG

  • MESCC

    Метастатический эпидуционный спинного мозга компрессия

  • NRS

  • NRS

  • SINS

    SPINAL SINS

    SP-36

    SF-36

    36-пункт короткое представление о здоровье

  • SOSGOQ

    Опросник результатов исследования Spine Oncology Study Group

  •  
  • SSG

ан d качество жизни, связанное со здоровьем (HRQOL). 1-3 Недавние достижения в медицинской онкологии, особенно в области целенаправленного молекулярного лечения, привели к тому, что пациенты с метастатическим поражением позвоночника и кажущимся неблагоприятным прогнозом живут дольше, что затрудняет принятие традиционных хирургических решений. 4 В сочетании с прорывами в лучевой терапии и хирургических технологиях, таких как разделительная хирургия, у онкологов и хирургов появилось больше вариантов лечения для поддержания или улучшения качества жизни, но мало рекомендаций по их применению. 5-7

В течение многих лет обязательным условием любого хирургического показания для пациентов с метастазами в позвоночник была ожидаемая выживаемость не менее 3 мес. 1,8,9 Это хирургическое требование исходит из того, что пациенты с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не должны подвергаться инвазивному хирургическому лечению, поскольку вероятность улучшения качества жизни HRQOL была низкой, профиль нежелательных явлений (НЯ) был высоким, а экономический баланс был неблагоприятным. . Эти предположения, однако, не основаны на фактических данных и, по-видимому, вытекают из критериев включения знаковых исследований. 1 Кроме того, онкологи и хирурги часто ошибаются, когда речь идет о прогнозировании продолжительности жизни онкологического больного. 10 Таким образом, возникают вопросы относительно произвольного хирургического показания к выживанию в течение 3 месяцев. Как мы можем рассматривать только пациентов с ожидаемой продолжительностью жизни более 3 месяцев, когда мы не можем точно предсказать, кто проживет более 3 месяцев? И при наличии большого количества новых хирургических и лучевых технологий, почему людям с инвалидизирующей механической болью и/или прогрессирующим неврологическим дефицитом отказывают в лечении, поскольку предполагается, что их ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 3 месяцев?

Основной целью данной статьи является исследование КЖ после хирургического лечения пациентов с метастатическим поражением позвоночника с короткой выживаемостью; более точно сравнить характер улучшения у пациентов с короткой (менее 3 мес) и длительной (более 3 мес) выживаемостью на основе наблюдаемого времени выживания.Второстепенной целью является сравнение удовлетворенности пациентов лечением между группами короткого (SSG) и длительного выживания (LSG). Более широкая цель состоит в том, чтобы внести свой вклад в процесс переопределения критериев включения для хирургического рассмотрения этих пациентов, в конечном счете, путем включения переменных, которые поддаются измерению во время поступления и не ожидаются на основе неточных прогностических инструментов. 4

МЕТОДЫ

Выбор пациента

Международное многоцентровое проспективное когортное исследование было начато в августе 2013 г. в 10 опытных онкологических центрах позвоночника в Северной Америке и Европе.Критерии включения в это исследование включали диагноз метастатического поражения позвоночника любой первичной опухолью, возраст от 18 до 75 лет и хирургическое лечение или лучевую терапию. Тип операции был оставлен на усмотрение лечащего хирурга и включал операцию по стабилизации, неврологию и хирургию разделения. Пациенты были исключены, если у них была опухоль центральной нервной системы или первичная опухоль позвоночника. Для этого анализа из этой когорты ретроспективно были отобраны последовательные пациенты, получавшие хирургическое лечение, а пациенты, получавшие только лучевую терапию, были исключены.Протокол был одобрен советом по этике каждого участвующего центра. Все пациенты дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Идентификатор ClinicalTrials.gov для этого исследования — NCT01825161.

Оценка результатов

Проспективно были собраны демографические данные, история болезни, диагностика, лечение, состояние работоспособности, удовлетворенность пациентов, нежелательные явления и качество жизни, связанное со здоровьем. Состояние работоспособности оценивали с помощью Восточной кооперативной онкологической группы (ECOG). 11 Показатели качества жизни и боли оценивались исходно, а также через 6, 12, 24, 52 и 104 недели после лечения или до смерти с использованием опросника SOSGOQ (версия 2.0), 12 Краткая форма анкеты исследования медицинских результатов 36 Health Survey (SF-36, версия 2.0; Medical Outcomes Trust, Бостон, Массачусетс), шкале EQ-5D-3 L (© EuroQol Group EQ-5D) и шкале оценки боли (NRS). Удовлетворенность пациентов основывалась на пункте 21 SOSGOQ. «Очень доволен» и «в некоторой степени удовлетворен» были классифицированы как «удовлетворены», «не удовлетворены и не удовлетворены» — как «нейтрально», а «в некоторой степени неудовлетворены» и «очень недовольны» — как «неудовлетворены».НЯ были сгруппированы в интраоперационные НЯ и послеоперационные НЯ. Все данные хранились в защищенном веб-приложении (Research Electronic Data Capture [REDCap]; Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси).

Статистический анализ

Сравнивали две группы: с наблюдаемой выживаемостью менее 3 мес (SSG) и с выживаемостью более 3 мес (LSG). Выживаемость оценивали по доле пациентов, подтвержденных живыми или мертвыми на 105-й день после лечения.Первичной конечной точкой было изучение HRQOL через 6 недель после лечения в каждой группе с использованием инструмента оценки HRQOL для конкретного заболевания (SOSGOQ). Вторичной конечной точкой была оценка удовлетворенности пациентов через 6 недель в обеих группах. Пациенты, которые были потеряны для последующего наблюдения до 3-месячного визита, не связанного со смертью, были исключены из полного анализа. Только пациенты с подтвержденной смертью в течение 3 мес после операции были включены в группу выживания менее 3 мес. Все непрерывные переменные были суммированы с использованием следующей описательной статистики: n (количество достоверных наблюдений), среднее значение, стандартное отклонение, медиана, максимум и минимум.Частота и процент наблюдаемых уровней сообщались для всех категориальных показателей. Группы сравнивали с использованием критерия t или критерия суммы рангов Уилкоксона и критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера, в зависимости от зависимой переменной. Порядковые данные сравнивались с использованием критерия тренда Кокрана-Армитиджа. Для анализа повторных измерений мы использовали нескорректированные модели смешанных эффектов с неструктурированной ковариацией для оптимизации данных, которые будут учитываться для модели. Чтобы контролировать исходные различия, мы использовали скорректированную модель со смешанным эффектом, скорректированную только для исходного функционального состояния (ECOG) из-за небольшого числа пациентов в SSG.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей сложности 277 пациентов соответствовали критериям включения. Двадцать четыре пациента были потеряны для последующего наблюдения до визита через 3 месяца и, таким образом, не были включены в анализ (рис. 1). Подтверждена смерть 40 пациентов в течение первых 3 мес (SSG), а 213 пациентов выжили более 3 мес (LSG). Исходные характеристики населения показаны в таблице 1. Средний возраст составлял 61 год для SSG и 59 лет для LSG ( P  = 0,957), а мужской пол чаще встречался в SSG ( P  < .001). Средняя оценка неопластической нестабильности позвоночника (SINS) была одинаковой в обеих группах (11,2 против 10,3; P  = 0,101). Исходный показатель ECOG был хуже в SSG ( P  = 0,006). Более того, пациенты с короткой выживаемостью чаще имели рак легкого ( P  < 001), более высокую степень эпидурального заболевания ( P  = 001) и худшие показатели оценки нарушений по шкале Американской ассоциации травм позвоночника (AIS) ( P  < 0,001) по сравнению с LSG. В SSG 27,5% получали лучевую терапию в любой момент исследования по сравнению с 55.9% в МСУ. Заднебоковая вертебрэктомия выполнялась реже в ЗСГ (39,4% против 53,8% в МЛС), хотя статистически значимой разницы выявлено не было ( P  = 0,193). Не было различий между обеими группами в отношении использования чрескожной фиксации ( P  = 1,000), и ни один пациент не лечился лазерной внутритканевой термотерапией. Исходные исходы, о которых сообщили пациенты, показаны в таблице 2. Исходная боль (NRS) и качество жизни со здоровьем, измеренные с помощью EQ5D и SOSGOQ2.0 были значительно хуже в SSG. Кривая выживаемости Каплана-Мейера, стратифицированная с помощью ECOG для всей анализируемой популяции, показана на рисунке 2.

Рисунок 1.

Рисунок 1.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

Рисунок 2.

График Каплана-Мейера для годовой смертности и пациентов с риском по статусу ECOG.

ТАБЛИЦА 1. Исходные характеристики пациентов

9

0

B 9 MILOUS (SD) 0 9 128 (50.6)

9 251

0 D D

5 2 9 103 (41.0) 9 12 (30.0) 9 12 (30.0) 0 97 (26,7) 9 67 (26.7) 9 4 (10.0) 9 46 (21,6) 9 46 (18.2) 0 9 14 (6.6) C C C C C

5 95 (35.5) 9 90 (36,3) 9 136 (64.5) 9 9 70 (32.9) 9 90 (35.6) 94 (33.2) 99 None 95 (77,5) 99 199 (78.7) 3 9 23 (67,6) 9 62 (37,6) 5 9939 9 Move (SD)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
 Пол, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22,5) 119 (55.9)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 49,4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2)
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. И около 50% часов бодрствования 55 (26.1) 67 (26.7)
3 — Способные только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвый 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
Локализация первичного рака, n (%) 40 213 253 <.001 C C
Грудь 0 (0,0)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 50 ( 19.8)
простата 1 (2.5) 15 (5.9)
почек 3 (7.5) 37 (17.4) 40 15.8)
 Другое 20 (50.0) 82 (38.5) 102 (40.3)
Оригинальный сайт первичного рака остается контролируемым, N (%) 37 211 248

40

NO
15 (40.5) 75 (35.5)
Да 22 (59.5) 158 (63,7)
Время с момента постановки диагноза первичной опухоли (месяцев) .161 E E
Среднее (SD) 28.5 (41.9) 41.0 (50.0) 39.0 (48.9)
Другие сайты (ы) метастазов, N (%) A 40 213 213 253 253
None 9 (22.5) 9 84 (39.4) 93 (36.8)
6 (15,0) 10 (4,7) 16 (6.3)
Visceral 20 (50,0)
Осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 15 (37,5) 69 (32.4) 84 (33.2)
5 (12.5) 30 (14.1) 30 (14.1) 35 (13.8)
Другие 6 (15.0) 30 (14.1) 36 (14.2)
Боль, N (%) A 40 213 253
1 (2.5 ) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 9 34 (85,0) 165 (77,5)
Лучевая боль 17 (42,5) 104 (48.8) 121 (47.8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
9 Механический 131 (79.4) 154 (77.4)
Биологический 20 (58,8) 62 (37,6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для наиболее сильного сжатия (повторно сгруппировано), n (%) 40 205 245 .001 C C C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 113 (55.1) 124 (50.6)
Bilsky 2-3 29 (72,5) 92 ( 44.9) 121 (494)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 0 (0,0)  1 (0,0.4)
B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 (2.0)
C 6 (15,0) 8 (3.8) 14 ( 5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) 92 (28.5)
E 9 18 (45.0) 143 (67.1) 161 ( 63.6)   
Сумма баллов по SINS        .101 B B
N 40 212 212 252 252
11.2 (3.0) 10.3 (3.2) 10.4 (3.2)
9

0

B 9 MILOUS (SD)

95) 9

5 9 0 — полностью активный 9 67 (26.7) 9 9 4 (10.0) C 2 0 2 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст при хирургии / лучевой терапии (годы)

0 B

9 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
Пол, N (%) 40 213 213 253 253 <0 119 (55.9) 128 (50.6) 5
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N ( %) 40 211 211 251 .038 D d 0 (0,0) 24 (11.4) 24 (9.6)
1-Ограничены в физических нагрузках, но способны передвигаться и выполнять легкую или сидячую работу 14 (35.0) 89 (42.2)  103 (41.0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен.Не может заниматься самолечением. Полностью ограничен кровать или стул 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0 )
сайт первичного рака, N (%) 40 213 253 253 C
Грудь 0 (0,0) 46 (21,6 ) 46 (18.2)
Lungs 16 (40.0) 34 (16.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 14 (6.6) 15 5.9)
почка 3 (7.5) 37 (17.4) 40 (15.8) 40 (15.8)
Другие 20 (50,0) 82 (38.5) 102 40.3)  
Исходная локализация первичного рака остается контролируемой, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)
. Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P . Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2) 9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6) Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4) Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D D D

5 9 0 (0,0) 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6) 1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)    2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1) 9 67 (26.7) 9 3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)  4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6) 5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253

9 <2001 C C C Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)  Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8) Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9) 3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4) 97 (17.4) 90 (15.8) Другое 20 (50,0) 9 82 (38.5) 9 102 (40.3) Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C № 15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3) Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9) Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253 None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8) 93 (36.8) мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3) 9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6) осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 9 (37.5) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2) Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8) 9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2) Боль, N (%) 40 213 253 5) 7 (3.3) 8 (3.2) осевой боли 34 (85,0) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8) Тип осевой боли, N (%) A 3 34 165 199 23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4) Биологический Биологический 9 20 (58.8) 62 (37.6) 82 (41.2) Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C C C C 5 Bilsky 0-1C 11 (27.5) 9 113 (55.1) 124 (50.6)  Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4) AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4) 9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5 6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5) D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5) E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2) D D

5 9 0 (0,0) 9 67 (26.7) 9

9 <2001 C C C 97 (17.4) 90 (15.8) 9 82 (38.5) 93 (36.8) 9 (37.5) 95 (77,5) 9 199 (78.7) 5 3 9 20 (58.8) C C C 5 9 113 (55.1)
Характеристика . Группа короткого выживания N = 40 . Группа длительного выживания N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Возраст на момент операции/лучевой терапии (лет) .957 b
Среднее (SD) 57.6 (12.1) 57.5 (11.1) 57.5 (11.2)
9 гендер, N (%) 40 213 213 213 213 253 <.001 C C
Женский 9 (22.5) 119 (55.9) 128 (50.6)
Мужской 31 (77,5) 94 (44.1 ) 125 (49.4)
Классификация ECOG, N (%) 40 211 251 .038 D 0 (0,0) 24 (11.4 ) 24 (9.6)
1 — ограничено физически напряженной активностью, но амбулаторным и способным осуществлять работу света или сидячих природы 14 (35.0) 89 (42.2) 103 (41 .0)  
 2-Подвижный и способный к самообслуживанию, но неспособный выполнять какую-либо работу. Около около 50% часов бодрствования 12 (30.0) 55 (26.1)
3 с возможностью ограничивают только ограниченный самообслуживание 10 (25.0) 33 (15,6) 43 (17,1)
 4-Полностью отключен. Не может заниматься самолечением. Полностью прикован к кровати или стулу 4 (10.0) 10 (4.7) 14 (5.6)
5-мертвые 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0) 0 (0,0)
сайт сайта Первичный рак, N (%) 40 213 213 213 253 253
Грудь 0 (0,0) 0 (21.6) 9 46 (18.2)
 Легкие 16 (40.0) 34 (16.0) 50 (19.8)
Простата 1 (2.5) 1 (6.6) 14 (6.6) 15 (5,9)
3 3 7.5) 9.5) 37 (17.4)
Другое 20 (50,0) 9 102 (40.3)
Оригинальный первичный сайт рака остается под контролем, n (%) 37 211 248 .560 C C
15 (40.5) 75 (35.5) 9 90 (36,3)
Да 22 (59.5) 136 (64,5) 158 ( 63.7. 39.0 (48.9)
Другие сайты (a) метастазов, n (%) A 40 213 253
None 9 (22,5) 84 (39.4) 93 (36.8)
мозг 6 (15,0) 10 (4.7) 16 (6.3) 16 (6.3)
9 Visceral 20 (50,0) 70 (32,9) 90 (35.6)
осевые скелетные метастазы (позвоночник / таз) 69 (32.4) (32.4) 84 (33.2)
Аппендикулярные скелетные метастазы 5 (12.5) 30 (14.1) 35 (13.8)
9 Другое 6 (15,0) 30 (14.1) 30 (14.2) 36 (14.2)
Боль, N (%) 40 213 253
5) 7 (3.3) 8 (3.2)
осевой боли 34 (85,0)
17 (42.5) 104 (48.8) 121 (47,8)
Тип осевой боли, N (%) A 34 165 199
23 (67.6) 131 (794) 154 (77,4)
Биологический
Биологический 62 (37.6) 82 (41.2)
Эпидуральное сжатие для большинства суровых Сжатие (повторно сгруппировано), N (%) 40 205 245 245 C
Bilsky 0-1C 11 (27.5) 124 (50.6)
 Бильский 2-3 29 (72.5) 92 (44.9) 121 (49.4)
AIS на базовом уровне, N (%) 40 213 253 <.001 D
A 1 (2.5) 9 1 (2.5) 0 (0,0) 1 (0,4)
9 B 3 (7.5) 2 (0,9) 5 (2.0) 5
6 (15,0) 8 (3.8) 14 (5.5)
D 12 (30.0) 60 (28.2) 72 (28.5)
E 18 (45.0) 143 ( 67.1. Среднее (СО) 11.2 (3,0) 10,3 (3,2) 10,4 (3,2)  
ТАБЛИЦА 2.

исходных результатов, о которых сообщают пациенты (PRO)

9.3 (SD)

0

5 9 9 26.3 (8.6) 9 39.7 (12.8) 2

5 30 9 199 9 Move (SD)
исходных данных PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Индекс NRS боли .044 A
N 32 204 236 236
7.3 (2.5) 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N
9 30 9 199 229
Среднее (SD) 0 .31 (0.24) 0,49 (0.28) 0.47 (0.28)
N 32 201 233 233
Среднее (SD) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Суммар на содержание   .095 B B
N 32 201 9 233 5
39.7 (12.8) 43.6 (12,0) 43,0 (12.2)
SOSGOQ Общий балл (версия 2)
N
229
45.0 (13,9) 51,7 (18,1) 50,8 (17,7)
2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 45.0 (13.9) 95.0 (13.9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 229 229
(18.1)
Таблица 2.

Базовые результаты для пациентов ( PRO)

2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 95.0 (13.9)
Базовый PRO . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
Среднее (SD) 45.0 (13.9) 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
2 2 9

0 A

5 9 9 0,49 (0.28) 9 Среднее (SD)

2

2

09 Move (SD) 9 A 2 9 9 9 2 9 95.0 (13.9) 95.0 (13,9) 9 51.7 (18.1) 9 50.8 (17.7)
Базовый Pro . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
боли NRS Index N
32 204 236
9 Среднее (SD) 7.3 (2.5) 60440 6.4 (2.6) 6.5 (2.6)
EQ-5D (3 л) Оценка
N 30 199 199 229
9 Среднее (SD) 0.31 (0.24) 0.47 (0.28)
SF-36V2 Резюме физического компонента     .069 B B
N 32 201 9 201 9 233
26,3 (8.6) 29,5 (9.2) 29.1 (9.2)
SF-36V2 Manganing Component Summary N N 32 201 233
39.7 (12.8) 43.6 (12.0) 43.0 (12.2)
SOSGOQ Общая оценка (версия 2) N 30 199 199 229
45.0 (13,9)

Регулированный смешанный эффект был выполнен для настройки для базового состояния производительности (таблица 3).В этой модели у SSG наблюдалось статистически незначимое уменьшение боли на 1,4 балла ( P  = 0,415) по сравнению с 2,7 балла у LSG ( P  < 001) через 6 недель. Внутригрупповое улучшение КЖСЗ по сравнению с исходным уровнем до 6 недель не было значимым ни для одного из инструментов оценки результатов в SSG. В LSG значительное улучшение КЖСЗ через 6 недель после лечения было обнаружено при использовании EQ-5D ( P  < 001) и SOSGOQ2.0 ( P  < 001), но не оценки физического компонента SF-36v2. (PCS) или оценка ментального компонента (MCS) ( P  = .345 и P  = 0,239). Межгрупповое сравнение показало лучшие показатели боли через 6 недель в LSG (5,7 против 3,6; P  = 0,010). Что касается основного результата, не было статистических различий в КЖСЗ через 6 недель между обеими группами, измеренными с помощью SOSGOQ2.0 (48,1 против 61,4; P  = 0,101), а также с помощью EQ-5D ( P  = 0,189), SF-36 PCS ( P  = 0,866) и SF-36 MCS ( P  = 0,453). EQ-5D улучшился почти одинаково в обеих группах, 0,16 в SSG по сравнению с 0.15 в МСУ. У выживших пациентов улучшение качества жизни сохранялось до последнего доступного наблюдения.

ТАБЛИЦА 3. Скорректированные модели смешанных эффектов

, полученные оценки различий в средних баллах конечных точек эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, скорректированные для исходного уровня ECOG

90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <.001
9 0 9 9 9 9 9 9 2 9 5.7 (4.6; 6,9) 0 9 127 9 EQ-5d (3 л) 9 9 .089 422 0 9 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK 0
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
боли NRS
32 32 7.1 (6.2; 8.0) 202 6.2 (5.8; 6,6) . 606
6 WK 15 -1.4 (-3.4; 0,6) .415 163 163 3.6 (3.2; 3.9) -2,7 (-3,3; -2,0) <.001 .010
12 WK 3 6,1 (3,9; 8,3) –1,0 (–4,6; 2,6) .990 155 155 3.2 (2.8; 3.6) -3.0 (-3.8; -2.3) <.001 .164
26 WK 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
9    
 Исходный уровень 30  0.32 (0.23; 0,41) 197 197 0,45 (0,42; 0,49) 9 .089
6 WK 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 ( -0.03; 0,35) .146 160 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189
12 WK 3 0,37 ( 0,20; 0,54) 0.06 (-0.23; 0,34) .999 .99 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 126 126 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
     
 Исходный уровень 32  26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22,8) <.001
Таблица 3.

Регулированные модели смешанного эффекта, полученные оценки различий в средних оценках Конечные точки эффективности (SOSGOQ, SF-36v2, EQ-5D и Pain NRS) по группам измерения и анализа времени, с поправкой на базовый уровень ECOG

0 0 9 9 EQ- 9 5D (3 л) 0 440 9 440 9 9 9 0 9 9 126 0 0 0 9 0 0 0 9 2 9 2 9 12 WK 939 1 000 0 9 124 0 9 9 9 12 WK 96 WK 0 9 124 9 0 0 0 0 9 6 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
6 WK 15 15 5.7 (4.6; 6,9) -1,4 (-3,4; 0,6) .415 . 415 163 3.6 (3.2; 3.9) -2.7 (-3.3 ; -2.0) <.001 .010 .010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 155 3.2 (2,8; 3,6) –3,0 (–3,8; –2,3) <0,001 .164
26 WK 127 127 3,3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3,7; -2.2) <22)
30435 30 0,32 (0,23; 0,41) 197 0.45 (0,42; 0,49) .089 .089
6 WK 15 15 0,48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 160 0.61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001 .189 .189
12 WK 3 0,37 (0.20; 0,54) 0,06 (-0,23; 0,34) 0,999 152 0,68 (0,65; 0.71) 91) 0,23 (0,17; 0,29) <.001 .009
26 WK 0,66 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0.28) <.001
SF-36V2 PCS
Базовый уровень 32 26.8 (23,7; 29,8) 199 199 28,7 (27,3; 30.1) 0935
6 WK 12 27,0 (22,5; 31.6) 0,3 ( -7,4; 8,0) 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1.7 (-0,6; 3.9) .345 .866
3 25.6 (17,0 ; 34.2)  –1,2 (–14.8; 12.4) 149 39,6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
26 WK 39,6 (32,99; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
 Исходный уровень 32 40.8 (36,6; 45.1) 199 44,0 (42,0; 45,9) 0975
6 WK 12 394 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8.4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 29 (-0,6; 5.1) .239 .453
3 39.6 ( 29,2; 50,0) –1,2 (–17,0).7; 15.2) 1.000 149 149 48.0 (46.1; 49.9) 4.0 (1.0; 7,0) .001 .761
9 124 48.3 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003
 Исходный уровень 30 46.3 (40.2; 52,4) 197 50,8 (48.1; 534) .870
14 48.1 (39,1; 57,1) 1.8 ( -13,3; 16.9) 1.000 1.000 158 158 61.4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15.3) <.001 .101
12 WK 3 48.7 (31,8 ; 65,5)  2.4 (-24.5; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15,4 (10,7; 20.1) <.001 .465
26 WK 9 125 125 68.9 (65,9; 71,8) 18.1 (13.4; 22.8) <.001
90 422 5,04397 (4.6; 6,9) 9 9 9 34 0 0 0 9 199 9 28,7 (27,3; 30.1) 939 12 WK 0 0 440 9 9 6 WK 9 9 9 0 9 2 939 12 WK
. Кратковременное выживание . Долгое выживание . Короткое выживание/долгое выживание .
. н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . н . Среднее (95% ДИ) . Изменение (95% ДИ) . Прил. Значение P a . Значение P b .
Боль NRS
Исходные 32 7,1 (6,2; 8,0) 202 6,2 (5,8; 6,6) .606
 6 нед 15 -1,4 (-3,4; 0,6) .415 .415 163 36 (3.2; 3.9) -2.7 (-3,3; -2,0) . 010
12 WK 3 3 6.1 (3.9; 8.3) -1,0 (-4,6; 2.6) .990 .990 155 3.2 (2.8; 3.6) -3,0 (-3,8 ; -2.3) <.001 .164 . 164
26 WK 127 3.3 (2.9; 3.7) -3.0 (-3.7; -2.2) <.001
Базовый уровень 30 30 0.32 (0,23; 0,41) 0,45 (0,42; 0,49)
6 WK 6 WK 6 WK 15  0.48 (0,38; 0,57) 0,16 (-0,03; 0,35) .146 .146 160 0,61 (0,57; 0,64) 0,15 (0,09; 0,22) <.001
12 WK 3 3 0.37 (0.20; 0,54) ) 0,06 (-0,23; 0,34) .999 .9999 152 0,68 (0,65; 0,71) 0,23 (0,17; 0,29) <. 001  .009 
 26 нед        
42,466 (0,63; 0,70) 0,21 (0,14; 0,28) <.001
9 5
базовый уровень 32 26,8 (23,7; 29,8) 935
6 WK 12 27.0 (22,5; 31,6) 0.3 (-7,4; 8,0) 1.000 1.000 156 156 304 (29,0; 31,8) 1,7 (-0,6; 3.9) .345
3 3 25,6 (17,0; 34,2) -1.2 (-14,8; 12.4) 1.000 1.000 149 32.6 (31,0; 34.1) 3.8 (1.4; 6,3) <.001 .757
 26 нед 1240 904 4,36 (32,9; 36,4) 5.9 (2.9; 8.9) <.001
Базовый уровень 32 32 40.8 (36,6; 45.1) 44,0 (42,0; 45.9)
12 39.4 (33.1; 45.7) -1,5 (-11,3; 8,4) 1.000 156 156 46.2 (44,2; 48.2) 2.3 (-0,6; 5.1) .239 .453
12 WK 3 3 39.6 (29.2; 50.0) -1.2 (-17,7; 15.2) 1.000 149 149 480 (46.1; 49,9) 4,0 (1,0; 7,0) .001 .761
 26 нед 440 904 8,43 (46.2; 50.5) 4.4 (1.0; 7.8) .003 .00440
9 Базовая линия 30 46.3 (40.2; 524) 197 50,8 (48.1; 53440440 0970
6 WK 14 48.1 (39.1; 57.1) 1.8 (-13.3; 16.9) 1.000 158 158 61,4 (58,5; 644) 10,7 (6.1; 15,3) <.001 .101
3 3 48,7 (31,8; 65,5) 2.4 (-24.59; 29.2) 1.000 149 149 149 66.2 (63,3; 69.1) 15.4 (10,7; 20.1) <.001 .465
 26 нед 125 0 60.9 (65,9; 71,8) 18,1 (13,4; 22,8) <0,001

Не было никакой разницы в удовлетворенности пациентов через 6 недель после лечения, 8 P 604 = 90,4 (90). В обеих группах более 3/4 пациентов были очень или частично удовлетворены лечением метастазов в позвоночник. В SSG 76,9% были удовлетворены лечением опухоли позвоночника по сравнению с 78,8% в LSG. Ни один пациент не был удовлетворен в SSG по сравнению с 8.1% в МСУ.

Сводка НЯ показана в таблице 4. Не было различий в частоте возникновения интраоперационных НЯ между обеими группами (10% против 11,3%; P  = 1,000), но послеоперационных НЯ было больше в SSG (55 % против 35,2%; P  = 0,018), и возникновение любых НЯ также было более частым в SSG (57,5% против 39,0%; P  = 029). Кроме того, возникновение НЯ было связано с более коротким выживанием ( P  = 0,005). Однако объем операции, измеряемый кровопотерей и временем операции, не влиял на выживаемость в этом исследовании.

ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  
9 36 (90,0) 9 225 (88,9) 9 225 (88.9) 9 18 (45.0) 9 138 (64.8) 9 130 (61.0) 9 147 (58.1) 23 (57.5) 106 (41.9)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1 000 1.000
189 (88.7)
Да 4 (10.0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Какие-либо послеоперационные нежелательные явления? N (%) .018 .018
156 (61,7)
Да 22 (55,0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029
NO 17 (42.5)
Да
9 83 (39.0)  
ТАБЛИЦА 4. Анализ нежелательных явлений

по группам выживания

9 189 (88,7) 9 Да 9 156 (61.7) 22 (55,0) 9 75 (35.2)
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? N (%) 1.000
36 (90,0) 225 (88.9) 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)
Любые послеоперационные нежелательные явления? n (%) .018
18 (45.0) 138 (64.8)
Да
22 (55.0)  
Любое нежелательное явление? n (%) 9 .029 .029
17 (42.5) 130 (61,0) 147 (58.1)
23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)
9 138 (64,8) 2
Характеристика . Короткая выживаемость N = 40 . Длительное выживание N = 213 . Всего N = 253 . Значение P .
Любое нежелательное явление во время операции? n (%) 1.000
36 (90,0) 36 (90,0) 189 (88.7) 295 (88.9)
Да 4 (10,0) 24 (11.3) 28 (11.1)  
Любое послеоперационное нежелательное явление? n (%) .018 .018
18 (45.0) 156 (61.7)
Да 22 (55.0) 75 (35,2) 97 (38,3)  
Любое нежелательное явление? n (%) .029 .029 .029
17 (42.5) 130 (61.0) 147 (58.1)
Да 23 (57.5) 83 (39,0) 106 (41,9)  

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы обнаружили, что улучшение боли и улучшение качества жизни через 6 недель после операции было более значительным у пациентов, выживших более 3 месяцев.Тем не менее, пациенты с короткой выживаемостью были значительно хуже на исходном уровне, о чем свидетельствует значительно худшее функциональное состояние, более высокий уровень боли и более низкое качество жизни, что делает две группы очень сложными для сравнения. При контроле исходного функционального состояния мы обнаружили, что качество жизни HRQOL через 6 недель после лечения было одинаковым, независимо от выживаемости пациентов, что опровергает догму о том, что пациентам с короткой ожидаемой продолжительностью жизни не помогает хирургическое вмешательство, когда желательным результатом является качество жизни HRQOL. Это первое исследование, оспаривающее концепцию о том, что пациенту с короткой выживаемостью не следует рассматривать вопрос о хирургическом вмешательстве.Другие факторы, такие как исходное функциональное состояние, объем хирургического вмешательства и, конечно, предпочтения пациента, могут быть более важными, чем произвольный 3-месячный порог.

Пациенты обеих групп были в равной степени удовлетворены лечением. Совместное принятие решений и ожидания вызвали громкий резонанс в этой популяции пациентов. Тот факт, что в последние месяцы жизни 75% пациентов были удовлетворены своим лечением, имеет клиническое значение. Однако, несмотря на то, что удовлетворенность оценивалась специально для лечения опухоли позвоночника, вполне возможно, что этот высокий уровень удовлетворенности может быть частично результатом интенсивного медицинского ухода, полученного пациентами в последние недели их жизни, а не просто результатом хирургической процедуры.Доля пациентов, страдающих послеоперационными НЯ, оказалась выше в SSG. Однако этот биномиальный анализ трудно интерпретировать из-за небольшого числа пациентов и общего числа НЯ в SSG.

Благодаря постоянному развитию таргетной молекулярной терапии и онкологической помощи в целом становится все труднее точно предсказать ожидаемую продолжительность жизни онкологического больного. 13 В нынешнюю эру метастатического заболевания больше нет широких категорий гистологии; например, рак легких не одинаков и не должен рассматриваться как таковой. 14 Две наиболее известные прогностические системы оценки пациентов с метастатическим поражением позвоночника (шкалы Токухаши и Томита) не включают в свои системы оценки молекулярные сигнатуры и не отражают современные методы лечения. 15,16 Многие разные авторы подвергают сомнению текущую достоверность этих систем оценки 10,17-19 и сообщают об общей точности от умеренной до низкой от 33% до 64%. 4 В недавней международной когорте MESCC, в которой критерии включения включали ожидаемую продолжительность жизни более 3 мес., уровень смертности в течение 3 мес. составил 28%, что еще раз подтверждает проблемы, связанные с отбором пациентов на основе ожидаемой выживаемости. 9 Тем не менее, даже включая этих краткосрочных выживших, авторы сообщили о значительном улучшении КЖСЗ в каждый момент времени.

Насколько нам известно, только в одном другом исследовании изучалось качество жизни, связанное со здоровьем, на основе выживаемости. 20 Они обнаружили улучшение КЖСЗ только у пациентов, проживших более 6 месяцев после операции. Расхождение с нашими результатами может быть связано с отбором пациентов. Они включали только пациентов с острыми симптомами компрессии спинного мозга, в то время как только у 56% нашей хирургической когорты была эпидуральная болезнь высокой степени.Их предоперационный средний балл EQ5D составлял 0,28, что значительно хуже, чем у нашей популяции (0,47). Более того, их когорта имела общую медиану выживаемости всего 108 дней, а 34% нашей когорты были еще живы через 1 год, что указывает на заметные различия между двумя когортами. Кроме того, мы использовали опросник HRQOL для конкретного заболевания, который оказался наиболее эффективным для измерения качества жизни в этой популяции пациентов, 21 , в отличие от общего инструмента оценки результатов. В другом исследовании, посвященном отбору пациентов для операции, Verlaan et al. 22 обнаружили, что плохое функциональное состояние при поступлении было самым сильным показателем плохой краткосрочной выживаемости, но изменения качества жизни в этом SSG не оценивались.

Затраты

Важность расходов на лечение онкологических заболеваний вызывает все большую озабоченность, особенно в связи с нехваткой ресурсов. 23 Онкологические операции на позвоночнике могут быть чрезмерно дорогими, особенно в странах с развивающейся экономикой, и поэтому существует острая необходимость в анализе экономической эффективности этих вмешательств. Большое количество недавно опубликованных экономических анализов подтверждает важность этого вопроса. Систематический обзор, оценивающий экономическую эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга, пришел к выводу, что операция была более эффективной, но более дорогостоящей, и что отсутствовал должным образом проведенный анализ экономической эффективности. 3 Затраты на онкологию позвоночника коррелируют с хирургической инвазивностью. 24 Таким образом, менее инвазивные варианты потенциально могут быть более рентабельными, особенно для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни. Сравнивая высокие затраты на госпитализацию и лечение по месту жительства, любое вмешательство, способное уменьшить стационарное лечение, оказывает влияние на экономическую эффективность. Экономия затрат на лечение по месту жительства может полностью компенсировать затраты на хирургическое вмешательство у этой группы пациентов. 25 Следовательно, мы можем ожидать значительного влияния на экономическую эффективность ограниченного вмешательства, которое может позволить пациенту выписаться домой раньше. Поскольку стоимость дополнительного дня амбулаторного лечения составляет 60 долларов, легко предсказать экономическую эффективность даже в коротком плече выживания. 2 Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, необходимы более качественные исследования с социальной точки зрения с использованием данных на уровне пациентов.

Другая проблема, связанная с высокими расходами на лечение онкологии позвоночника, — это альтернативные издержки.Каждый доллар, потраченный на пациента с раком, не тратится на другого пациента с большей продолжительностью жизни. Этот сложный и деликатный этический вопрос должен возникнуть в отношении лечения рака, и в конечном итоге юрисдикции и плательщики должны будут принять важные решения. Оптимальная помощь при раке, особенно с дорогостоящим системным лечением, иммунотерапией и сложными операциями, может быть недостижимой целью. 26

Преимущества и недостатки

Наш анализ имеет множество ограничений.Во-первых, небольшое количество пациентов с выживаемостью менее 3 мес ограничивало возможность выявления статистически значимых предикторов и возможности демонстрации внутригрупповой значимости, а также ограничивало корректирующий параметр до 1 (ECOG). Это может объяснить отсутствие статистически значимого улучшения КЖСЗ в группе с короткой выживаемостью, хотя величина улучшения была клинически значимой и почти одинаковой в обеих группах для EQ-5D. Он также мог быть недостаточным для выявления статистически значимой разницы в SOSGOQ через 6 недель, несмотря на клинически значимую разницу.Это также затрудняет интерпретацию и анализ данных АЭ. Во-вторых, 24 пациента были исключены из анализа, поскольку они были потеряны для последующего наблюдения в течение 3 месяцев по причинам, не связанным со смертью. Это могло привести к недооценке пациентов в SSG. В-третьих, ожидаемая продолжительность жизни не была собрана в базе данных. Предполагалось, что пролеченные хирургическим путем пациенты, включенные в это исследование, имели ожидаемую продолжительность жизни более 3 месяцев в соответствии с историческими критериями включения. В-четвертых, хирургическое вмешательство само по себе, откладывая системное лечение, может отрицательно сказаться на выживаемости в отдельных случаях.Это не было определено в этом исследовании. В-пятых, чтобы ответить на этот вопрос исследования, были включены только хирургические пациенты, что вносит погрешность отбора. Из этого анализа невозможно сделать вывод о пациентах, получавших только лучевую терапию. Наконец, состояние производительности на презентации может быть трудно интерпретировать. Пациенты с плохой ECOG при поступлении вторично по поводу острой компрессии или нестабильности спинного мозга могут отличаться от пациентов с длительно сохраняющимся плохим функциональным статусом. Было бы полезно лучше определить, как развивается ECOG до операции, и это станет предметом дальнейших исследований.

Результаты этого исследования не должны быть неверно истолкованы как одобрение операции для каждого пациента с ожидаемой выживаемостью менее 3 месяцев; тем не менее, они доверяют тому, чтобы не отказывать пациентам в операции только на основании ожидаемой выживаемости. Более того, если придерживаться ожидаемых критериев выживаемости, недооценка ожидаемой продолжительности жизни и последующее неадекватное лечение метастазов в позвоночник могут лишить пациентов заслуживающего лечения. Мы подтвердили, что пациенты с хорошим исходным функциональным состоянием действительно получают пользу и удовлетворены хирургическим лечением независимо от выживаемости, и поэтому им не следует отказываться от лечения из-за отсутствия ожидаемой пользы.Кроме того, доступность более ограниченных вмешательств, таких как хирургия сепарации, цементная аугментация, минимально инвазивная аппаратура и спинальная лазерная внутритканевая термальная терапия, существенно изменила болезненность того, что может быть предложено этим пациентам. Такие менее инвазивные и потенциально менее дорогостоящие варианты следует рассматривать для пациентов с короткой ожидаемой продолжительностью жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пациентам с хорошим исходным общим состоянием может помочь хирургическое лечение, даже если они выживают менее 3 мес.Однако хирургический подход должен быть адаптирован с учетом состояния здоровья пациента и ожидаемой выживаемости. С поправкой на исходное функциональное состояние, HRQOL через 6 недель после лечения не зависит от выживаемости. Объем хирургического вмешательства, исходное состояние здоровья и предпочтения пациента должны быть в центре внимания процесса принятия решения. Даже если бы мы могли точно предсказать выживаемость, ожидаемая продолжительность жизни сама по себе не должна быть критерием исключения для хирургического вмешательства.

Раскрытие информации

Это исследование было организовано и профинансировано AOSpine International через AOSpine Knowledge Forum Tumor, специализированную группу международных экспертов в области онкологии позвоночника, действующих от имени AOSpine. Поддержка исследования оказывалась непосредственно через Исследовательский отдел AOSpine и Отдел клинических исследований и документации АО. Исследовательский грант для этого исследования был получен от Фонда ортопедических исследований и образования (OREF). Авторы не имеют личной, финансовой или институциональной заинтересованности в каких-либо препаратах, материалах или устройствах, описанных в этой статье.У Dr Dea есть соглашение о консультационных услугах со Stryker and Baxter; он получил гонорар за выступления и владеет акциями Medtronic. Д-р Versteeg получил плату за консультации, проезд и проживание от AOSpine International. Д-р Сахгал проводил образовательные семинары в компаниях Elekta AB, Accuray Inc и Varian medical systems; получил исследовательский грант от Elekta AB; получил путевые расходы и расходы от Elekta и Varian; и принадлежит исследовательскому консорциуму Elekta MR Linac. У доктора Райнса есть образовательные обязательства перед компанией Stryker.Доктор Скиубба получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от компаний Medtronic, DePuy Synthes, Stryker, NuVasive и K2M. Д-р Арнольд получил оплату проезда и расходов от AOSpine North America; владеет правами и интересами интеллектуальной собственности, акционерным капиталом и ответственным положением в Evoke Medical; получил капитал от Z-Plasty; получал гонорары за консультации от Stryker Orthopaedics, Ulrich, Spinguard, In Vivo Therapeutics и In Vivo; и получал гонорары за консультации, путевые расходы и расходы от Stryker Spine, Spinewave и Medtronic.Доктор Лауфер получал гонорары за консультации от Globus, DePuy Synthes и SpineWave. Доктор Гокаслан получил исследовательскую поддержку от AOSpine North America и владеет акциями Spinal Kinetics. Д-р Фишер получал гонорары за консультационные услуги и гонорары от Medtronic, исследовательские гранты от OREF и стипендии, выплачиваемые учреждению от AOSpine и Medtronic.

Примечания

Резюме этого исследования было представлено 26 сентября 2019 г. на 34-м ежегодном собрании Североамериканского общества позвоночника в Чикаго, штат Иллинойс.

ССЫЛКИ

1.

Patchell

RA

,

Tibbs

PA

,

Regine

WF

и др. .

Прямая декомпрессивная хирургическая резекция при лечении компрессии спинного мозга, вызванной метастатическим раком: рандомизированное исследование

.

Ланцет

.

2005

;

366

(

9486

):

643

648

.2.

Томас

КС

,

Носик

Б

,

Фишер

CG

и др..

Экономическая эффективность операции в сочетании с лучевой терапией по сравнению с одной лучевой терапией при метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Int J Radiat Oncol Biol Phys

.

2006

;

66

(

4

):

1212

1218

.3.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Holmer

H

.

Экономическая эффективность хирургического лечения метастатической эпидуральной компрессии спинного мозга

.

Позвоночник

.

2014

;

39

:

S99

S105

.4.

Choi

D

,

Ricciardi

F

,

Arts

M

и др. .

Точность прогнозирования общих прогностических систем оценки метастатического заболевания позвоночника: результаты проспективного международного многоцентрового исследования 1469 пациентов

.

Позвоночник (Фила Па, 1976)

.

2018

;

43

(

23

):

1678

1684

.5.

Laufer

I

,

Iorgulescu

JB

,

Chapman

T

и др. .

Местный контроль метастазов в позвоночник после «операции по разделению» и адъювантной гипофракционированной или высокодозной однофракционной стереотаксической радиохирургии: анализ результатов у 186 пациентов

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2013

;

18

(

3

):

207

214

.6.

Redmond

KJ

,

Lo

SS

,

Soltys

SG

и др..

Согласованные рекомендации по послеоперационной стереотаксической лучевой терапии метастазов в позвоночник: результаты международного исследования

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2017

;

26

(

3

):

299

306

.7.

Молдинг

HD

,

Elder

JB

,

Lis

E

и др. .

Местный контроль заболевания после декомпрессивной хирургии и адъювантной высокодозной однофракционной радиохирургии при метастазах в позвоночник

.

J Нейрохирург Позвоночник

.

2010

;

13

(

1

):

87

93

.8.

Choi

D

,

Crockard

A

,

Bunger

C

и др. .

Обзор классификации метастатических опухолей позвоночника и показаний к операции: консенсусное заявление Глобальной исследовательской группы по опухолям позвоночника

.

Евро Позвоночник J

.

2010

;

19

(

2

):

215

222

.9.

Fehlings

MG

,

Nater

A

,

Tetreault

L

и др. .

Выживаемость и клинические исходы у хирургически леченных пациентов с метастатической эпидуральной компрессией спинного мозга: результаты проспективного многоцентрового исследования AOSpine

.

J Клин Онкол

.

2016

;

34

(

3

):

268

276

.10.

Morgen

SS

,

Nielsen

DH

,

DH

,

,

CF

,

Søgaard

R

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Умеренная точность прогностических систем оценки в последовательной проспективной когорте из 544 пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

J Cancer Res Clin Oncol

.

2014

;

140

(

12

):

2059

2064

.11.

Oken

MM

,

Creech

RH

,

Tormey

DC

и др. .

Критерии токсичности и ответа Восточной кооперативной онкологической группы

.

Am J Clin Oncol

.

1982

;

5

(

6

):

649

656

.12.

Versteeg

AL

,

Sahgal

A

,

Рейнс

LD

и др. .

Психометрическая оценка и адаптация опросника результатов Исследовательской группы по онкологии позвоночника для оценки связанного со здоровьем качества жизни у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Рак

.

2018

;

124

(

8

):

1828

1838

.13.

Goodwin

CR

,

Abu-Bonsrah

N

,

Рейнс

LD

и др. .

Молекулярные маркеры и таргетная терапия при метастатических опухолях позвоночника

.

Позвоночник

.

2016

;

41

:

S218

S223

.14.

Batista

N

,

Тройник

J

,

Sciubba

D

и др. .

Новые и установленные клинические, гистопатологические и молекулярно-параметрические прогностические факторы метастатического поражения позвоночника, вторичного по отношению к раку легкого: помощь хирургам в принятии решений

.

J Clin Neurosci

.

2016

;

34

:

15

22

.15.

Tokuhashi

Y

,

y

,

Matsuzaki

H

,

ODA

H

,

Oshima

M

,

RYU

J

.

Пересмотренная система баллов для предоперационной оценки прогноза метастатической опухоли позвоночника

.

Позвоночник

.

2005

;

30

(

19

):

2186

2191

.16.

Tomita

K

,

Kawahara

N

,

Kobayashi

T

,

Йошида

A

,

Murakami

H

,

Akamaru

T

.

Хирургическая тактика при метастазах в позвоночник

.

Позвоночник

.

2001

;

26

(

3

):

298

306

.17.

Morgen

SS

,

Lund-andersen

,

C

,

C

,

Larsen

CF

,

Engelholm

SA

,

DAHL

B

.

Прогноз у пациентов с симптоматической метастатической компрессией спинного мозга: выживаемость при различных диагнозах рака в когорте из 2321 пациента

.

Позвоночник

.

2013

;

38

(

16

):

1362

1367

.18.

Yamashita

T

,

T

,

Siemionow

Kb

,

MROZ

TE

,

Podichetty

V

,

Leyberman

IH

.

Проспективный анализ прогностических факторов у пациентов с метастазами в позвоночник

.

Позвоночник

.

2011

;

36

(

11

):

910

917

.19.

Wang

M

,

Bünger

CE

,

Li

H

и др. .

Прогностическая ценность системы оценки Токухаши при метастазах в позвоночник с акцентом на различные группы первичных опухолей

.

Позвоночник

.

2012

;

37

(

7

):

573

582

.20.

Morgen

SS

,

Engelholm

SA

,

SA

,

Larsen

CF

,

Søgaard

R

,

DAHL

B

.

Качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с метастатической компрессией спинного мозга

.

Ортоп Хирург

.

2016

;

8

(

3

):

309

315

.21.

Паулино Перейра

NR

,

Janssen

SJ

,

Раскин

KA

и др. .

Наиболее эффективные опросники для измерения качества жизни, физических функций и боли у пациентов с метастатическим поражением позвоночника: перекрестное проспективное исследование

.

Позвоночник J

.

2017

;

17

(

7

):

953

961

.22.

Verlaan

J-J

,

Choi

D

,

Versteeg

A

и др. .

Характеристики пациентов, выживших менее 3 месяцев или >2 лет после операции по поводу метастазов в позвоночник: можем ли мы избежать неправильного отбора пациентов?

Дж Клин Онкол

.

2016

;

34

(

25

):

3054

3061

.23.

Bosanquet

N

,

Sikora

K.

Экономика лечения рака в Великобритании

.

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

568

574

.24.

Tipsmark

LS

,

BÜNGER

CE

,

Wang

M

,

Morgen

SS

,

DAHL

B

,

Søgaard

R

.

Медицинские расходы, связанные с лечением пациентов с метастазами в позвоночник: когортное исследование с последующим 8-летним наблюдением

.

BMC Рак

.

2015

;

15

(

1

):

628

.25.

Turner

I

,

KENNEDY

J

,

J

,

MORRIS

S

,

CROKKARD

A

,

CHOI

D

.

Хирургия и лучевая терапия при симптоматических метастазах в позвоночник более эффективны с точки зрения затрат, чем только лучевая терапия: анализ полезности затрат в U.К. Центр позвоночника

.

Всемирный нейрохирург

.

2018

;

109

:

e389

e397

.26.

Торат

М

.

Оптимальное лечение рака — недостижимая цель?

Ланцет Онкол

.

2004

;

5

(

9

):

530

.

Благодарности

Мы особенно хотели бы поблагодарить г-на Кристиана Нолла за статистический анализ. Мы хотели бы выразить благодарность каждому научному сотруднику и вспомогательному персоналу сотрудничающих центров за их помощь.

© Конгресс нейрохирургов, 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), который разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение произведения на любом носителе, при условии, что оригинальное произведение не изменено и не трансформировано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с журналами.разрешения@oup.com .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.